Поход монголов. Часть 2

Чт, 07/24/2014 - 21:04

Мамлюкский всадник. Гравюра

Сражение при Айн Джалут

Мамлюки. Средневековая гравюра

Армия царевича Хулагу. Средневековое изображение

-

МАМЛЮКИ — ПРАВИТЕЛИ ЕГИПТА

Египет — страна богатая, но мобилизовать для военной службы крестьян-феллахов или торговцев с базаров было более чем проблематично. Они платили налоги в казну султану и не хотели воевать. Поэтому правительство Египта покупало в рабство юношей и, обучив их военному искусству, использовало их для военной службы. Так как эти рабы принадлежали государству, их называли мамлюками (государственными рабами). При этом экономическое и социальное положение мамлюков было неизмеримо выше, чем свободных налогоплательщиков. Они были хорошо организованной, сплоченной и единственно реальной силой в стране. Мамлюки побеждали врагов ислама — крестоносцев, и именно они заставили Людовика IX сдаться на милость победителя.

С монголами у мамлюков были личные счеты. В свое время все они были захвачены монголами в рабство или плен и проданы на невольничьих базарах. Покупка воспринималась ими почти как освобождение. В Египте они попадали к своим землякам — кыпчакам, черкесам, туркменам, только проданным раньше и успевшим закрепить свое положение. Те оказывали землякам поддержку и вместе с ними проклинали монголов, лишивших их родины и свободы. Но теперь, в 1259 г., монголы опять угрожали им, и они понимали чем. Опять стоять нагим и скованным на невольничьем базаре, ждать, когда тебя купят и пошлют копать оросительные каналы под палящим солнцем — это, пожалуй, хуже смерти в бою. Поэтому мамлюки решили сражаться до последней капли крови, а воевать они умели не хуже самих монголов. Ведь они были такие же степняки, как и те, которые шли на них, а в военном таланте Кутуз и Бейбарс не уступали найману Кит-Буке.

В надвигавшейся схватке мамлюки имели несколько важных преимуществ. Богатый Египет как база наступления был ближе к Палестине, чем разоренный войной Ирак. Монгольские войска были утомлены походом, а мамлюки тщательно подготовили людей и коней. Сирийские мусульмане так же жадно ждали султана Кутуза, как год назад христиане — хана Хулагу. И, наконец, у мамлюков оказался неожиданный союзник, а у монголов — два непредусмотренных врага. Поэтому чаша весов победы закачалась.
К Египту были обращены взоры всех мусульман, ибо только он оставался последней опорой ислама. В Каире власть уже несколько месяцев была в руках тюркского военачальника Кутуза. Султанша Шагарат-ад-дорр («Драгоценное древо», рабыня армянского происхождения, красивая и коварная) и ее муж султан Айбек, процарствовав вместе семь лет, кончили тем, что «ушли в небытие». По этому поводу долгое время ходили многочисленные слухи. Те, что пользовались особой популярностью, смешивали вместе любовь, ревность и политические амбиции.

Получается так, что якобы султанша однажды, как это было принято, прислуживала своему супругу в бане (хамман) и, пользуясь моментом расслабленности и интима, упрекнула султана за то, что тот взял себе в наложницы прелестную четырнадцатилетнюю рабыню. «Неужели я тебе больше не нравлюсь?» — спросила она его ласково. Но Айбек грубо ответил: «Она молода, а ты уже нет». Шагарат-ад-дорр задрожала от ярости. Она залепила супругу глаза мыльной пеной и сказала несколько примирительных слов, чтобы усыпить его бдительность, а затем неожиданно схватила кинжал и вонзила ему в бок. Айбек упал. Султанша несколько мгновений оставалась неподвижной, как бы в оцепенении. Потом, направившись к дверям, позвала верных рабов, чтобы убрать труп. Но, к ее несчастью, один из сыновей Айбека, которому было пятнадцать лет, заметил, что вода, вытекавшая из хаммана наружу, окрасилась в красный цвет. Он бросился в хамман и увидел за дверью Шагарат-ад-дорр, полуобнаженную и еще державшую в руке обагренный кровью кинжал. Она побежала по коридорам дворца, преследуемая своим пасынком, который поднял на ноги стражу. Султанша чуть было не ускользнула от них, но в последний момент оступилась и сильно ударилась головой о мраморную плиту. Когда к ней подбежали, она уже не дышала.
Хотя эта версия весьма романтизирована, она все же представляет исторический интерес, поскольку, очевидно, воспроизводит то, о чем говорилось по поводу этой драмы на улицах Каира в апреле 1257 года.

Как бы то ни было, после гибели двух суверенов трон занял юный сын Айбека. Но ненадолго. По мере возрастания монгольской угрозы командование египетской армии стало понимать, что юноша не сможет возглавить отпор столь сильному противнику. В декабре 1259 года, когда орды Хулагу обрушились на Сирию, произошедший переворот привел к власти Кутуза, человека зрелого и энергичного. Он сразу заговорил языком священной войны и призвал к всеобщей мобилизации против врагов ислама. Как следствие, страна перешла на военный лад. В июле 1260 года сильная египетская армия выступила для противостояния нашествию.

НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ

Христианские князья Палестины, теснимые мамлюками, не пришли в восторг при известии о приближении хоть долгожданных, но столь грозных и кровожадных союзников. Высшее руководство орденов Храма (тамплиеров) и Святого Иоанна (иоаннитов), рыцари которых составляли основу франкского войска, открыто заявили о том, что «если придут монгольские черти, то они найдут слуг Христа готовыми к бою». Более того, на военном совете обсуждался вопрос о заключении союза с мамлюками против монголов. Хотя официально союз не был заключен, крестоносцы пошли навстречу мамлюкскому султану.

Рыцарям-крестоносцам становятся ближе степные «варвары», обращенные в ислам, нежели их собратья степняки, исповедующие христианскую веру. Именно эта концепция, принятая без каких-либо доказательств, больше всего удовлетворяла более активную часть средневекового рыцарства и купечества.
Второе непредвиденное осложнение возникло в Грузии. До 1256 г. эта страна считалась улусом Золотой Орды, а по смерти Бату перешла в ведение хана Хулагу. Монголы считали грузин своими естественными союзниками и поэтому не лишили их самоуправления. В Тбилиси сидели одновременно два грузинских царя Давида (Давид Нарин и Улу Давид — малый и большой), причем Улу Давид был женат на монгольской княжне. От Грузии требовались только уплата налогов (сами монголы тоже платили подушную подать) и участие в войне с мусульманами, исконными врагами Грузии. Но в 1259 г. грузины восстали.

Сделали они это крайне непродуманно. Сначала восстал Давид Нарин, но, не добившись успеха, бросил страну и удрал в имеретинские горные замки. Затем восстал Улу Давид, но потерпел поражение и тоже сбежал, покинув свой народ на расправу. В 1262 г. он вернулся и вымолил прощение. Царские безумства стоили Грузии много крови, а для христианского дела оказались трагичными, так как монголы, вместо того чтобы опереться на грузинские войска, истратили свои резервы и время на их разгром в тот момент, когда в Палестине был дорог каждый человек. Выиграли от такого стечения обстоятельств только воинственные мамлюки.
В 1259 году нойон Кит-Бука сделал предложение палестинским католикам-крестоносцам о военном союзе против мусульман Египта. Но в Палестине тогда не нашлось ни одного дальновидного, властного и смелого правителя, и рыцари отвергли предложение монголов.

Это откровенная измена делу, которому они обещали служить — считал Лев Гумилев. А в трактате «В поисках вымышленного царства» Гумилев назвал главным виновником раздора между монголами и франками графа Жюльена Сидонского, о чем речь пойдет далее.

Другие материалы рубрики


  • В 1253 г. на извилистых берегах верховьев реки Онон состоялся курултай монгольского народа-войска. Было принято стратегическое решение завершить войну в Китае, для чего был назначен царевич Хубилай, и освободить от мусульман Иерусалим, что было поручено царевичу Хулагу. Странно и удивительно — но крестоносцы отнесутся к идее военного союза с монголами, как к предложению изгонять бесов с помощью сатаны. Палестинские рыцари решат, что привычное зло — меньшее зло, и помогут своим старым соседям-соперникам против новых неведомых народов, хотя и христиан. О чем со временем сильно пожалеют...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • История крестовых походов ассоциируется у большинства людей с борьбой европейских рыцарей за «Гроб Господень», то есть за Иерусалим. Но не менее захватывающие события происходили и после утраты крестоносцами последних крепостей в Палестине и на Леванте. В Северной Европе действовал рыцарский Орден Святой Марии Тевтонской, который боролся с последними языческими государствами Европы, а заодно и пытался захватить владения Польши и Новгородского княжества. Другим театром военных действий крестоносцев с иноверцами были Балканы. «Сарацинами» XIV века были турки-османы, которые стремительно расширяли свои владения в Европе и Азии.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Впервые учение, близкое катарам, было замечено в Европе в середине Х века. В далекой, окраинной стране Болгарии жил в то время поп Богомил. Лишь по хулам противников знаем мы его проповеди. Слова же его всколыхнули всю страну. Ведь Богомил рассказал людям то, что долго скрывали от них.
    Спокон веку льются кровь и слезы, и никто не объясняет, почему так беспомощен Бог. Люди книжные и попы боятся говорить, что есть два Бога: один из них добрый, другой злой. Есть Господь и есть Люцифер, оба они равны по силам. Бог сотворил душу, Люцифер  — тело. Душа ищет небо, тело  — грязь. Душа молится, тело мотовствует. Душа  — голубь, тело  — свинья...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4

  • Вначале XIII века, в то время когда европейские страны были заняты решением своих собственных проблем, молодой монгольский воин по имени Тэмуджин выступил в поход против татар, живших на землях, лежавших к востоку от той территории, которую занимали монгольские кланы. Достигнутый им успех позволил создать базу для дальнейшего расширения границ, и Тэмуджин смог приступить к созданию собственной великой империи.
    Она зародилась в степях Центральной Азии и стала самой большой империей в истории, протянувшейся от Центральной Европы на восток до Японского моря и на север - в Сибирь, на юго-восток и юг - к Индийскому полуострову, Индокитаю и Ирану, на запад - в Левант и Аравию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В марте 1357 г. пленный французский король Иоанн Добрый подписал в Лондоне мирный договор, в котором были признаны все захваты Черного Принца. Но правивший страной в отсутствие отца дофин Карл и Генеральные штаты отказались признать этот документ. Несмотря на крайне тяжелое положение, лишенная короля и армии Франция не была настроена на капитуляцию. Но до национальной консолидации было еще далеко...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Понятие «Столетняя война» было придумано историками в XIX в. Тогда же были определены и хронологические рамки 1337 — 1453 гг., когда затяжной конфликт между двумя могущественными королевствами Западной Европы принял особенно интенсивный характер. Между тем это название довольно условно. Войну вполне можно назвать по крайней мере Трехсотлетней. Корни конфликта восходят к временам норманнского завоевания Англии (1066 г.)., а постоянные столкновения между двумя королями за владения на континенте не прекращались со второй половины XII в. Условность термина выявляется особенно ярко, если учесть, что в период 1337-1453 гг. неоднократно заключались перемирия.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5