Огненные сфероиды 1943-го года

Втр, 12/02/2014 - 14:56

ПОЕЗДКА В ЧЕЛБАС

Наутро наш поезд прибыл в Тихорецк, мы пересели в электричку и доехали до Челбаса. Где-то здесь, по воспоминаниям Анатолия, произошел загадочный бой. За прошедшие десятилетия местность, конечно, изменилась, но после упорных поисков и бесед с местными жителями нам удалось примерно установить, где находилось поле боя. Впрочем, никаких следов и вообще ничего, что могло бы подтвердить или опровергнуть поведанную Анатолием историю, мы не нашли. Местные жители были очень внимательны и гостеприимны (в доме одного из них мы останавливались на ночлег), но почти ничем не могли помочь. Старожилы, правда, помнили, что здесь некогда произошел бой, в котором было много погибших, но никаких подробностей сообщить не могли... Что, в общем-то, и не удивительно — слишком много времени прошло уже после войны.
– Ну, что ж, — сказал Анатолий, когда наши поиски уже подходили к концу, — по крайней мере, раз уж мы здесь, то можем проверить кое-что еще...
Он достал из рюкзака карту, линейку, компас и транспортир и начал что-то замерять на карте. Несколько минут спустя Анатолий поднял голову и сказал мне:
– Знаете, Володя, направление на эту точку совпадает с направлением на... э-э... первый сфероид с ошибкой не более пяти градусов.
– Какой еще сфероид?! — воскликнул я в полном изумлении.
– Первый, — повторил Анатолий. — Но был еще и второй.
И вот что я услышал...

ОГНЕННЫЕ СФЕРОИДЫ СОРОК ТРЕТЬЕГО ГОДА

В тревожной обстановке тех дней он и другие ребята-подростки выполняли роль наблюдателей, обязанных извещать взрослых о возникающих опасностях. Таковых, естественно, хватало.
Однажды вечером, в конце января 1943 года (вероятно, 29 января — поскольку уже на следующий день хутор был освобожден советскими войсками), Анатолий прохаживался возле калитки, зорко осматривая окрестности до самого горизонта. Солнце зашло. Сгущались сумерки. Тоскливо угасал серый, пасмурный день. Накануне раздавались взрывы, по всему горизонту вздымались столбы дыма — немецкие войска, отступая, жгли и взрывали все, что не могли взять с собой. Но в этот вечер было исключительно тихо и темно.
Взглянув в юго-восточном направлении, несколько правее расположения станции Тихорецкой, Анатолий увидел очень странное явление.
На фоне надвигавшейся серой мглы, из-за линии далекого в этом секторе горизонта, появилось багровое низкое свечение протяженностью не менее километра. Зрелище напоминало горящую на осеннем поле стерню.

Свечение несколько секунд мерцало и колебалось, а потом вдруг быстро начало расти, принимая форму четко очерченного светящегося огненного пузыря, который за 10-20 секунд увеличился до грандиозных размеров, многократно превзойдя размеры солнечного диска на закате. Резкие, четкие, идеально-геометрические контуры сфероида с ясно видимой округлой, выпуклой поверхностью... Мягкий, неяркий оранжевый свет, похожий на свет восходящей Луны...

За всю войну Анатолий не видел ничего подобного. Особенно поразило его странное поведение сфероида. Достигнув максимальных размеров, он как бы замер на две-три минуты и продолжал ровно, без колебаний и каких-либо признаков внутреннего движения светиться оранжевым светом. Ни клубящегося пламени, ни проблесков взрывов, ни темных мазков дымных разводов не было заметно на его гладкой, будто полированной поверхности. Точь-в-точь мыльный пузырь, наполненный огнем!
Наконец, сфероид начал меняться. Поблекли и потускнели багрово-оранжевые тона, сменившись кое-где белесыми пятнами... Потом началось дробление сфероида на отдельные бледные лоскутья... Распад прогрессировал; между отдельными клочьями появилась темнота пасмурного вечернего неба, а сами клочья побледнели и как бы растворились в окружающем пространстве.

Наконец, все исчезло. Наступила темнота, но Анатолий, как завороженный, продолжал смотреть на то место, где только что полыхало оранжевое свечение. Там уже не было ничего — ни зарева, ни огонька, ни дыма...

Вдруг, через две-три минуты, явление повторилось, но уже на пару километров левее. Размеры сфероида на этот раз были значительно меньше — порядка 700-800 метров в основании. Несколько минут спустя он тоже исчез — распался, как и первый.

Странное чувство охватило Анатолия, когда он смотрел на эти сфероиды. Много повидав за войну, побывав в самом центре жестоких бомбежек, среди огней и пожаров, он никогда не ощущал ничего подобного. Это было ощущение неумолимо приближающейся, неотвратимой беды, беспощадной и неизбежной, готовой поглотить все и вся, накатившись огненным валом. Оно усугублялось полным отсутствием каких-либо звуков, которые — будь это просто взрывы — должны были разнестись на десятки километров вокруг. В целом картина настолько отличалась от всего, что видел Анатолий за годы войны, что он даже не стал поднимать тревогу, а все стоял и смотрел на горизонт. Но в сгустившейся мгле не было видно ни единого отблеска, отсвета или дыма...

Зная, что в районе Тихорецкой расположены два немецких склада боеприпасов, Анатолий решил, что они-то и были взорваны в этот вечер. И хотя внешнего сходства с подобными взрывами не было, да и само предположение оказалось неверным (один из складов — пристанционный — был взорван на другой день, около восьми часов утра, а второй спасла от взрыва наша разведка), видимость объяснения, как это часто бывает, заслонила реальность загадки.

Другие материалы рубрики


  • Загадочные объекты и явления в околоземном пространстве наблюдались всегда. Не зная их природы и причин возникновения, человек объяснял их, исходя из своего опыта, своих знаний. В доисторические времена, в эпоху древнего мира и в средние века небесные объекты и явления, как правило, связывались с божественной природой.
    Развитие наук и технологий в имеющиеся истолкования привнесло новые. Так, в XIX в. некоторые небесные объекты ассоциировались с появившимися воздушными шарами, чуть позже — с дирижаблями, затем — с аэропланами.
    Распространению сведений о загадочных небесных объектах и явлениях способствовало изобретение и развитие средств телекоммуникаций, развитие средств массовой информации (СМИ).
    К середине ХХ в. о небесных объектах и явлениях заговорила значительная часть населения Земли, проживающая в развитых странах. С одной стороны, это обусловлено быстрым и успешным развитием авиационной и ракетно-космической техники, а также освоением сначала стратосферы, а затем и околоземного космоса (геокосмоса). С другой стороны, сказалась высокая информированность больших групп населения в результате совершенствования телекоммуникаций и СМИ.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5

  • Востоковедение как наука зародилось в XVI-XVII веках, когда страны Европы вступили на путь колониальных захватов, хотя знакомство европейцев с арабским миром состоялось еще много веков назад. А вот египтология возникла значительно позже — датой ее рождения считают 1822 год, когда французский ученый Шампольон расшифровал систему египетского иероглифического письма. И лишь относительно недавно, в 1922 году, археологи впервые начали исследовать территорию по берегам реки Инд. И сразу же — сенсация: открыта ранее не известная древняя цивилизация. Ее назвали Хараппской цивилизацией — по имени одного из главных ее городов — Хараппы.

    Когда индийские археологи Д.Р.Сахин и Р.Д.Банерджи смогли наконец посмотреть на результаты своих раскопок, они увидели красно-кирпичные развалины древнейшего в Индии города, принадлежащего протоиндийской цивилизации, города довольно необычного для времени его постройки — 4,5 тысячи лет тому назад. Он был спланирован с величайшей педантичностью: улицы, протянутые словно по линейке, дома в основном одинаковые, пропорциями напоминающие коробки для тортов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4