Польское восстание 1863-1864 гг.

Ср, 03/14/2012 - 13:47

Панорама Марцина Залеского «Взятие варшавского арсенала». Восстание 1830 г.

Разгон народной демонстрации в Варшаве 8 апреля 1861 года. Гравюра 1861 г.

«Мы куем косы». А. Гроттгер. Из серии, посвященной польскому восстанию 1863 г. (косы, насаженные на древка — традиционное оружие польских повстанцев)

Русская армия в Варшаве во время военного положения. 1861 г.



Больно, если освобождение выйдет из Зимнего дворца,
власть царская оправдается им перед народом и,
раздавивши вас,
сильнее укрепит свое самовластье, нежели когда-либо.
А.И. Герцен. Обращение к российскому дворянству.

11 апреля 1861 г., спустя неполных два месяца после обнародования манифеста об освобождении крестьян, А.И. Герцен, уже много лет как обосновавшийся в Лондоне с тем, чтобы выпускать здесь свободный от цензуры русский журнал, опубликовал заметку, в которой говорилось следующее: «С упованием на новую поступь России, с бьющимся сердцем ждали мы наш праздник. На нем первый раз от роду при друзьях русских и польских, при изгнанниках всех стран, при людях, как Маццини и Луи Блан, при звуках «Марсельезы» мы хотели поднять наш стакан и предложить неслыханный при такой обстановке тост за Александра II освободителя крестьян!.. Но рука наша опустилась; через новую кровь, пролитую в Варшаве, наш тост не мог идти».

Польское восстание 1860-х годов отбросило мрачную тень на все царствование Александра Освободителя, весьма затруднило примирение правящей элиты с либеральной интеллигенцией, которое, как мы видим из заметки Герцена, было возможно и могло оказаться весьма плодотворным. Об этом событии очень трудно составить объективное мнение. Пролитая кровь, польская и русская, не способствует беспристрастности суждений. Хотя с момента восстания минуло уже полтора столетия, страсти до сих пор не улеглись. В статьях на данную тему нет недостатка, но они, большей частью, выполнены в резких черно-белых тонах: чистые и возвышенные борцы за свободу и счастье своего народа — польские повстанцы — и кровавые царские палачи. Или наоборот: мудрая, отечески снисходительная императорская власть — и подлые неблагодарные мятежники. В зависимости от личных пристрастий автора.

Однако реальная картина Польского восстания исключительно сложна и многообразна. Чтобы в ней разобраться, надлежит чаще давать слово непосредственным очевидцам и участникам событий, что автор данной статьи и постарается сделать. Начнем, пожалуй, с воспоминаний небезызвестной Софьи Васильевны Ковалевской, чье детство прошло в Витебской губернии, которую повстанцы считали польской территорией, вследствие чего она была затронута беспорядками. Софья Васильевна рассказывает: «Положение моего отца при этих обстоятельствах было далеко не завидным. Он, правда, не принимал ни прямого, ни косвенного участия в самом восстании, в успех которого он не верил. Он считал, что восстание было делом исключительно одной партии, именно дворянской, а вся масса населения (крестьяне и мещане) была к нему совершенно равнодушна или даже враждебно настроена. Его мать была русской, и сам он по своим склонностям был наполовину русским, тем более, что он большую часть своей жизни провел в России и с ранней молодости служил в царской армии. Все это должно было оградить его от подозрений, но он все же был польского происхождения, и этого было достаточно, чтобы он считался подозрительным. Его положение в качестве предводителя дворянства, а следовательно представителя подозрительного теперь класса, считалось тоже опасным. Все его коллеги в соседних губерниях пали первыми жертвами при восстановлении порядка. Он был единственным счастливо избегшим этой судьбы. Но положение его было далеко не покойным. Тем более, что он твердо решил не относиться к правительству с трусливой покорностью, а защищать интересы своих выборщиков до последней степени». Люди, получившие школьное образование еще при советской власти, наверное, почувствуют в рассказе Ковалевской некоторую странность.

Кстати, если вам необходимо заказать дипломную работу по истории, то сделать вы можете это здесь.

Представление о том, что дворянин может быть подозрителен в мятежных настроениях именно в силу того, что он дворянин, то есть представитель заведомо враждебного царизму класса, непривычно. Однако история польского восстания как раз и богата такого рода парадоксами.

Пожалуй, перед тем, как приступить к непосредственному изложению событий восстания, необходимо дать краткий исторический обзор польско-русских отношений.

В позднее средневековье королевство Польское и великое княжество Московское были постоянными политическими соперниками. Особенно борьба между ними обострилась после 1569 г., когда Польша объединилась с еще одним значительным западно-славянским государством, великим княжеством Литовским, образовав Речь Посполитую — мощную державу, чьи границы на востоке проходили по современным Полтавской и Смоленской областям. В начале XVII в Речи Посполитой чуть было не удалось поглотить Московское государство, посадив на русский трон своего ставленника Григория Отрепьева (Лжедмитрия). Если бы эта политическая операция оказалась успешной, очень может быть, что мы с вами родились бы в огромной славянской империи со столицей где-нибудь в Кракове. Но колесо фортуны повернулось, и московские цари начали «откусывать» у раздираемой внутренними раздорами Речи Посполитой ее территории. Окончательно отбили Смоленск, присоединили Украину. При этом умело использовались национальные и межконфессиональные противоречия на территории противника. На западе у полякав тоже были враги — германские государства. В общем, в конце XVIII в. некогда грозную, но одряхлевшую державу поделили между собой три государства — Австрия, Пруссия и Россия. При этом собственно историческая Польша досталась в основном Пруссии, а Россия получила Литву и Белоруссию, где крестьянское население было преимущественно православным либо лютеранским, а поляки-католики составляли верхушку.

Не то чтобы Российская империя облагодетельствовала этот край своим управлением, но и особого возмущения петербургская власть первое время не вызывала. На это есть свидетель, которому трудно не поверить — маркиз де Коленкур, приближенный императора Наполеона, сопровождавший его в московском походе. Как известно, французский император пытался разыгрывать польскую карту, обещал восстановить Польское государство и дать ему короля — своего брата Жерома. В освобожденной французским императором от власти прусской короны Варшаве эти планы вызвали бурю патриотического восторга, и Наполеон рассчитывал на поддержку местного населения, когда его войско двигалось через Русскую Польшу. Император ошибся в своих расчетах. Вот как описывает Коленкур вступление французов в Вильно: «Город казался опустевшим. Несколько евреев и несколько человек из простонародья — вот все, кого можно было встретить в этой так называемой дружественной стране, с которой наши войска, изнуренные и не получающие пайков, обращались хуже, чем с неприятельской. Император не остановился в городе. Он осмотрел мост, окрестности и подожженные неприятелем склады, которые еще горели. Он приказал поскорее починить мост, отдал распоряжение о некоторых оборонительных работах под городом, вернулся обратно и заехал во дворец. Хотя о его возвращении было объявлено, хотя двор, штаб, гвардия и все, что указывало на его присутствие, обосновались там, население ровно ничем не проявляло любопытства, никто не выглядывал из окон, не наблюдалось никакого энтузиазма, не видно было даже обычных зевак. Все выглядело угрюмо.

Император был поражен этим и, входя в кабинет, не мог удержаться от слов:

— Здешние поляки не похожи на варшавских.
Это объяснялось некоторыми беспорядками, имевшими место в городе и напугавшими жителей, а также тем, что здешние поляки, довольные русским правительством, были мало расположены к перемене».

Другие материалы рубрики


  • Государственное образование Священная Римская империя, основанное в 962 г. германским королем Оттоном I Великим, а с 1512 г. по 1806 г. Священная Римская империя германской нации, в лучшие годы своего расцвета объединила государства Центральной Европы: Германию, северную и среднюю Италию, Швейцарию, Бургундское королевство, Нидерланды, Бельгию, Чехию, Силезию, Эльзас и Лотарингию. С 1134 г. формально империя состояла из трех королевств: Германии, Италии и Бургундии (средневекового государства, существовавшего в X–XIV вв. на территории современной юго-восточной Франции). С 1135 г. в состав империи вошло королевство Чехия (королевство Богемия), официальный статус которого в составе империи был окончательно урегулирован в 1212 г. Империя рассматривалась как прямое продолжение античной Римской империи и франкской империи Карла Великого.
    За всю историю существования Священной Римской империи германской нации процессы становления ее как единого государства так и не были завершены. Империя оставалась децентрализованным образованием со сложной феодальной иерархической структурой, объединявшей несколько сотен территориально-государственных образований.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6

  • Когда всадники, закованные в латы, последний раз участвовали в сражении? Что это было за сражение, где и когда оно произошло?
    Казалось бы, что такая битва должна была случиться очень и очень давно, однако на самом деле нас от нее отделяет всего лишь немногим более ста лет. Да-да, не удивляйтесь! В 1898 г., в Судане, в битве при Омдурмане конница махдистов, одетая в кольчуги, в блестящих шлемах и со щитами в руках бросилась в атаку на английские пулеметы системы «Максим»...

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Основоположник научного коммунизма Карл Маркс, размышляя о подоплеке конфликта, приведшего к гражданской войне в США, утверждал: «Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве». Ему вторил один из лидеров движения за права негров, редактор аболиционистской газеты «Северная звезда» Фредерик Дуглас: «Любая попытка отделить свободу раба от победы правительства над рабовладельцами — мятежниками и предателями; любая попытка добиться мира для белых, оставив черных в цепях; любая попытка исцелить раны, сохранив вирус рабовладения в крови, — любая попытка будет обречена». Однако, сам факт столь частого повторения этого тезиса различными общественными деятелями наводит на мысль: то, что главная проблема, вызвавшая войну 1861- 1865 гг., заключается в рабстве, на самом деле отнюдь не ясно всем и каждому, эту мысль нужно активно разъяснять и пропагандировать.

    Если внимательно ознакомиться с историей гражданской войны и предшествующего периода, станет видно, что большая часть проблем, вызвавших столкновение интересов Севера и Юга, действительно так или иначе завязана на институте рабовладения, но эта связь неочевидна, не лежит на поверхности, и многие участники конфликта — фермеры, предприниматели, рабочие и даже некоторые политики — не отдавали себе в этом отчет. Развязывая одну из самых кровопролитных войн XIX столетия, они прежде всего стремились решить собственные проблемы.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...После жестокого боя 24 августа русские заняли линию Маслово-Бородино-Семеновское-Утица. Французы начали развертывание для атаки на фронте западнее Бородино, Алексинки, Шевардино и южнее. 25 августа обе стороны готовились к сражению, заканчивалась рекогносцировка и отдавались окончательные распоряжения. Французы провели ряд боевых действий (разведок) севернее Бородино и южнее Утицы, которые подтвердили уже сделанную Наполеоном оценку местности на этих направлениях: она была непригодна для действия крупных масс войск. Судя по имеющимся данным, 25 августа оба полководца - Наполеон и Кутузов - в результате боя за Шевардинский редут и рекогносцировок приняли следующие планы боя.



  • Гражданская война 1861-1865 гг. унесла 600 тыс. жизней, не считая тех, кто погиб в стычках, предшествовавших открытому конфликту, но на этом испытания не закончились. Победителям и побежденным еще предстояло научиться жить в общей стране по общим законам.
    Юг лежал в руинах. Сложившие оружие конфедераты возвращались на пепелища своих усадеб и собственными руками пытались обрабатывать земли, на которых прежде трудились десятки и сотни рабов. Во многих некогда процветавших усадьбах остались лишь женщины и старики, и окрестные поля зарастали молодым лесом. Площадь обрабатываемых земель в южных штатах сократилась в 1866 г. по сравнению с 1861 г. на 50% , сбор хлопка уменьшился почти в три раза. Старый уклад ерального правительства не было единого представления о том, каким они хотят видеть этот новый Юг, не было и согласия в вопросе о статусе освобожденных невольников. Являются ли они полноправными гражданами? Должны ли они быть допущены к голосованию? Распространяется ли на них закон о гомстедах? Ответы на все эти вопросы оставались неясными. В рядах радикальных республиканцев звучали голоса в пользу того, чтобы конфисковать земли плантаторов и распределить их среди негров и безземельного белого населения. Более консервативные полагали, что достаточно будет, если плантаторы признают уничтожение института рабства. Бывшие невольники должны будут остаться на плантациях, формально — в качестве наемных рабочих, но фактически их положение еще долго не будет слишком отличаться от довоенного.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Генерал Крук командовал всеми тремя колоннами, вторгшимися в 1876 году в земли индейцев, однако у двух из них были еще и свои собственные командиры: полковник Джон Гиббон и подполковник Джордж Армстронг Кастер, командир 7-го кавалерийского полка, прославившийся как герой войны между Севером и Югом. Гражданскую войну Джордж Кастер закончил генералом, причем получил это звание в возрасте 23 лет. Потом он вынужден был оставить службу, а когда опять обратился к военной карьере, то должность сумел получить всего лишь подполковника и сделался командиром 7-го кавалерийского полка, но сослуживцы продолжали называть его генералом. Кавалеристы Кастера имели на вооружении длинные сабли, за что их прозвали «длинными ножами»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Поляки, Неаполитанский король со своей кавалерией, стоявшей на левом крыле поляков, а также войска князя Экмюльского (маршала Даву — Н.Б.) выступили еще до рассвета. Их атака была стремительной, но оборона была упорной. Князь Багратион, стоявший против них, защищался с силой и отвагой, но наши солдаты были полны такого пыла, что ничто не в состоянии было их остановить. Генерал Компан, раненый при первых атаках, был заменен генералом Раппом, которого вскоре постигла такая же судьба, когда он шел во главе тех же самых храбрецов. Замена раненых или убитых генералов происходила без малейшего шума, и передвижения войск не испытывали ни малейшей задержки, даже когда был ранен князь Экмюльский.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Итальянское командование считало контингент в 35 тыс. солдат достаточным для выполнения главного задания — захвата всей территории Триполитании и Киренаики.
    Для перевозки итальянского экспедиционного корпуса были законтрактованы 40 крупных торговых судов, командование которыми было передано морским офицерам, экипажи оставались гражданскими. На каждом пароходе для передачи сигналов были назначены матросы-сигнальщики. Конвоировались транспортные суда боевыми судами: в голове и хвосте крейсерами, а на флангах — миноносцами, кроме того, они были хорошо обеспечены десантными средствами.
    Сбор и подготовка частей десантного корпуса, а также подготовка транспортов в общем продолжались около 10 дней, и первый эшелон был посажен в Неаполе и Палермо 26 сентября 1911 г.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Император объехал берег в сопровождении саперного генерала Аксо. Утром ему пришлось накинуть шинель одного из польских солдат, чтобы не привлекать внимания. По окончании рекогносцировки он подъехал к группе чинов штаба, чтобы снова обсудить вопрос о различных пунктах, где войско могло занять позиции. Когда император скакал галопом по полю, из-под ног его лошади выпрыгнул заяц, и она слегка отскочила вбок. Император, который очень плохо ездил верхом, упал наземь, но поднялся с такой быстротой, что был на ногах прежде, чем я подоспел, чтобы его поднять. Он вновь сел на лошадь, не произнеся ни слова. Почва была очень рыхлая, и он лишь слегка ушиб нижнюю часть бедра. Я тогда же подумал, что это — дурное предзнаменование, и я, конечно, был не единственным, так как князь Невшательский (маршал Бертье — Н. Б.) тотчас же коснулся моей руки и сказал:
    — Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Итак, первоначальный план военных действий французов был таков: соединить военные корпуса при Меце и при Страсбурге; переправиться через Рейн при Максау; принудить южногерманские государства к нейтралитету и затем перенести театр военных действий на Эльбу. Превосходящий по численности французский флот мог одновременно искать себе применение в Немецком море: произвести, например, высадку в Ганновере или войти в союз с датчанами.
    Однако немцы не дремали и, не дожидаясь 19 июля, быстро и четко провели мобилизацию. В течение десяти дней объединенное северогерманское войско перешло с мирного положения на военное, т. е. с 300 тыс. чел. оно разрослось до 900 тыс. чел. С такой же быстротой и четкостью была произведена и мобилизация южногерманских войск, которые без малейших помех были доставлены сквозными поездами на границу.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3