Обмен

Ср, 06/12/2013 - 21:45

Больница

В больнице за ним ухаживали две женщины средних лет. Довольно опрятные и милые, они изредка делали уколы и, наверное, в тишине читали про любофъ. Но ему всё равно было плохо. Этот запах дерьма был невыносим, и приходилось постоянно сидеть на унитазе. Для него оставалось загадкой, почему глупые людишки силой отдирают его от туалета и тащат назад. Неужели им нравится запах кала? Странно, но он приобрёл удивительную чувствительность не только к запаху своих отходов, но и к запаху других людей. Поэтому ему было никак не понять, почему люди так много тратят на лицо и так мало - на свой зад. «Может быть, важно не то, что у тебя внутри, а то, что снаружи?» - спросил он сам себя. Однажды бывший титан попытался осторожно затронуть скользкую тему в приватном разговоре с доктором, но его снова связали и вкололи сразу три ампулы.

Демон после многих дней мучений придумал, как не утонуть в смердящем запаха мочи и кала. Он откопал где-то противогаз и надевал его всякий раз, как только замечал человечину. Через месяц бывший Бог увидел сон: он купается в ванне с навозом и улыбается от наслаждения, а окружающие приговаривают: «Кушай, кушай, мой дружок». Сон был таким ужасным, что несчастный проснулся в слезах. Руки дрожали. Видимо, пары кала потихоньку проникали в его разум. Наверно, есть лишь две дороги: стать снова Богом или превратиться в дерьмо. Другого не дано. Ты кал, или управляешь калом. И бывший Бог, а ныне псих, решил, что обязательно выйдет из клиники. Может, он снова станет Богом?

Демон придумал план. Вместо забегов к туалету, он кукарекал, а вместо размышлений – щипал довольных сестёр за задницу. Они весело хихикали, надували щёчки, а по вечерам хвастались перед подругами, рассказывая печальную историю о любви «больного, но пылкого юноши». Наш пылкий юноша быстро понял, что если хочешь понравиться человеку, понравься его заду.

- Я очень, очень, очень рад вашему прогрессу, - сказал доктор подозрительным голосом. Ещё бы, как не радоваться, если под кроватью прячутся все медсёстры, настолько безобразные и грубые, что демон мог к ним притронуться, лишь выпив пару бутылок с водкой. Но когда в кровать протиснулся и сам доктор айболит, то не помогли и десять литров спиртного. Тошнотворные поцелуи доктора вызывали столько резкую рвоту, что недавний титан лежал с открытыми глазами, мечтая, что когда-нибудь встретит доктора в Аду. Он найдёт самый горячий, самый длинный кол во Вселенной, посадит на него старого распутника, а потом сварит в кипятке, медленно и со смаком. Но пытки на этом не закончатся. Утром он вновь его оживит, а вечером снова сварит. И так каждый день, неделю, год и тысячелетие. Бесконечные пытки во времени и пространстве.

Через неделю демона выписали. Правда, пришлось «поговорить по душкам» и с директором. Этого пузатого уродца он будет травить в Аду собаками и выкалывать глаза щипцами.

Когда демон выписали, он целый день блевал. Неудивительно, что из психушки на волю выходит так мало людей. Но ладно, с ними он расквитается в Аду, а теперь остаётся главный вопрос: «Как снова вернуть силу?»

Демон пришёл домой и стал лазить по сайтам. Как жаль, что мозг женщины, в тело которой он влез, не знал английского. Российский же интернет напоминал помойку с рассказами о сиськах Бритни Спирс и голых бабах олигархов. Здесь было всё, кроме полезной информации. Особенно его позабавили сайты о политике. Они делились ровно на две группы. Первые, их было большинство, доказывали, что президент святой, а вторые, что чёрт. Бывший Бог быстро понял, что в мусорной куче ничего не найти, поэтому плюнул и пошёл в библиотеку.

Одет чёрный демон был бедно, да и выглядел неважно. Библиотекарша с суровыми глазами уставилась на посетителя.
- Наверное, пинает муж, а дети орут матом, и посмотреть таким взором – её единственная радость. Ну, ладно, пусть смотрит. Доставим человеку удовольствие. Но и тебя я прихвачу преисподнюю, - подумал демон про себя, а сам сказал:
- Здравствуйте, можно мне прочитать жития святых.
Она уставилась на него, словно увидела приведение, вытянула челюсть и причмокнула:
- Чё, Библию что ли?
Демон понимающе подмигнул, замечая на столе журналы про секс, и пошёл к каталогу. Библиотекарша поцокала на высоких каблуках за ним, предлагая помощь, но он лишь устало махнул рукой:
- Сам справлюсь.
Про себя же подумал:
- Да что взять с людей. Понятно, что обезьяны недавно сошли с деревьев. А тут ракеты, компьютеры, формулы, вот и скучают. Их не ругать, а жалеть надо. По сути, несчастные люди. Работать и не любить свою работу. Жить и не любить свою жизнь. Надо бы за них взяться. Может, поможет искусственный интеллект? Тогда они будут думать про секс, а компьютер за них сделает всю работу. А так они от скуки все подохнут. Сдохнут за формулами и графиками. Потонут в терминах. Да, надо бы взяться. Бедные люди.

Демон положил на стол толстую стопку книг. После обмена он потерял свои мозги, и теперь не хватит и месяца, чтобы это переварить. Ах, если бы он был прежним. Щёлк, и за секунду ты всё понял. Как тяжело понимать, что ты превратился в полудохлого верблюда в центре огромной пустыни.

Он читал днём, а ночью думал. Страница за страницей, книга за книгой. Его бы признали самым упорным студентом на свете. Ошеломлённая библиотекарша даже стала прятать истории о сексе за книгами с забавными названиями, например, «молекулярные основы поведения», но ему был всё равно. Сейчас не до секса. Впрочем, если он вернёт свою силу, а она попадёт в Ад, то и мучить не станет. Так, поставит пару фингалов. А мужик найдётся. Хороший, добрый. Цербер, к примеру. Впрочем, стоило сесть за книги, как из головы студента уносились прочь все мысли, кроме одной, заветной. Чем больше студент читал, тем яснее понимал простую, в сущности, мысль: порочное тело мешает святой душе подняться наверх и воплотиться в святого, ангела или даже Бога. Порочное тело надо поставить под жёсткий, можно сказать, жесточайший контроль. Проще всего уехать подальше, например, в пустыню и в одиночестве калёным железом направить греховные мысли на пусть истины.

Жаль, как жаль, что он по пьяни повёлся на уловки ангела. Знал же, никому нельзя доверять. Каждый, если будет выгодно, ударит в спину. Просто слабые бьют словами, ворчанием, желчью, а сильные – пулями в тёмной парадной. И почему люди считают ангела добрым, а демона злым? Они что, не понимают, что ангел несёт ровно такую же вину за боль и страдания на земле, как и демон? Да, ангел вежлив и учтив, но разве смиренное лицемерие лучше плохой, но правды? Собственно, если бы ангел захотел, то давно бы смял демона – за его спиной сам Бог. Но ангелу выгодно, чтобы на ропот толпы можно было вытащить демоническое пугало и сказать: «Братца, вот злодей, вот враг». Глупые, они и не понимают, что так называемая драка будет длиться вечно, естественно, под командованием святого батюшки. Так поступает умный руководитель: держит рядом с собой некого лоха; наступят разборки - подставит и спасёт свою шкуру, а потом найдёт нового … лоха. Ладно, надо гнать в пустыню.

Сказано-сделано, и бывший демон после многочасового перелёта очутился в страшных песках Сахары. Украл ночью джип и помчался навстречу приключениям. Быть человеком он не хотел. Скучное это дело, быть человечком. Идти за своими инстинктами, жить не так, как хочешь, а как надо, всё время страдать то от вины, то от несбывшихся надежд. Он гнал по пескам, желая найти самый горячий, самый страшный уголок Сахары. Там-то он наверняка добьётся цели. Когда же увидел огромный бархан, то спел «слава-слава, королю». Песок был настолько раскалённым, что здесь не водились даже самые стойкие животные. Лишь мертвые пески, ветер, да солнце.

Демон разделся и поставил босые пятки на песок, однако боль в ступнях была столь сильной, что он, как набирающая скорость ракета, бросился обратно в машину. В житиях святых было написано: «Хочешь подняться наверх – дай телу под зад». Он так и поступил: собрав волю в кулак, плюхнулся обратно.
- Аааааааа, ооооооо, - завопил несчастный. Даже через два часа ступни горели адским пламенем.
Но бывший титан недаром обладал несгибаемой волей. «Ты вздумало кусаться», - закричал путник непокорному телу. Он достал из багажника хлыст и стал стегать себя по спине, рукам и ногам: «Я научу тебя слушаться, гадина!» Однако вскоре потерял сознание – видимо, перестарался.
- Здесь было что-то не так, может, плохой способ? Но святые не могли ошибаться! – бормотал упрямец, и, словно услышав голос с неба, сбросил остатки одежды и голышом нырнул в пески...