Орден ассасинов

Сб, 04/19/2014 - 19:45

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ХАШАШИНОВ С КРЕСТОНОСЦАМИ И МУСУЛЬМАНАМИ

26 ноября 1095 года Римский Папа Урбан II на церковном соборе в Клермоне призвал к крестовому походу для освобождения Иерусалима и Палестины из-под власти мусульман. Войска крестоносцев переправились в Малую Азию и 15 июля 1099 года, после долгой и кровопролитной осады, заняли Иерусалим. Римско-католическая церковь обещала участникам похода отпущение всех грехов. Тем не менее их армия напоминала скорее бандитов, чем благородных освободителей Гроба Господня. Прохождение крестоносцев сопровождалось невиданным доселе разбоем и разграблениями. В рядах рыцарей-крестоносцев не было единства, чем и воспользоваться Хасан I. Нищие европейские бароны, авантюристы и разбойники разного сорта, привлекаемые несметными сокровищами богатого Востока, создавали временные союзы и коалиции, которые никогда не отличались особой прочностью. Рыцари-крестоносцы, пытаясь разрешить внутриусобные проблемы, довольно часто пользовались услугами хашашинов. Многие предводители крестоносцев нашли смерть от их кинжалов.

Свергнув в Египте династию халифов-фатимидов в 1171 году, мамлюки Салах-ад-Дина, более известного в Европе как Саладин, с целью объединения всех усилий против крестоносцев для начала решили восстановить истинную веру и разгромили исмаилитов в Египте. Затем ринулись на крестоносцев — начинается тяжелейший период войн крестоносцев с мусульманским миром.

Иерусалимское королевство подвергалось одной атаке за другой. Вполне естественно, что в такой безвыходной ситуации им не оставалось ничего иного, как заключить союз с хашашинами. По большому счету, хашашинам было все равно с кем воевать и на чьей стороне выступать. Для них врагами были все — и христиане, и мусульмане. Богатые феодалы крестоносцев щедро оплачивали услуги хашашинов, и многие арабские аристократы и военачальники пали в этот период от кинжалов хашашинов. Даже самому Саладину пришлось пережить несколько неудачных покушений (по некоторым источникам — восемь), после которых он лишь по счастливой случайности остался жив — разгром исмаилитов в Египте ему не простили. Однако союз крестоносцев и хашашинов долго не просуществовал — крестоносцев подвела жадность. Ограбив исмаилитских купцов, король Иерусалима Конрад Монферратский подписал себе смертный приговор. После этого хашашины стали отправлять убийц в оба лагеря. Доподлинно известно, что за этот период от рук хашашинов погибли: шесть визирей, три халифа, десятки городских правителей и духовных лиц, несколько европейских правителей, такие как Раймонд Первый, Конрад Монферратский, герцог Баварский, а также видный общественный деятель, персидский ученый Абд уль-Махасин, вызвавший гнев Горного Старца своей резкой критикой в адрес хашашинов.

Из древних летописей известно, что в 1212 году Мухаммед Хорезм–шах усомнился в том, что в его окружении имеются исмаилиты. Помощник визиря подал знак, и пятеро слуг тут же вышли вперед, готовые ко всему. Вскоре их казнили, но шах недолго радовался обретенной безопасности — он получил послание от Горного Старца, где ему предлагалось выплатить по 10 тысяч динар за каждого казненного в качестве компенсации, а заодно прислали кинжал. Летописи утверждают, что шах намек понял…

Стоит отметить, что хашашины своим примером вдохновили многие тайные общества Востока и Запада. Европейские ордена подражали хашашинам, перенимая у них методику жесткой дисциплины, принципы повышения в ранге, технику знаков отличия, эмблем и символов. Хасан I прожил в Аламуте свыше тридцати лет, почти не покидая своей комнаты, откуда тем не менее эффективно управлял одной из самых сильных и духовно сплоченных организаций в истории человечества. Он умер в 1124 году.

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ГОРНОГО СТАРЦА

К концу XI века хашашины прочно укрепились в северо-западной Сирии, сформировав подобие независимого государства. Неприступной цитаделью им служила расположенная в этом районе горная крепость Масиаф. Глава ордена в Сирии Рашид ад-Дин ас-Синан (ум. в 1192 году), ставший следующим Горным Старцем, проводил политику террора в отношении прибывающих крестоносцев и местных правителей. В 1164 г. очередной преемник Горного Старца — Хасан II объявил себя имамом и провозгласил наступление новой духовной эры «Судного дня» («Дня Воскресения»). Он объявил все предписания шариата необязательными. Но уже его внук — Хасан III вернул обязательность всех установлений шариата, начал реформу вероучения и признал духовное лидерство аббасидского халифа.

Преемники Горного Старца, как и положено достойным ученикам, превзошли учителя, требуя от своих подчиненных абсолютного повиновения. Когда Анри, граф Шампанский, был в крепости Аламут, двое фидаев по сигналу владыки пронзили себе сердца кинжалом. Больше всего графа поразили их спокойные, поистине ангельские лица... Видимо, в то время эта агрессивная секта и получили название орден ассасинов.

Сильные мира сего искали благосклонности Горного Старца и его наследников на посту главы ордена, которые также носили имя Хасан как титульное. По свидетельствам некоторых хроник, иные владетельные особы «заказывали» ему сопредельных государей или своих соперников на пути к трону. «Заказ» выполнялся неукоснительно, даже если приходилось устраивать целую цепочку специфических действий, его было невозможно отменить заказчику, если он вдруг «передумал». Правда, Горный Старец не всегда рассчитывал на одну лишь ловкость своих фидаев. Он активно использовал подкуп, компрометацию и шантаж приближенных к главе государства должностных лиц или его охраны, чтобы поближе подобраться к жертве. Только в одном случае ассасинам не удалось ни одно покушение — личная гвардия знаменитого халифа Саладина оказалась предельно бдительной и неподкупной.

АДАПТАЦИЯ К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

Орден просуществовал более полутора столетий, пока крепость Аламут не разгромил и стер с лица земли внук Чингисхана Хулагу-хан в 1256 году. Глава ордена Рукн эд-Дин был убит. Все сокровища и архивы достались победителям, которые затеяли настоящую охоту на ассасинов. Мощь организации была подорвана, оставшиеся в живых — неизвестно от кого — получили команду: затаиться и ждать. Спустя пять лет, в 1272 году, правитель Египта Бейбарс I смог остановить и изгнать монголов, а в Сирии и Ливане добил ассасинов. Больше они не восстановили своего могущества. Ассасины, как и прежде, у истоков своего зарождения, были вынуждены рассеяться по горам и уйти в подполье. Мистическая идеология и психологическая технология ордена ассасинов в виде традиционной памяти сохранилась в исламских преданиях, в персидских и европейских хрониках.

Но исмаилитское движение продолжило свое существование. В XVIII веке иранский шах официально признал исмаилизм течением шиизма. Потомки последнего главы государства низаритов Аламута долго жили в Иране, скрывая свой статус, и лишь после этого смогли открыто возглавить низаритов. В 1841 г. исмаилитский имам Хасан Али-шах, приняв титул Ага-хана, вступил в конфликт с властями Ирана и бежал в Индию, где в Бомбее и возглавил местную исмаилитскую общину. Вслед за ним в Индию переселилось большинство исмаилитов. Британские власти их активно поддерживали. Род имамов стал династией британских офицеров. Они участвовали в нескольких афганских кампаниях. В конце XIX века общиной стал управлять Ага-хан III Ага Султан Мухаммад Шах, подчинивший себе низаритов Ирана, Сирии и Памира. Ага-хан III поставил своей целью адаптацию идей исмаилизма к современным условиям, в результате чего к середине XX в. низариты превратились в могущественную организацию, имеющую свои общины в 20-и странах мира, а также большие связи в финансовых и политических кругах.

В 1957 году прямой потомок последнего Старца Горы — Садретдин Ага-хан IV Карим-шах стал 49 имамом исмаилитов. В мире он более известен как борец за экологию, миллиардер-меценат и один из основателей Всемирного фонда защиты дикой природы. В 1967-1977 гг. Ага-хан был Верховным комиссаром ООН по правам беженцев, а после вывода советских войск из Афганистана он координировал оказание гуманитарной и экономической помощи этой стране. В 1991 году Ага-хан выдвигался Британией на пост Генерального секретаря ООН.
В то же время известный французский этнограф Жан Меллиер в конце семидесятых годов прошлого века побывал в местах компактного проживания исмаилитов на северо-западе Пакистана. Он пишет: «…я могу засвидетельствовать: ассасины существуют, ими управляет все тот же Старец Горы — имам Ага-хан. Где бы они не жили, все беспрекословно выплачивают ему десятую часть доходов. Но самое интересное — раз в год где-то в горах происходит тайный съезд всех иерархов секты, и они преподносят своему патрону золота, сколько он весит»…

Другие материалы рубрики


  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В 1405 году — почти за век до того, как Христофор Колумб открыл Америку, — отправился в путь один из самых больших за всю историю человечества флотов, им командовал адмирал — евнух Чжэн Хэ. Это было проникновение в мир иных народов высокой культуры, которая была настолько выше культуры аборигенов, что вызвала у них настоящее потрясение. Мореплаватели вели подробные и точные записи увиденного и составляли карты. Но со временем Китай погрузился в болото изоляции от всего остального мира, и мысли о мировой экспансии исчезли, а ценнейшие документы были попросту уничтожены. Со временем о небывалых достижениях просто забыли. Любые поездки китайцев за рубеж запрещались…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...С этого момента начинается история бесконечных войн Карла Великого. В 774 г. он одержал победу над лангобардами и на Пасху прибыл в Рим. Ему устроили невиданную по торжественности встречу, а он вручил папе дарственную на земли, намного превышающую по щедрости дар Пипина Кроткого. После этого Карл стал называться королём франков и лангобардов. Потом пришлось сражаться с союзником Дезидерия, герцогом Баварским. Франкский король присоединил к своим владениям Баварию, после долгой, кровопролитной, много раз возобновлявшейся войны, затем завоевал и крестил языческую Саксонию. Чтобы покорить эту страну, ему пришлось переселить на эти земли франков, и превратить в крепостных две трети её жителей, а также устроить невиданное по жестокости избиение сакских пленных в городе Вердене. В течение одного дня там было казнено четыре с половиной тысячи саксов, отказавшихся принять христианство. На востоке Карл воевал с аварами, и в результате этих войн народ авары перестал существовать. На этот раз ему не удалось даже никого крестить, ибо население было истреблено полностью. Вот как описывает эту войну Эйнхард: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн, если не считать саксонской, была та, которая последовала за походом в страну вильцев, а именно война против аваров, или гуннов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ... Тем временем, очень далеко от Франции и Англии произошло событие, которое взбудоражило всю Европу. В 1187 г. султан Египта и Дамаска Саладин отбил у христиан Иерусалим — бывший с 1099 г. столицей государства крестоносцев (Иерусалимского королевства). Как только эта ужасная новость достигла дворов европейских государей, было принято решение о новом крестовом походе, и Ричард поклялся принять в нем участие. Но весь следующий год ему было не до того. Он даже потратил значительную часть собранного для крестового похода чрезвычайного налога (так называемой Саладиновой десятины) на политическую и военную кампанию против Генриха II. В мятеж удалось вовлечь и принца Джона. Говорили, что известие об измене младшего сына стало роковым для английского короля. Потрясенный, он умер в 1189 г. в луарском замке Шинон, бывшем частью его континентальных владений (впоследствии этот замок прославился тем, что именно здесь Жанна д’Арк явилась ко двору дофина Карла)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Но не XVI век изобрел «козни дьявола». Вера в магию, чертей, колдунов и ведьм — древнейшего происхождения. В законодательстве самых «темных» столетий, как было принято некогда именовать раннее Средневековье, то предусматривались наказания для обвиняемых в ведовстве, то запрещалось их преследование. В VIII в. Карл Великий воспретил под страхом смерти в недавно обращенной тогда в христианство Саксонии «языческий обычай» сожжения ведьм. В решениях церковных соборов X в. указывалось, что убеждение некоторых женщин, будто они летали на шабаш, есть следствие происков сатаны, и доверие к таким рассказам равносильно впадению в ересь. Однако уже в XII—XIII вв. положение существенно изменилось. А в конце XV и начале XVI вв. восторжествовало вообще диаметрально противоположное мнение: кознями дьявола и ересью надлежит считать как раз неверие в реальность шабаша. Эта позиция была зафиксирована, между прочим, в получившей зловещую известность книге «Молот ведьм», написанной инквизиторами Г. Инститорисом и Я. Шпренгером и опубликованной в 1487 г. при прямом поощрении со стороны римского престола...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Вот уже восемьсот лет история о короле Артуре, мудром волшебнике Мерлине и доблестных рыцарях Круглого Стола числится среди самых востребованных сюжетов художественной культуры. То есть — за восемьсот лет можно поручиться, а дальше ее истоки теряются во мраке веков. Дальше мы просто не имеем достоверных письменных источников, а проследить судьбу устного предания очень трудно.
    Цикл артуровских романов Томаса Мэлори, напечатанных в 1485 г. под общим заглавием «Смерть Артура», был одним из первых в мире светских художественных произведений, изданных массовым, по меркам того времени, тиражом.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Летом 1187 г. войска султана Египта и Дамаска Салах-ад-Дина, известного европейцам под именем Саладин, подошли к стенам Иерусалима, который вот уже 88 лет был столицей Иерусалимского королевства, основанного в Святой Земле рыцарями-крестоносцами. Этому событию предшествовал целый ряд побед мусульманского полководца, в результате чего под его контроль перешло множество городов и крепостей ранее принадлежавших христианам: Сен-Жан-д'Акр, Яффа, Кесария, Арсуф, Бейрут, Иерихон, Наблус, Рамла. Особенно тяжелые последствия для пришельцев с Запада имела битва при Хаттине, когда основные силы крестоносцев были разгромлены, а король Иерусалимский Ги де Лузиньян был взят в плен.
    Положение жителей осажденной столицы было крайне тяжелым, чтобы не сказать — безнадежным. Им неоткуда было ждать помощи. Тем не менее они предприняли попытку оказать сопротивление...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.