Оклеветанная Жанна, или разоблачение "разоблачений"

Ср, 06/12/2013 - 22:05

"Разоблачение" 7. Безнравственная и жестокая Жанна.

В первую очередь искажаются мотивы, подвигнувшие Жанну вступить на ратное поприще.

"Жанна выполнила в пресловутый третий день большую часть миссии, возложенной на нее, - убедила Карла VII в том, что он король "милостью божией". Она сделала это в ущерб законному монарху, будь то малолетний король Англии (в соответствии с правом единоутробности и согласно завещанию), или герцог Орлеанский (в соответствии с салическим правом). Английский король Генрих VI Плантагенет приходился ей всего лишь племянником, герцог Орлеанский - сводным братом, а вот Карл VII - братом родным. "В средние века люди не затрудняли себя особыми принципами, каждый думал о своей выгоде и боролся за нее""[6].

Как видим, Жанна, болеющая душой за родную землю, которую попирают чужие сапоги, и превозмогающая свою женскую природу в стремлении вернуть Франции свободу и независимость, ревизионистов не устраивает. Им намного приятнее думать, что все это она проделала ради "своей выгоды".

"Жанна не обращала английских наемников в бегство мановением своего штандарта, напоминает член французской Академии истории Робер Амбелен в "Драмах и секретах истории" (Robert Ambelain. "Drames et Secrets de L'Histoire. 1306 - 1643). Сама Жанна признавалась, что "многократно" поражала врагов своим мечом из Фьербуа"[1].

"На вопрос, что она больше почитала, свое знамя или меч, она ответила, что гораздо больше почитала, т.е. в сорок раз, знамя, чем меч. На вопрос, кто приказал ей нарисовать на знамени упомянутое изображение, она ответила: "Я уже достаточно вам говорила, что ничего не делала, кроме как по указанию бога". Она также сказала, что, когда нападала на противников, сама носила указанное знамя, с тем чтобы никого не убивать; и она сказала, что ни разу не убила человека" (из протокола допроса Жанны в Руане от 27 февраля 1431 года) [8].
Вопрос: когда Жанна заявляла о том, что "многократно" поражала врагов "чудесным мечом"?

"Сразу после коронации у Жанны отобрали приданный ей ранее отряд из высокопоставленных полководцев и семи тысяч солдат. Объясняли это тем, что Жанна своей властностью, несдержанностью и другими действиями восстановила против себя своих соратников. К примеру: "... приказала отрубить голову ... Франке Д' Аррасу" (см.: Ангерран де Монстреле. Летопись, гл. 84); "Когда кто-нибудь из ее людей совершал ошибку, она изо всех сил колотила его своей дубинкой" (см.: Персиваль де Буленвиллье. Письмо герцогу Миланскому). Действительно, такое вполне могло иметь место. Великодушие и буйная жестокость - вот ее наследственные черты"[6].

1. Инцидент с Франке из Арраса случился намного позже, чем пишет автор данной реплики. В апреле 1430 года, незадолго до пленения под Компьеном, отряд Жанны вступает в стычку с англобургундской бандой, предводителем которой являлся наемник Франке д`Аррас. В результате этого сражения банда разбегается, а сам Франке попадает в плен к Жанне. Незадолго до этого события в Париже был разоблачен крупный заговор против бургундских властей, в котором принимали участие представители духовенства, ремесленники, торговцы. Жанна хочет обменять плененного Франке из Арраса на одного из участников этого заговора - некоего Жака Гийома, однако вскоре узнает, что Жак был казнен. Тогда Жанна не "приказывает отрубить голову" своему пленнику, а принимает решение передать его в руки бальи Санлиса, который требовал выдачи д`Арраса как преступника. После двухнедельного уголовного процесса Франке из Арраса был осужден и казнен.
2. Никакой дубинки в снаряжении Жанны не было. Что касается "жестокости" Жанны, то можно привести массу примеров того, как она относилась не только к своим солдатам, но и к вражеским.
После первой победы, по словам Жана Паскереля, "когда форт Сен-Лу был взят, англичане были умерщвлены там во множестве. Жанна премного сокрушалась, когда слышала, что они умерли без покаяния, и жалела их очень. Там же, на месте она исповедовалась. Она приказала, чтобы я пригласил целую армию поступить также, во имя благодарности Богу за победу, только что полученную".
В битве за Турель Жанна, получившая ранение и вернувшаяся в бой, кричала английскому военачальнику: ""Класидас! Класидас! подчинись, подчинись Королю Небес! Вы назвали меня шлюхой, но я имею большую жалость к вашей душе, и к вашим людям". В это мгновение Класидас, полностью вооруженный с головы до пят, упал в Луару, где и был утоплен. Жанна, тронутая такой его смертью, начала оплакивать душу Класидаса, и всех других, кто, в большом числе утонули, в то же самое время, что и он".
Луи де Кут на Оправдательном процессе описал эпизод, произошедший после битвы при Патэ. "К концу дня я застал ее там, где рядами полегли мертвые и умирающие. Наши солдаты смертельно ранили английского пленного, слишком бедного, чтобы заплатить выкуп. Жанна издали увидала это злое дело; она примчалась туда вскачь и послала за священником, а сама положила голову умирающего врага к себе на колени и старалась облегчить ему последние минуты нежными словами утешения, как сделала бы родная сестра, - и слезы сострадания струились по ее лицу".

"Своих солдат, отправившихся накануне сражения к гулящим девкам, она разбранила. Оседлав коня, Жанна гонялась за путанами по лагерю и даже сломала об их спины знаменитый меч, доставшейся ей от ее действительного отца Луи Орлеанского"[1].
Прошу обратить внимание на совершенно омерзительные интонации, которыми описана вышеприведенная сцена.
Герцог Алансонский на Оправдательном процессе действительно утверждал, что Жанна сломала свой меч о спину девушки из Оксера или Сен-Дени, но Луи де Кут категорически опроверг это заявление в своих показаниях: "Она не хотела, чтобы в армии находились женщины, и однажды около Шато-Тьерри, увидев девицу, прогнала ее, пригрозив мечом, но она не ударила ее, ограничившись тем, что мягко и сдержанно посоветовала ей не появляться больше среди воинов, иначе она, Жанна, примет против нее меры".