Первый герб г. Харькова. Часть 2

Пт, 08/05/2011 - 14:16

Пятым Харьковским полковником с 1691 по 1706 гг. был другой сын Григория Ерофеевича — Федор Григорьевич Донец-Захаржевский.
Родовым гербом Донец-Захаржевских был герб «долива» — на голубом щите три красные розы с четырьмя лепестками, одна возле другой на белой полосе, или, как это звучит на языке геральдики, на белом рыцарском поясе, расположенном по диагонали из левого нижнего угла щита в верхний правый.
Шестым Харьковским полковником был Федор Владимирович Шидловский — зять умершего 28 августа 1706 г. во время военного похода пятого Харьковского полковника Федора Григорьевича Донец-Захаржевского.

Ф.В. Шидловский недолго занимал эту должность, так как был отстранен от управления Харьковским полком в связи с обвинением в служебных преступлениях, будто бы совершенных им в Польше во время одного из военных походов. И хотя вскоре обвинение было снято и Федор Шидловский получил назначение в армию уже не в чине полковника, а генерала, но к управлению Харьковским полком он не возвращался.

Седьмым Харьковским полковником был племянник Федора Шидловского — Лаврентий Иванович Шидловский, который сначала в 1706 г. был назначен наказным полковником, а затем в 1710 г. особым указом был утвержден в должности Харьковского полковника. В этой должности он состоял до конца 1711 г., а в 1712 г. именным указом Петра I был назначен полковником Изюмского полка.

Федор и Лаврентий Шидловские были потомками шляхетских родов, живущих в Западных областях Правобережной Украины. Их родовым гербом был герб «любич», изображающий в центре щита подкову с двумя мальтийскими крестами — один крест под подковой, а другой — внутри нее.
Восьмым и одиннадцатым полковниками Харьковского Слободского казачьего полка были представители рода Куликовских.

Первый из них — Прокопий (Прокофий) Васильевич Куликовский пришел в Слободскую Украину в свите Молдавского Господаря князя Кантемира в 1711 г. после неудачного Прутского похода Петра I. Прокопия Васильевича на Слобожанщине звали «волохом», т.е. молдаванином, хотя большинство исследователей считают, что он был из старинного западноукраинского шляхетского рода. П.В. Куликовский был лично известен Петру I и не раз привозил для него по поручению князя Кантемира секретные документы. В 1711 г. П.В. Куликовский принял русское подданство и продолжал служить в чине полковника в свите князя Кантемира.

Полковником Харьковского Слобожанского казачьего полка П.В. Куликовский был назначен в 1712 г. и выполнял эти обязанности до 1714 г. Служба в Харьковском полку позволила роду Куликовских стать владельцами обширных земельных участков как в самом Харькове, так и в его предместьях*. Сын Прокопия Васильевича — Матвей Прокофьевич Куликовский — был одиннадцатым Харьковским полковником и выполнял эти обязанности с 1757 по 1765 г. Именно в 1765 г. завершился полковой период в жизни города Харькова. Но судьбе было угодно, чтобы еще раз на Харьковской земле появился Харьковский Слободской казачий полк и еще раз был избран Харьковский полковник — уже двенадцатый по счету. Двенадцатый полковник тоже был из рода Куликовских — Михаил Матвеевич Куликовский — сын одиннадцатого Харьковского полковника Матвея Прокофьевича Куликовского. Михаил Матвеевич, как и большинство дворян тех времен, служил в армии и после ухода в отставку в звании полковника активно участвовал в общественной жизни Харькова, неоднократно избирался уездным предводителем дворянства.

*Последующие описи XVIII в. указывают, что род Куликовских владел в различных районах Харькова и его предместьях обширными поместьями. Например, участок на правом берегу р. Харьков от реки до современной улицы Пушкинской, ограниченный улицей Гуданова на севере и Московским проспектом на юге; земли, расположенные в районе Саржина Яра, и в других местах. Род Куликовских оставил следы и в топонимике Харькова: нагорный участок правого берега (коренного) реки Харьков, расположенный между Белгородским спуском и Черноглазовской улицей, получил название Куликовой горы. Имя Куликовских носили улицы Садово-Куликовская (теперь Дарвина и Революции), и Куликовская (теперь Мельникова).

Он возглавлял губернский комитет по сбору средств для основания Харьковского университета. Так как к моменту открытия Харьковского университета в 1805 г. не удалось завершить строительство университетских зданий, то с разрешения министра внутренних дел графа Кочубея здание генерал-губернатора, расположенное в самом центре Харькова, было передано университету, а резиденция губернатора была размещена с разрешения Михаила Матвеевича на его землях.

В 1812 г., когда над страной нависла угроза французской оккупации, в Харьковской губернии сформировался Харьковский Слободской ополченский казачий полк, и его полковником был избран Михаил Матвеевич Куликовский. Таким образом, представители рода Куликовских оставили заметный след в жизни нашего города, но к символике первого Харьковского герба их родовой герб не имеет отношения. Родовым гербом Куликовских был старинный герб «дрогомир»: на красном поле щита три скрепленные между собой бегущие ноги, закованные в латы и оснащенные шпорами. Как видим, герб рода Куликовских не имеет ничего общего с изображением, помещенным на первом Харьковском гербе.

Девятым Харьковским полковником был Григорий Семенович Квитка. Он возглавлял Харьковский полк с 1714 по 1734 г. По сообщению Ильи Ивановича Квитки, автора «Записок о Слободских полках с начала их поселения по 1766 г.», изданных в Харькове в 1883 г., дед Григория Семеновича Квитки — Афанасий Квитка переселился в Левобережную Украину в первой половине XVII в. и служил полковником в Гадяцком полку. Сын его Семен Афанасьевич Квитка переселился в Харьков в 1666 г., сначала служил сотником, а затем полковым судьей. Внук Афанасия Григорий Семенович также служил в Харьковском полку и был одним из самых уважаемых в полку людей. Еще не будучи полковником Харьковского полка, он в 1708 г. принимал в своем доме Петра I. Полковником его назначили по именному указу царя в 1714 г. Возглавлял полк он в течение 20 лет. Род Квиток берет свои корни из Польского шляхетства. К сожалению, нам не удалось разыскать документы, на которых был бы помещен герб Квиток. Изображение родового герба Квиток сохранилось только на мраморной плите, установленной на могиле писателя Григория Федоровича Квитки-Основьяненко. Мраморная плита простояла более 150 лет, и вырубленное на ней изображение под влиянием времени и кислотных дождей потеряло свою первоначальную четкость. Однако, применяя специальные методы фотографирования, нам удалось получить некоторые представления о гербе Квиток, а именно: на плите изображен щит, все поле разделено на шесть равных частей, и в каждой из них помещены различные геральдические символы. Хорошо различимы только некоторые из них: это рука в верхнем левом секторе и бегущая лошадь в правом центральном секторе. Остальные четыре изображения расшифровать не удалось. Но и без детальной расшифровки видно, что герб рода Квиток не похож на первый Харьковский герб, а его членение на шесть частей говорит о сложной родословной легенде.

Десятым Харьковским полковником был Степан Иванович Тевяшов, который возглавлял полк с 1734 по 1757 г. Его отец Иван Иванович Тевяшов был полковником Острогожского Слободского казачьего полка. В Харьков С.И. Тевяшов был направлен Государственной Военной коллегией и по докладу последней в 1757 г. был отправлен в отставку — более высоким чином бригадира*.

* В утвержденном Петром I «Табели о рангах» в армейской пехоте и кавалерии все военные звания делились на четырнадцать классов от генерал-фельдмаршала — I класс, до фендерика — XIV класс. Полковник относился VI классу, бригадир — к V, генерал-майор — к IV и т.д.
Род Тевяшовых берет свои корни из Золотой Орды. Родоначальником был некий Ордыхозя, который перешел служить Великому князю Московскому Василию Дмитриевичу (1389-1425 гг.). После крещения Ордыхозя назвали библейским именем Азарий. Одного из внуков Азария звали Тевяшем, и от него пошел род Тевяшовых. В 1508 г. за верную службу Ивану Никитичу Тевяшову отец Ивана Грозного Василий Иванович пожаловал грамоту на вотчину, т.е. на родовое, наследственное землевладение.

Вот как описывает герб рода Тевяшовых «Общий гербовик Дворянских родов Всероссийской империи»: «в щите, разделенном на двое, в верхнем красном поле изображен золотой крест, и по сторонам его по одной шестиугольной такого же металла звезде. Под ними находится серебряная городская стена, а через оную вниз летящая стрела вонзена в серебряную луну, означенную в голубом поле...».

Другие материалы рубрики


  • «Звитяга» — редкоупотребляемое (западноукр.) слово в современном украинском языке, иначе — «Перемога».
    1. Відзнакою Президента України — медаллю «За працю і звитягу» (далі — медаль «За працю і звитягу») нагороджуються громадяни України за вагомий особистий внесок у розвиток економічної, науково-технічної, соціально-культурної, військової, державної, громадської та інших сфер діяльності, багаторічну сумлінну працю, зразкове виконання службових обов'язків...
    Знак отличия Президента Украины — медаль «За отличную службу» І степени изготовляется из нейзильбера и имеет форму креста, стороны которого представляют собой изображение щитов. Поле щитов покрыто эмалью красного цвета, пружки — из белого металла. На верхней и нижней сторонах креста размещен меч острием вверх. В центральной части креста — медальон с изображением малого Государственного Герба Украины в обрамлении венка из дубовых листьев и ленты с надписью «За отличную службу». Все изображения рельефные. Размер медали — 43 мм.
    Обратная сторона медали плоская, с выгравированным номером...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Старейший польский орден Белого Орла, по преданию, был учрежден в 1325 году королем Владиславом Коротким. В связи с часто менявшейся политической обстановкой награждение этим орденом то прекращалось, то возобновлялось вновь. Орден восстановлен 1 ноября 1705 г. королем польским и курфюрстом саксонским Августом II во время свидания со своим союзником — русским царем Петром I. Первыми награжденными стали немногочисленные магнаты, еще сохранявшие верность Августу II, в то время уже фактически лишенному власти в Польше, которая перешла к ставленнику шведов Станиславу Лещинскому.



  • «НиТ» уже рассказывал на своих страницах о наградах — в статье об орденах Российской Империи (см. «НиТ» №7 за 2006г.). Увы, как и все, что имеет связь с политикой, награды любого государства имеют тенденцию к деградированию из-за того, что часто ими отмечают людей (в угоду сиюминутной политической выгоде), которые абсолютно недостойны их. Так было всегда и во всех странах. Так было в Российской Империи, когда вторым человеком в списке кавалеров ордена Андрея Первозванного (высшего ордена в империи) оказался преданый впоследствии за измену анафеме гетман Мазепа. Или когда кавалерами многочисленных орденов становились не настоящие герои или выдающиеся деятели государства, а фавориты и фаворитки — за «боевые и трудовые успехи» на императорских ложах. То же самое было и с наградами Советской власти, начиная от Нестора Махно — одного из первых кавалеров ордена Красного Знамени, и заканчивая многочисленными африкано-азиатскими «друзьями» СССР, бывшими даже Героями Советского Союза. Недалекие политики часто сваливают их вместе — Героев и Предателей, Тиранов и Освободителей, Гениев и Бездарей. Некоторых из «кавалеров» государственных наград наедине друг с другом нельзя было бы оставить на несколько минут! Того же Махно и Блюхера, или Меншикова с Мазепой.



  • Орден Александра Невского в СССР был вновь учрежден 29 июля 1942 г. одновременно с орденами Суворова и Кутузова, для награждения командного состава Красной Армии. В статуте изначально определялось, что орденом могут награждаться лишь командиры воинских частей от взвода до полка включительно. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1942 г. возможность награждения орденом была установлена и для командиров дивизий и бригад. Орден Александра Невского являлся младшим из «полководческих» орденов. Он был единственным среди них, имеющим только одну степень. Орден вручался почти вдвое чаще, чем все остальные «полководческие» ордена вместе взятые. Несмотря на это, он встречается гораздо реже многих других орденов, что объясняется частой гибелью кавалеров ордена в последующих боях и подчеркивает боевой характер самого ордена.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Гетман Скоропадский, несмотря на взрывоопасное социально-политическое наследство (более 30 политических партий и др.), экономическую разруху, австро-немецкую оккупацию (по приглашению руководителей Центральной Рады), анархию, бандитизм, атаманщину и другие тянущие ко дну тяжелые вериги сумел так вести государственный корабль, что в конце 1918 г. в стране (по утверждению В.Г. Семененко и Л. Радченко, Історія України, Харків, 2000 р., ст. 297-302) были достигнуты невероятные для тех условий успехи, а именно:
    • Украину де-факто признали более 30 государств Европы и Америки.
    • Была создана 200-тысячная армия.
    • За 230 дней гетманского правления были приняты более 300 важных для страны законопроектов и более 400 законодательных актов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...События октября 1917 г. в корне изменили взгляды на символику нового государства и его городов. Одним из первых декретов Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров от 11 ноября 1917 г. был декрет, отменявший все старые сословия, чины, привилегии, титулы, звания и ордена (В Российской империи все население делилось на два сословия: податные сословия — крестьяне и мещане, и привилегированные сословия — дворяне и духовенство. — И.С.)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Первая половина XVII в. Идет напряженная борьба русского и украинского народов за Русское Поле.
    За то Поле от Волги до Дуная, по которому смерчем прокатывались орды номадов: гуннов, обров, угров, торков, хазар, печенег и многих других.
    За то Поле, которое в XI в. захватили воинственные кипчаки, прозванные на Руси половцами, и двести лет наше Поле называлось Половецким Полем.
    За то Поле, которое полчища Батыя превратили в Дикое Поле, где несмотря на плодородные черноземы, обилие воды и солнца четыреста лет никто не пахал и не сеял!
    В XVI в. современный город Тула был крепостью, стерегущей степных грабителей почти на самой границе Дикого Поля. На таком же примерно расстоянии от границ Дикого Поля находился в XVII в. «мать всех городов русских» древний Киев.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • В этой части нашего повествования мы сопоставим основные этапы развития российской городской геральдики с видоизменениями харьковских гербов.\
    ...Кадуцей имел вид короткой позолоченной палицы, увенчанной с одного конца крыльями и обвитой на всей длине двумя змеями. Первоначально кадуцей был атрибутом вестника олимпийских богов Гермеса и его древнеримского двойника Меркурия. Гермес был глашатаем воли Зевса, чем объясняется окрыленность его кадуцея. Позже кадуцей, подобно современному белому флагу, был атрибутом парламентеров, посылавшихся в неприятельский лагерь. Кадуцей держали в руках герольды, распоряжавшиеся турнирами и дворцовыми церемониями. Герольд, держащий в руках кадуцей, был при коронации последнего российского императора...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Брестская уния получила название от белорусского города Бреста, где в 1589 г. на объединенном соборе католической и православной церквей, часть представителей православной церкви Украины и Белоруссии признали своим главой Римского Папу, сохраняя при этом богослужение на славянском языке и традиционную обрядность православной веры. Идеологами Брестской унии были ополяченные украинские светские и духовные феодалы, которые в условиях единого польского государства — Речи Посполитой — стремились сохранить и укрепить свои привилегии. Этот союз двух церквей получил название греко-католической, или униатской церкви. Используя униатскую церковь, католическое духовенство значительно усилило свое пропольское влияние на территориях Украины и Белоруссии, а создание иезуитских школ для обучения детей шляхетских украинских фамилий способствовало росту отступников, даже в семьях с сильными православными традициями.



  • Ордена и медали… Мы привыкли видеть их 9 мая на груди ветеранов, но редко задумываемся, что стоит за их блеском и чего стоят эти знаки отличия на самом деле. История различных наград порой интересна не менее, чем судьба людей, которые их удостоены. Сменявшие друг друга исторические эпохи приносили с собой новые награды, но были и исключения. Так, например, орден Александра Невского является единственной наградой, существовавшей (с определенными изменениями, конечно) в наградных системах Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации.
    В первой четверти XIX века самыми славными и яркими награждениями орденом являются именно те, что связаны с подвигами в Отечественной войне 1812 года. Тогда кавалерами ордена Александра Невского стали генералы Н.Н. Раевский (за Бородино), П.П. Коновницын и А.И. Остерман-Толстой (за Бородино). Несколько человек, имевшие ранее простые орденские знаки, получили еще и алмазные. Среди них, кроме упоминавшегося выше М.И. Платова, — генералы Ф.П. Уваров, М.А. Милорадович (за Бородино) и Д.С. Дохтуров (за Бородино). В период войн с Наполеоном 1812-1814 годов орден Святого Александра Невского выдавался 48 раз, из них 14 орденов с бриллиантами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6