Палеонтология. Часть 5. Игуанодон.

Пт, 05/09/2014 - 20:55

Ричард Оуэн, как никто другой, умел привлекать внимание общественности к своим научным изысканиям. В 1851 г. по его инициативе был создан первый в истории парк динозавров — так называемый Парк Хрустального Дворца. По эскизам Оуэна художник Бенджамин Хокинс создал ряд бетонных скульптур гигантских доисторических животных в натуральную величину (см. НиТ № 5, 2010). Среди экспонатов парка по праву занял свое место игуанодон. Созданную Хокинсом скульптуру можно увидеть в Лондоне и сейчас. Она изображает очень пузатую ящерицу, необъятное брюхо которой волочится по земле. Нос ящерицы венчает небольшой рог.

Представление Хокинса и Оуэна о внешнем облике игуанодона мало отличалось от представлений Мантелла. Однако сложилось так, что реконструкцию гигантской травоядной рептилии все чаще стали связывать с именем Оуэна, а последний не слишком спешил оповестить мир о заслугах своего коллеги. Сейчас уже трудно понять, почему и по чьей вине, но Гедеон Мантелл и Ричард Оуэн испытывали друг к другу острейшую неприязнь. Чаще всего биографы обвиняют в этом Оуэна, который, по их мнению, стремился присвоить себе чужие заслуги. Но не исключено, что между двумя светилами палеонтологии произошло что-то более сложное и недоступное постороннему глазу. В конце концов, Оуэн является бесспорным автором целого ряда блестящих палеонтологических исследований помимо описания игуанодона. Он был признанным авторитетом в области сравнительной анатомии ископаемых животных еще до того, как обратил свое благосклонное внимание на динозавров. Между тем, по свидетельству современников, оба великих палеонтолога, как Оуэн, так и Мантелл, обладали очень непростым характером.

В новогоднюю ночь 1853 г. Оуэн устроил в чреве бетонного игуанодона знаменитый банкет на 12 персон. Встретить Новый год в столь необычном банкетном зале были приглашены ведущие ученые Великобритании, но первооткрыватель игуанодона приглашения не удостоился. До самой своей смерти Гедеон Мантелл обвинял Оуэна в воровстве чужих научных идей, вошедший же в силу Оуэн как мог препятствовал карьере Мантелла. Но, по зрелому размышлению, реконструкция, из-за которой разгорелись такие страсти, того не стоила. Прошло несколько десятилетий — и она была раскритикована в пух и прах, а представления ученых о том, как выглядел игуанодон, кардинально изменились.

Многие ископаемые животные так и остались известными ученым по одному единственному, часто неполному, обнаруженному экземпляру. Но к игуанодону это не относится. Находки этой гигантской рептилии были весьма многочисленными. В 1860 г. останки игуанозубого ящера нашли прямо на территории Лондона. Произошло это в ходе строительства лондонского метрополитена, старейшего в мире. Читателю интересно будет узнать, что кости динозавра покоились в земле близ Бейкер-стрит, тогда еще не прославившейся на весь мир как место жительства гениального сыщика, творцом которого стал автор «Затерянного мира».

В 1879 г. в Бельгии, близ местечка Бернисарт, добывавшие уголь шахтеры наткнулись на останки целого стада игуанодонов. Кости залегали в породе на глубине 322 м. При дальнейшем исследовании пласта удалось обнаружить 38 практически полных скелетов. Видимо, игуанодоны, подобно многим травоядным, были стадными животными. Что именно стало причиной столь массовой гибели динозавров, неизвестно. Высказывалось предположение, что игуанодоны попали в бурный водный поток, захлебнулись и были погребены в речном иле. Как бы там ни было, палеонтологи получили уникальную возможность изучить анатомию этих животных, сравнивая различные экземпляры, что страховало от недоразумений вроде размещения на носу шипов, которым место на лапах.

Средняя длина обнаруженных в Бернисарте игуанодонов была около 10 м, самые большие особи достигали 13 м. Эта разновидность игуанодона на сегодняшний день считается крупнейшей. Позже игуанодоны были обнаружены на острове Уайт, в Монголии, в Тунисе, в Северной Америке в штатах Юта и Южная Дакота. Все они были мельче бельгийских, достигая в длину 6-8 м.

Как выяснилось, игуанодоны не имели рога на носу, зато в передней части челюсти у них красовался клюв, за ним следовали зубы, подобные зубам игуаны, но больших размеров и более частые. Мощные задние лапы ящера имели всего три пальца. Передние конечности были пятипалые и примерно на четверть короче задних. На больших пальцах передних лап располагались шипы — те самые, принятые Мантеллом и Оуэном за рога. Предположительно, игуанодон пользовался ими для защиты от врагов. Противоположный большому пятый палец на передней лапе ящера был тонким и гибким, явно используемым для захвата. Иногда этот отличный от остальных трех палец называют «мизинцем».
Для изучения Бернисартской находки Брюссельский музей естественной истории командировал группу ученых, которую возглавляли Луи Долло и Луи де Паув. Первый из этих двух палеонтологов позже вошел в историю науки как автор закона о необратимости эволюции, носящего его имя.

Создавая реконструкцию игуанодона с использованием новых данных, бельгийские ученые стали испытывать серьезные сомнения в том, что животное передвигалось на четырех ногах. Строением бедер и задних ног игуанодоны напоминали птиц, поэтому при воспроизведении его облика Долло и де Паув взяли за образец скелет страуса эму. Но они понимали, что игуанодон сильно отличается от птиц, прежде всего тем, что он имел длинный мускулистый хвост, сильные предплечья, запястья и кисти. Чтобы учесть и эти особенности, за образец взяли также скелет кенгуру. В конце концов получилась некая помесь кенгуру и нелетающей птицы — прямостоящий двуногий динозавр с птичьей шеей и хвостом, лежащим на земле.

Такой образ игуанодона, в корне отличающийся от реконструкции Хрустального Дворца, стал хрестоматийным на целое столетие. Именно его, как мы видели, использовал Конан Дойл в «Затерянном мире», написанном в 1912 г. Другой автор научно-фантастических романов на палеонтологическую тему — выдающийся русский геолог Владимир Афанасьевич Обручев, также изображал в своей «Плутонии» двуногого игуанодона: «На небольшой поляне стоял на задних лапах, подпираясь длинным и толстым хвостом, небольшой ящер, очень похожий на кенгуру; но только он был темно-зеленого цвета с бурыми пятнами, а голова его напоминала голову тапира, с нависающей хоботообразной верхней губой».

Представление об игуанодоне, передвигающемся на задних ногах и использующем передние конечности исключительно как хватательные, в значительной степени сохраняется в современной массовой культуре, но оно уже три десятилетия расходится с последними научными данными. В 1980 г. английский палеонтолог Дэвид Норман опубликовал работу, в которой убедительно показывал, что хвост игуанодона был слишком хрупок и животное едва ли могло опираться на него при ходьбе. Хвост не выдержал бы нагрузки. Вероятно, ящер держал его преимущественно вытянутым на весу и использовал в качестве балансира. На это, в частности, указывает тот факт, что позвоночник и хвост игуанодона поддерживались окостеневшими сухожилиями.

После публикации исследований Нормана игуанодоны в палеонтологических музеях и прочих научных заведениях вновь опустились на четвереньки. Но их нынешний образ все равно значительно отличается от мантелловско-оуэновского. Согласно современным представлениям, это — весьма поджарые и довольно подвижные существа, в случае необходимости способные развить скорость около 20 км в час. Правда, к настоящему галопу их конечности не приспособлены. Предполагается, что время от времени они все же поднимались на задние лапы, хотя в основном ходили на четырех. Было установлено, что три из пяти пальцев их передних конечностей (кроме большого пальца с шипом и длинного гибкого «мизинца») являются опорными.

Любопытно, что смешанное, двуного-четвероногое, передвижение игуанодонов описано в романе Обручева, увидевшем свет в 1924 г.: «Геологов манило к себе ущелье в горах, и все направились к нему. Но, отойдя немного, заметили, что на северной окраине поляны, за выступами леса пасется небольшое стадо ящеров. Одни, стоя, на задних лапах, обрывали своими толстыми губами листья пальм и молодые более нежные побеги хвощей и папоротников. Другие же, исключительно молодые, кормились травой, смешно подняв свой толстый зад выше головы и размахивая хвостом. Иногда они начинали резвиться и гоняться друг за другом то на четырех, то на двух ногах, делая неуклюжие прыжки».

Обручев, как мы видим, допускает, что детеныши игуанодонов были четвероногими, и по мере взросления переходили к прямохождению. Современные палеонтологи полагают более вероятным обратный процесс. С возрастом игуанодон все больше времени проводил на четырех ногах: передние конечности молодых особей составляли 60% от длины задних, у взрослых же этот показатель возрастал до 70%.

Другие материалы рубрики


  • ...Динозавры, которые были раскопаны в Нигере, были так необычны, что понадобилось почти два года, чтобы классифицировать их. Первым было найдено существо с гребнем на спине и зубами, похожими на зубы крокодила, которое рыбачило в реках Западной Африки сто миллионов лет тому назад. Затем ученые открыли примитивного длинношеего ящера, который был "живым ископаемым" уже сто миллионов лет тому назад, когда он бродил по африканским болотам. Фактически, он выглядел на сорок миллионов лет старше. Последним был Нигерзавр, загадочный растительноядный ящер с головой, похожей на лопату, и сотнями зубов, который выглядел удивительно причудливым даже для видавших виды палеонтологов. С другой стороны, в Африке отсутствовали типичные для более северных районов формы рептилий, так что в некотором смысле это был "затерянный мир".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Узнаете цитату? «Правый глазной (рабочий) зуб графа Дракулы Задунайского» (я не Кювье, но, судя по по этому зубу, граф Дракула Задунайский был человеком весьма странным и неприятным)». Так рассуждал про себя молодой программист Саша Привалов, герой знаменитой повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу», рассматривая экспозицию музея при научно-исследовательском институте Чародейства и Волшебства.
    Упомянутый в этой цитате Жорж Кювье был одной из наиболее значимых фигур в науке первой половины XIX в. Для многих образованных людей этого блестящего столетия он стал фигурой культовой, почти сказочной. Будучи величайшим знатоком зоологии и cравнительной анатомии того времени, естествоиспытатель включил в сферу своих научных интересов также изучение ископаемых останков, находимых в земле. О Кювье рассказывали, что ему достаточно увидеть один зуб животного, чтобы воссоздать весь его облик. Если быть точным, то сам зоолог говорил о своем умении «распознавать род и различать вид по одному обломку кости».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Когда в позапрошлом веке ученые, одного за другим, начали извлекать из земли вымерших в незапамятные времена огромных животных: мегалозавра, игуанодона, гилеозавра и т. д., им прежде всего бросилось в глаза сходство в строении костей с современными рептилиями: ящерицами и крокодилами. Вот и получила эта группа ископаемых существ название «чудовищные ящерицы» — динозавры. Более столетия в ученых кругах господствовало мнение, что и по образу жизни, и по физиологическим своим особенностям динозавры ближе всего стояли к нынешним пресмыкающимся. Считалось, что они были холоднокровными, т. е. температура их тела зависела от температуры окружающей среды. При реконструкции внешнего облика динозавров их, как правило, изображали покрытыми голой чешуйчатой кожей. Но палеонтологические исследования в конце XX — начале XXI вв. внесли существенные коррективы в это устоявшееся представлени

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Уильям Смит, Уильям Канибер, Уильям Бакленд, Чарльз Дарвин, Чарльз Лайелль, Ричард Оуэн, Гидеон Мантелл... В списке великих палеонтологов XIX столетия англичан больше, чем представителей всех других наций вместе взятых. Но среди этих последних имеется несколько таких, чьи имена не должны быть забыты ни при каких обстоятельствах. Например, француз Жорж Кювье или русский — Владимир Ковалевский.

    Владимир Онуфриевич Ковалевский стал первым российским естествоиспытателем, чей доклад был зачитан на собрании членов Королевского общества — самого авторитетного научного учреждения Великобритании. Темой доклада было исследование эволюции копытных. Труд русского ученого представил Королевскому обществу неутомимый рыцарь дарвинизма Томас Гексли. Он взял на себя смелость заявить, что предлагаемый вниманию высокого собрания материал — «самая важная работа за последние двадцать пять лет» и «кладет начало целому направлению исследований». Это тем более замечательно, что лишь очень небольшую часть своей короткой и бурной жизни Ковалевский смог посвятить.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Всю историю палеонтологической науки принято делить на два периода: додарвиновский и последарвиновский. Границей между этими двумя периодами считается 1859 г. — год опубликования знаменитой книги Чарльза Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора или сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь». Этот эпохальный обобщающий труд произвел революцию в естественнонаучном мировоззрении. Теперь находка любого ископаемого организма осмысливалась на совершенно ином уровне.
    В 1859 г. Дарвину было 50 лет, и на большинстве широко известных портретов автора «Происхождения видов» мы видим солидного cедобородого ученого. Между тем Чарльз Дарвин отнюдь не был кабинетным затворником, проводящим все свое время в окружении книг. Его жизнь была полна захватывающих приключений. Кроме обобщающих работ, на счету Дарвина целый ряд интересных полевых исследований, в том числе и палеонтологических. Свою научную деятельность он начал с кругосветного путешествия.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Они царствовали на Земле 160 миллионов лет. Для сравнения – история человека едва ли превышает 1 миллион лет. Они торжественно маршировали по нашей планете длительный промежуток времени даже по астрономическим понятиям. И исчезли практически мгновенно. Пришедших им на смену отделяло от этих монстров такая пропасть времени, которую трудно себе представить биологическому виду. Но вопрос о том, что стало истинной причиной исчезновения динозавров, будоражит умы не только публики, но и ученых, поскольку, как ни удивительно, разрешение этой загадки имеет самое непосредственное отношение к эволюции и происхождению млекопитающих, а значит, и к человеку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Еще полвека назад большинство антропологов рассматривало эволюцию человека как линейную последовательность видов: Homo habilis (человек умелый) — Homo erectus (человек прямоходящий) — Homo neanderthalensis (человек неандертальский) — Homo sapiens (человек разумный). Первый представитель рода «людей» Homo habilis появился в Африке на рубеже 2,5 млн лет назад. Около 2 млн лет назад часть популяций сменивших его Homo erectus покинула африканскую «колыбель» и вышла на просторы Евразии. Это была первая волна древних миграций человека. Около 600 тыс. лет назад с Черного континента в Евразию пришла вторая волна, приведшая к формированию в Европе вида, наиболее близкого к современному человеку, — неандертальцев.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В первой трети XIX в. ученые предпочитали объяснять наличие в геологических породах останков нескольких ископаемых фаун с помощью так называемой теории катастроф, или катастрофизма (не путать с математической теорией того же названия). Согласно этой теории, животные и растения на Земле существовали в неизменном виде с момента Сотворения и до тех пор, пока на их головы не обрушивался некий глобальный катаклизм — и гигантские волны погребали под мощным слоем ила, песка и глины все живое. Или огнедышащие вулканы заливали земную поверхность лавой и засыпали горячим пеплом. После этого на нашей планете возникала совершенно новая жизнь, что предполагает повторный акт Творения. Впрочем, почитающийся отцом-основателем теории катастроф Жорж Кювье на многократном Творении не настаивал. Он считал, что новые виды переселялись в ставшие безжизненными области из отдаленных районов, не затронутых стихийным бедствием. Спустя какое-то время эти районы в свою очередь были поражены катаклизмом и исчезли в морской пучине без следа. Вот почему новые виды появились словно бы ниоткуда.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • После того, как в первой четверти XIX в. англичанин Уильям Смит основал науку стратиграфию, его последователи создали довольно стройную картину постепенного развития жизни на Земле. Слой за слоем естествоиспытатели изучали найденные в породах окаменелые скелеты живых организмов, восстанавливая картины прошлого, пока не добрались до слоя, ниже которого подобные находки не попадаются. Эпоху, когда на нашей планете, очевидно, возникли первые существа с твердыми скелетами, способными сохраняться в породе, называют кембрийским геологическим периодом. Как установили со временем, он начался около 570 млн. лет назад. Выше этой временной границы ученые уже в XIX в. имели довольно богатый материал для исследований, тогда как ниже все терялось во мраке неизвестности. Однако кембрий едва ли мог считаться моментом возникновения жизни. Обнаруженные в этом слое организмы были слишком сложны и многообразны и явно были продуктом длительного развития. Другое дело, что, не имея твердых скелетов, предки кембрийских организмов истлевали, как тогда полагали, без следа.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Как считают китайские ученые, может случиться так, что все загадки древних рептилий будут разгаданы благодаря одной находке. На востоке Китая палеонтологи обнаружили самое крупное в мире «кладбище» динозавров, где более 54 тонн составляют останки утиноклювых динозавров. Последняя крупная находка большого количества окаменелых останков динозавров была совершена во время экспедиции, начавшейся в марте 2008 года. Основные открытия палеонтологов пришлись на район населенного пункта Лунду, где на участке длиной 300 и шириной 10 метров были обнаружены более трех тысяч окаменелых останков динозавров. Находки ученых помогут пролить свет на историю исчезновения древних животных...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4