Русская монархическая традиция: мифы и реальность

Сб, 09/05/2015 - 17:40

ЭПОХА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ

Первый российский император Петр, сформировавший в стране новую элиту, еще больше запутал и без того неясный вопрос о престолонаследии, издав указ о том, что царствующий государь имеет право назначить наследником любого (невзирая на происхождение) достойного человека, в обход прямых потомков. Но воспользоваться этим указом ему не пришлось, объявить своего преемника он не успел. Если, как порой утверждают, все общество было шокировано петровским указом, то в сложившейся ситуации следует ожидать возвращения к обычному принципу наследования. Что же мы видим на самом деле? На момент смерти Петр I имел прямого наследника мужского пола — внука Петра (сына несчастного царевича Алексея), а также двух дочерей — старшую Анну и младшую Елизавету. Однако светлейший князь Меньшиков, поддержанный гвардией, решает иначе и вопреки всем канонам выдвигает кандидатуру вдовы почившего императора Екатерины. Сенат выносит по данному вопросу единогласное положительное решение и мало кого волнует, что упомянутая Екатерина — простолюдинка-чухонка и даже законность ее брака с императором может быть поставлена под сомнение, так как нет достоверных сведений о смерти ее первого мужа.

С этого момента и вплоть до 1825 г. вопрос о том, кому сидеть на русском престоле, решает гвардия и только гвардия. За все это время ни один из монархов, мирно унаследовавших трон от предшественников, долго на этом троне не удержался. Это можно было бы толковать как полный беспредел в верхах, что-то вроде эпохи солдатских императоров в Риме, если бы не одно любопытное обстоятельство: все, кого посадили в результате гвардейского переворота, правили долго и в большинстве случаев плодотворно (разумеется, из этой статистики приходится исключить тех, чья скорая смерть наступила от естественных причин). Как мне представляется, объяснить этот факт можно тем, что русские гвардейцы были не просто преторианцы у трона, но представители определенных, весьма влиятельных кругов русского общества, тесно с этими кругами связанные и кровно заинтересованные в их процветании. Они довольно отчетливо представляли себе, какой именно кандидат на престол им нужен, а упомянутый кандидат довольно хорошо понимал, чего от него ждут «избиратели».

Для наглядности бегло пробежимся по истории XVIII столетия. Императрица Екатерина I дает нам мало материалов для размышления, так как пережила мужа всего на два года. То же касается и царствовавшего после нее сына царевича Алексея — Петра II, умершего в 1730 г. от оспы. После его смерти вновь остро стал вопрос о престолонаследии. Из династически обоснованных претендентов в первую очередь следует назвать дочь Петра I и Екатерины I Елизавету и малолетнего сына их старшей дочери, к тому времени уже покойной царевны Анны Петровны, вышедшей замуж за герцога Голштинского. Но ни одна из этих кандидатур не пользовалась достаточной поддержкой. Спешно собравшийся Верховный тайный совет (совещательный орган, созданный Екатериной I и получивший до совершеннолетия Петра II чрезвычайные полномочия) выдвигал претендента за претендентом. В числе прочих на трон предлагали возвести обрученную невесту Петра II, семнадцатилетнюю княжну Екатерину Долгорукую, якобы объявленную императором наследницей на смертном одре. Вспомнили даже о первой жене Петра I Евдокии Лопухиной, доживавшей свой век в Новодевичьем монастыре под именем инокини Елены. В конце концов «верховники» остановились на кандидатуре вдовствующей герцогини Курляндской Анне, младшей дочери Иоанна V. Его старшая дочь была отвергнута, как имеющая неудобного для «верховников» слишком энергичного мужа, который мог вмешиваться в политику. Не имевшая в России серьезных политических связей Анна Иоанновна казалась слабой, легкоуправляемой фигурой, и верховники решили при сей удобной оказии ограничить самодержавную власть в свою пользу. Они потребовали от Анны подписания определенных условий, так называемых «Кондиций», согласно которым без одобрения Верховного тайного совета император (в данном конкретном случае императрица) не мог объявлять войну или заключать мир, вводить новые подати и налоги, расходовать казну по своему усмотрению, производить в чины выше полковника, жаловать вотчины, без суда лишать дворянина жизни и имущества, вступать в брак, назначать наследника престола. В феврале 1730 г. Анна Иоанновна подписала в Митаве «Кондиции» и торжественно въехала в Москву. Однако «затейка верховников», как стали впоследствии называть эту попытку установления в России конституционной монархии, не удалась.

Как только слух о случившемся в Митаве распространился, дворянство империи начало собираться на сходки. Не прошло и нескольких недель, как толпа дворян, возглавляемая князем Черкасским, числом в несколько сот человек (среди которых было много гвардейских офицеров) явилась во дворец и подала челобитную. В ней выражалась просьба императрице совместно с дворянством заново рассмотреть форму правления, которая была бы угодна «всему народу». Историк Н. Костомаров, детально изучивший свидетельства современников, описывает имевшую место сцену следующим образом:

«Тогда Василий Лукич (член Верховного тайного совета, князь Долгорукий) приглашал собрание успокоиться и, обратившись к князю Черкасскому, спросил:
— Кто позволил вам, князь, присвоить себе право законодателя?

Князь Черкасский отвечал:

— Вы вовлекли государыню в обман; вы уверили ее величество, что кондиции, подписанные ею в Митаве, составлены с согласия всех чинов государства. Это неправда. Они составлены без нашего ведома и участия.

Князь Василий Лукич стал советовать Анне Ивановне удалиться в другой покой и там на досуге обсудить шляхетскую челобитную. Анна Ивановна уже было согласилась.

Но тут подошла к ней сестра ее Екатерина Ивановна, держа чернильницу с пером, и сказала:

— Нет, государыня, нечего теперь рассуждать! Вот перо — извольте подписать!

Государыня, стараясь укротить волнение, стала даже грозить, но гвардейцы не переставали волноваться, кланялись в ноги императрице и вопили:
«Государыня! Мы верные рабы вашего величества. Мы служили верно вашим предшественникам и теперь готовы пожертвовать жизнью, служа вашему величеству. Мы не потерпим ваших злодеев. Повелите только — и мы к вашим ногам сложим их головы!»

Анна Ивановна, оглядываясь кругом себя, произнесла: «Я здесь не безопасна. — Потом, обратясь к капитану Преображенского полка, она сказала: — Повинуйтесь генералу Салтыкову, ему одному только повинуйтесь!» До сих пор начальствовал над гвардией фельдмаршал кн. Василий Владимирович Долгорукий; назначение Салтыкова было отрешением князя Долгорукого. Шляхетство, сообразно повелению императрицы, удалилось в другую комнату для совещания; Анна Ивановна отправилась обедать с членами верховного тайного совета. Совещалось шляхетство недолго. Не время было совещаться, да уж и не было о чем. Весь дворец наполнен был гвардейцами, которые продолжали кричать, шуметь и провозглашали Анну Ивановну самодержавной государыней, а всем противникам самодержавия грозили, что всех их повыбрасывают за окна».

Наконец было составлено новое прошение. Оно начиналось вежливой благодарностью императрице за подписание «Кондиций», а заканчивалось настоятельной просьбой немедленно этот документ уничтожить, восстановить самодержавие, а Верховный тайный совет упразднить, что и было выполнено.
Случившееся сложно уразуметь лишь на первый взгляд, на самом деле все закономерно. Верховный тайный совет, в руки которого Митавское соглашение отдавало власть, был узкий коллегиальный орган, включающий 7-8 наиболее могущественных вельмож империи. Принципы его формирования были довольно смутны. Широкие дворянские массы, представителями которых при дворе были гвардейцы, резонно полагали, что влиять на него будет труднее, чем на единого самодержца. Зачем простому мелкопоместному дворянину конституционная монархия, ограниченная в пользу олигархии, если он может получить «самовластье, ограниченное удавкой». «Затейка верховников» не то чтобы вовсе не имела сторонников, но они значительно уступали противникам численностью, решительностью и организацией.
(Продолжение следует)

Другие материалы рубрики


  • ...В учебно-воспитательном процессе квалифицированные преподаватели стремились чтобы кадет был грамотным, культурным, смелым и сильным. Будущих офицеров учили математике, химии, словесности, иностранным языкам, этикету, верховой езде, хореографии и другим дисциплинам. В кадетском корпусе устраивались подвижные игры, спортивные соревнования, спектакли, а также балы, на которые приглашали гимназисток. Автор настоящей статьи в далеком 1970-м году, во время посещения племянника, у входа КПП Сумского артиллерийского Училища услышал разговор двух старушек, которые глядя на курсантов, приглашавших девушек на танцы, в пол-голоса вспоминали — какие были в кадетском корпусе балы до революции. Кадеты выходили приглашать гимназисток в парадной форме — с эполетами и шпорами. И, по оценке старушек, выглядели они представительнее современных курсантов...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Полк казацкий, малороссийский, составлял целую область или провинцию, назывался по главному своему городу или местечку и, кроме местечек, состоял из множества сел и деревень. В полковом городе находились: полковник, старшины и канцелярия полка. Каждый полк разделялся на сотни, их число было неравным. Полковники определялись сначала гетманами за деньги, потом, по представлению гетманов, с утверждения государей. В полковую старшину и в сотники производил гетман...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...В январе 1816 года, в журнале «Украинский Вестник» вышла статья Г. Ф. Квитки об организации Общества Благотворения. Как писал Григорий Федорович, в конце 1811 года было основано дворянское Общество Благотворения для оказания поддержки дворянам, по разным причинам впадших в бедность.
    Председателем общества был Андрей Федорович Квитка. В Совет вошли: Афанасий Иванович Стойкевич, Петр Иванович Ковалевский, Андрей Иванович Безруков, Григорий Федорович Квитка.
    Общество собрало более 200 вкладчиков дворянского сословия. Капиталы общества были положены на ниву благородной цели  — благотворительности. Один из примеров его деятельности  — создание и финансирование затрат Института Благородных девиц...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Официальным документом о возведении укрепленной линии служит указ Военной Коллегии на имя генерал-майора от фортификации Дебриньи от 25 мая 1730 г., которым предписывается ему осмотреть места между реками Орелью и Северным Донцом, с целью построения там крепости или линии для охраны южных пределов от набегов крымских татар. Очень может быть, это поручение было следствием представления проекта графа Вейсбаха. 15 января 1731 года инструкция Правительствующего Сената на имя сенатора генерал-майора Тараканова и генерал-майора Дебриньи говорила о формировании в Украине 20 полков, для образования из них поселений. «…А для лучшего охранения той Украины между речками Северским Донцом по Берестовой, Орели речками и по Северскому Донцу сделать линию и, усмотря, где опасные места к проходу неприятельскому, сделать крепости и поселить из тех же украинских полков, где сколько будет возможно, при тех местах в близости…» Местность на всем протяжении, где должна проходить линия, представляла обширную равнину, пересеченную множеством речек и ручьев, протекавших в оврагах.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Древнерусский город Новгород-Северский — центр небольшого удельного княжества, входившего территориально в состав Черниговских земель, возможно так и остался бы ничем не примечательным удельным городком, если бы не произошли события, ставшие знаковыми для Руси конца XII в. До сих пор они вызывают живой интерес у исследователей, и их нельзя считать полностью разгаданными. Пожалуй, ни одно историческое событие древнерусской истории не собрало такую огромную библиотеку научных и научно-популярных публикаций, как исследования в области изучения обстоятельств похода Новгород-Северского князя Игоря Святославича весной 1185г. на половцев и его поэтического описания «Слова о полку Игореве», где упоминалась река Каяла.
    Более 200 лет исследователями предпринимались попытки найти Каялу, но стоит признать, что они так и остались в области предположений, версий и гипотез. Таинственной и загадочной предстает перед нами Каяла. Большинство исследователей видело в Каяле именно реку, и применяя этимологические, историко-географические знания, скрупулезно изучая старинные карты XVI-XVIII в.в., пытались выйти на след Каялы. В науке принято несколько этимологических решений названия этой неуловимой реки. Сторонники версий проникновения Игоря в глубь половецких территорий считали, что этимологическое решение названия Каялы стоит искать, исходя из тюркского слова — Каja «скала, утес» (К. Менгес), размещая ее в районах Приазовья, ведь русла многих рек в этом регионе проложены в архейских гранитах.



  • ...В 1722 г. вышел указ, разрешающий принимать на заводы беглых крепостных, не возвращая их владельцам. Таким образом, правительство явно предпочитало интересы заводчиков, интересам традиционных землевладельцев. Правда в 1724 г. правительство, идя на уступки этим последним, вынуждено было запретить прием беглых и беспаспортных, но уступка не была полной. Квалифицированного рабочего заводчик имел право оставить у себя, уплатив бывшему владельцу установленную правительством стандартную компенсацию — 50 руб. Одновременно вышел указ, приравнивающий трудовую повинность на заводе к воинской повинности: «С приписных слобод и заводов рекрут не брать, а сколько когда по генеральным расположениям надлежит быть с тех слобод рекрут во взятье, то оных определять в заводские работы и обучать всякому мастерству».



  • ..Очень высоким в гимназии был уровень преподавания искусств, особенно изобразительного, и в этом, в первую очередь, заслуга учителя рисования Д.И. Бесперчего, учившегося у Карла Брюллова. Самым известным из его питомцев стали художник Г.И.Семирадский (член Санкт-Петербургской Академии художеств, член-корреспондент Парижской академии изящных искусств, Кавалер французского Ордена Почетного легиона) и скульптур В.А. Беклемишев (ректор Санкт-Петербургской Академии художеств). Среди наиболее известных работ Семирадского — «Светочи Нерона» (в Краковском музее), «Христос и грешница», «Фрина в Элевзисе», «Христос у Марфы и Марии» (в музее императора Александра III в Санкт-Петербурге)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Началась жестокая партизанская война с поляками. «С пленными поляками казаки и крестьяне обращались до крайности жестоко». Поляки, при помощи литовского гетмана Радзивила, разбили казаков и взяли Любеч, Чернигов и Киев. 17 сентября 1651 г. заключен был так называемый Белоцерковский договор, очень невыгодный для казаков. Народ упрекал Хмельницкого в том, что он заботится только о своих выгодах и о выгодах старшины, о народе же совсем и не думает. Переселения в пределы Московского государства приняли характер массового движения. Хмельницкий старался задержать его, но безуспешно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Предок Н.В. Гоголя. Гетман Правобережной Украины. Сподвижник Богдана Хмельницкого, полковник брацлавский, подольский или поднестрянский. После восстановления власти Польши над правобережной Малороссией, Гоголь сохранил свое полковничество, но несколько раз еще восставал против поляков, стремясь присоединить к России и правый берег Днепра. Позднее он присоединился к Дорошенко и оставался на его стороне даже тогда, когда на Переяславской раде 1674 г. все другие правобережные полковники признали Самойловича гетманом обеих сторон Днепра. После низложения Дорошенко Гоголь оставался под покровительством Турции; но когда в 1675 г. король Ян Собеский занял Брацлавщину, Гоголь сдал ему находившиеся в его власти города и сам перешел на сторону поляков. В 1676 г. он получил от польского правительства титул гетмана, с которым не соединялось, однако, действительной власти, так как поляки не могли удержаться в Брацлавщине перед новым походом турок. Гоголь, с признававшими еще его власть казаками, был переведен в польское Полесье. Большинство казаков вскоре перебежало на левый берег Днепра, к Самойловичу.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...А если прочитать фрагмент «Див кличет верху древа, велит послушати земли незнаеме Волзе, и Поморию и Посулию, и Сурожу и тебе Тмутораканьский болван» в обратном направлении, то получаем «навел биы кесана ко роту мете бе ти юну сроки ужо Русию (Русилию?) усопи юиром опие зелевеме …» Какое уж тут благосклонное отношение к Ольговичам! Как вариант, «и юну сорок и ужо» — и успел уже Русь погубить! В этом случае этот фрагмент можно рассматривать как датирующий фактор, поэма могла быть написана в 1190 г., когда Игорю было 40 лет! Фрагмент «СПИ» о Всеславе в обратном чтении «и волком до Немиги с Дудуток» звучит «уду де се игимен (игумен!) одимо Килови»! По Ипатьевской летописи, в 1190 г. в связи со смертью Белгородского епископа Максима, Рюрик назначил епископом своего духовного отца «игумена святого Михаила, Андреяна Выдобичского», который переселился в Белгород...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4