Русская монархическая традиция: мифы и реальность. Часть 2

Ср, 09/30/2015 - 01:59

«Ребята! Вы знаете, чья я дочь, ступайте за мною! Как вы служили отцу моему, так и мне послужите верностью вашей!» Ф. Московитин. Присяга Преображенского полка императрице Елизавете Петровне

Е. Лансере Воцарение Елизаветы Петровны 25 ноября 1741 года. 1911 г.

Екатерина II на балконе Зимнего дворца, приветствуемая гвардией и народом
в день переворота 28 июня 1762 года. Неизвестный художник



...Императрица Анна правила десять лет. Это правление не оставило по себе добрую память. Анну не любили, зло называли «немкой». Между прочим, несправедливо. В действительности, она последняя из российских монархов не имела в своих жилах ни капли немецкой крови. Ее отцом был сын Алексея Михайловича Романова и урожденной княжны Милославской Иоанн V, матерью — царица Прасковья, урожденная Салтыкова. Мрачную тень на царствование наложили репрессии против действительных и мнимых заговорщиков, учреждение Канцелярии тайных розыскных дел. Вместе с тем, правление дочери Ивана V было не лишено определенных позитивных наработок. В их числе можно назвать довольно успешную внешнюю политику на западе (возведение на польский престол ставленника России Августа III), расширение жизненного пространства русского народа дальше на юг. При Анне Иоанновне был одержан ряд существенных побед над Турцией, выстроена так называемая Украинская укрепленная линия, препятствующая татарским набегам из Крыма. Остатки возведенных тогда фортов и сейчас можно видеть на территории Харьковской области. Отмена государственной монополии на экспорт металла и приватизация металлургических заводов оказала стимулирующее развитие на эту важнейшую для России отрасль экономики. Во всех этих достижениях русское дворянство имело свой кровный, сугубо материальный интерес, так что, если глухое недовольство жестким правлением Анны все же не достигло точки кипения, то на это были вполне объективные причины.


До появления первых университетов получить достойное образование в России было нереально. Многие дворяне мечтали получить среднее образование в великобритании, но зачастую приходилось ограничиваться более скромным выбором.

Еще в начале своего царствования Анна Иоанновна отменила петровский указ о свободном назначении наследника и, будучи бездетной, объявила, что наследовать ей должен первый прямой потомок ее сестры Екатерины Иоанновны мужского пола. Однако, Екатерина Иоанновна имела лишь дочь, Анну Леопольдовну, выданную замуж за герцога Антона-Ульриха Брауншвейгского. За два месяца до кончины Анны Иоанновны у этой четы родился сын Иоанн. На смертном одре императрица подтвердила, что оставляет трон двухмесячному племяннику Иоанну Антоновичу и назначает при нем регента, своего бессменного фаворита Эрнста Бирона. Таким образом была предпринята попытка привести российскую монархию в соответствие с европейскими традиционно-монархическими юридическими нормами — как мы увидим, неудачная.
Поначалу недовольные гвардейцы держались в рамках и лишь настояли, спустя две недели после смерти Анны Иоанновны, на замене регента. Бирон был устранен, регентские полномочия переданы Анне Леопольдовне, которая во всем слушалась А.И. Остермана, ведавшего в предыдущее царствование внешней политикой. Но год спустя вершители судеб русского самодержавия посчитали, что им куда больше подойдет дочь Петра Великого — Елизавета. Брауншвейгское семейство было арестовано гренадерами Преображенского полка. Переворот был осуществлен силами 308 гвардейцев.

Двадцатилетнее правление Елизаветы Петровны славно открытием Московского университета, блестящими победами над Фридрихом Великим в ходе Семилетней войны, значительными территориальными приобретениями, прямо-таки взрывообразным развитием металлургической базы империи (в среднем в год на Урале открывали по пять металлургических заводов). Ознаменовалось оно и некоторым смягчением нравов (как то: отмена смертной казни, уменьшение роли Тайной канцелярии по сравнению с предыдущим царствованием). «Избиратели» могли быть довольны.

По стране упорно ходили слухи о тайном браке императрицы с Алексеем Разумовским и рожденных от него детях, но официально Елизавета Петровна оставалась незамужней и бездетной. Назначая наследника, она следовала той же логике, что и Анна Иоанновна. Выбор Елизаветы остановился на племяннике, сыне старшей сестры Анны Петровны и герцога Голштинского.

На момент смерти тетки (1761 г.) наследнику престола великому князю Петру Федоровичу было 33 года, то есть он был вполне дееспособен. Сведения о том, что он имел чрезвычайно неуравновешенный характер, был исключительно невежественен и чуть ли не слабоумен, исходят либо от его нелюбимой жены, либо из источников, так или иначе прошедших ее цензуру, так что верить им безоговорочно не стоит. Мало ли что наговорят бывшие супруги. Во всяком случае, относительно невежества мемуаристы точно врут. Личная библиотека Петра Федоровича насчитывала 1000 томов, испещренных его собственноручными пометками. Однако, восшествие на престол этого государя сопровождалось резким, шокировавшем общество, поворотом во внешней политике: заключением союза с Пруссией, возвращением ей земель, отвоеванных при Елизавете, и объявлением войны Дании, считавшейся старой и надежной союзницей России. Позже в исторической литературе поворот этот подавался как в корне противоречащий национальным интересам. Но в действительности затея Петра III была не столь уж нелепа. При удачном раскладе Россия могла получить контроль над проливами, соединяющими Балтику с Атлантическим океаном. Таким образом, наследник Елизаветы едва ли был слабоумен. Он был всего лишь недостаточно умен для того, чтобы донести свои идеи до окружения, провести грамотную «избирательную кампанию». Слишком резкий внешнеполитический фортель стоил Петру III престола и жизни. После семи месяцев правления его отстранили от власти и спустя некоторое время убили. Естественно, движущей силой переворота была гвардия.

Некоторые наивные историки удивляются, как это российская самодержица Екатерина II в частном письме к подруге могла заметить об английском короле Георге III: «Его прекрасные подданные очень им тяготятся». Где же ее монархическая солидарность? Между тем удивляться тут особо нечему. Сама Екатерина была обязана своей властью тому обстоятельству, что ее собственные прекрасные подданные стали тяготиться ее супругом.

В ходе переворота 1762 г. высказывались робкие предложения соблюсти традиционный европейский порядок престолонаследия и посадить на трон малолетнего сына Петра III — Павла Петровича. Екатерина же, получавшая в этом случае титул императрицы-матери, могла быть при нем регентшей. Но даже эта не бог весть какая уступка приличиям была отвергнута, и Екатерина была венчана на царство. Династических оснований для этого не было никаких — не считать же за таковые брак с устраненным от власти Петром Федоровичем, а кровных связей с династией Романовых она не имела. Фактически ее права на престол базировались на «волеизъявлении народа», по крайней мере, той его части, к которой было принято тогда прислушиваться. «Избиратели» не прогадали. Более чем тридцатилетнее правление Екатерины II вошло в российскую историю под именем «золотого века русского дворянства».

В ноябре 1796 г. императором стал Павел I, сын Петра III и Екатерины II. Среди «законных» наследников русского престола в XVIII в. он побил рекорд по длительности правления. Его устранили четыре года спустя, в марте 1801 г. Именно по случаю этого переворота госпожа де Сталь изрекла свой знаменитый афоризм. Павлу ставили в вину наступления на права и вольности, приобретенные русскими дворянами в предыдущее царствование, систематическое оскорбление их чести и достоинства, а также, как и в случае с Петром Федоровичем, слишком резкий поворот во внешней политике. Для екатерининской эпохи характерно русско-французское противостояние и непрочный союз с Англией. Павел хотел заключить союз с Бонапартом и сцепиться с «владычицей морей». Неадекватность такой политической линии опять-таки несколько преувеличена историками следующего царствования, но, разумная или нет, она не нашла одобрения у дворянской общественности, — и главу государства вновь решили заменить. На этот раз (видимо, для разнообразия) преемником назначили прямого и законного наследника, старшего сына устраняемого императора — великого князя Александра Павловича.

Итак, в XVIII в., как и в предыдущем, мы наблюдаем по сути выборных монархов. Причем, если в XVII столетии мы можем назвать целых полтора случая, когда царь благополучно и довольно долго царствовал, опираясь на свои наследственные права (полноценный случай — Алексей Михайлович и ущербный — Иоанн Алексеевич), то в XVIII столетии мы таких случаев не имеем ни одного. И если в XVII в. «избирательный процесс» носил несколько судорожный и беспорядочный характер, то теперь можно говорить о довольно отлаженном механизме. Несчастный наследник может пока посидеть на троне, а тем временем гвардия, этот своеобразный «совет дворянских и солдатских депутатов», соберется и решит, кто им на самом деле нужен. Что характерно, в качестве аргумента никогда не были задействованы крупные армейские подразделения, сколько-нибудь серьезных вооруженных столкновений тоже не происходило, кровопролитие было минимальным. С этой точки зрения весьма показательны строки, которыми известный советский историк Натан Эйдельман завершает свой рассказ об обстоятельствах воцарения Александра I (книга «Грань веков»): «… наступило утро 12 марта 1801 г. Государственный переворот заканчивался. Один или двое раненых. Один убитый». Интересен также рассказ очевидца событий, офицера Конногвардейского полка Николая Саблукова, не сочувствовавшего перевороту. Догадавшись о предстоящем событии по необычайному оживлению в придворных кругах, он, однако, не имел представления о том, как ему надлежит действовать. «Я вспомнил свой долг, свою присягу на верность, припомнил многие добрые качества императора и, в конце концов, почувствовал себя очень несчастным», — рассказывает Саблуков. Обратившись за советом к старшему товарищу, он получил следующую рекомендацию: «Будь верен своему государю и действуй твердо и добросовестно; но так как ты, с одной стороны, не в силах изменить странного поведения императора, ни удержать, с другой стороны, намерений народа, каковы бы они ни были, то тебе надлежит держаться в разговорах того строгого и благоразумного тона, в силу которого никто бы не осмелился подойти к тебе с какими бы то ни было секретными предложениями». То есть, император уже переизбран, вопрос решат так же, как решали при отцах и дедах, и случайно затесавшийся в эту аристократическую недо-республику истинный монархист ничего изменить не может, нечего и пытаться.

Другие материалы рубрики


  • Древнерусский город Новгород-Северский — центр небольшого удельного княжества, входившего территориально в состав Черниговских земель, возможно так и остался бы ничем не примечательным удельным городком, если бы не произошли события, ставшие знаковыми для Руси конца XII в. До сих пор они вызывают живой интерес у исследователей, и их нельзя считать полностью разгаданными. Пожалуй, ни одно историческое событие древнерусской истории не собрало такую огромную библиотеку научных и научно-популярных публикаций, как исследования в области изучения обстоятельств похода Новгород-Северского князя Игоря Святославича весной 1185г. на половцев и его поэтического описания «Слова о полку Игореве», где упоминалась река Каяла.
    Более 200 лет исследователями предпринимались попытки найти Каялу, но стоит признать, что они так и остались в области предположений, версий и гипотез. Таинственной и загадочной предстает перед нами Каяла. Большинство исследователей видело в Каяле именно реку, и применяя этимологические, историко-географические знания, скрупулезно изучая старинные карты XVI-XVIII в.в., пытались выйти на след Каялы. В науке принято несколько этимологических решений названия этой неуловимой реки. Сторонники версий проникновения Игоря в глубь половецких территорий считали, что этимологическое решение названия Каялы стоит искать, исходя из тюркского слова — Каja «скала, утес» (К. Менгес), размещая ее в районах Приазовья, ведь русла многих рек в этом регионе проложены в архейских гранитах.



  • ...Официальным документом о возведении укрепленной линии служит указ Военной Коллегии на имя генерал-майора от фортификации Дебриньи от 25 мая 1730 г., которым предписывается ему осмотреть места между реками Орелью и Северным Донцом, с целью построения там крепости или линии для охраны южных пределов от набегов крымских татар. Очень может быть, это поручение было следствием представления проекта графа Вейсбаха. 15 января 1731 года инструкция Правительствующего Сената на имя сенатора генерал-майора Тараканова и генерал-майора Дебриньи говорила о формировании в Украине 20 полков, для образования из них поселений. «…А для лучшего охранения той Украины между речками Северским Донцом по Берестовой, Орели речками и по Северскому Донцу сделать линию и, усмотря, где опасные места к проходу неприятельскому, сделать крепости и поселить из тех же украинских полков, где сколько будет возможно, при тех местах в близости…» Местность на всем протяжении, где должна проходить линия, представляла обширную равнину, пересеченную множеством речек и ручьев, протекавших в оврагах.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Несмотря ни на что, в годы, предшествовавшие Крымской войне, Россия, Франция и Англия продолжают конкурировать за влияние не только на Балканах, но и на Ближнем Востоке, и все с той же Турцией.
    Катализатором в Крымской войне, можно с уверенностью сказать, были религиозные различия. Так, поводом для ее начала послужила распря между католическим и греко-православным ортодоксальным (от греч. «прямое мнение», «правильное учение», «правоверие» — твердость в вере или следовании какому-либо учению или мировоззрению, поддержка принятых позиций, консерватизм, тип религиозного сознания) духовенством, вспыхнувшая из-за обладания религиозными святынями христиан (ключами от Вифлеемского и Иерусалимского храмов) в Палестине. В течение многих лет и та, и другая стороны громко заявляли о своих правах на храм Рождества Христова в Вифлееме (православные) или на храм Гроба Господня в Иерусалиме (католики). За православными стояла Россия во главе с императором Николаем І, интересы католиков защищала Франция во главе с императором Наполеоном III. Султан Османской империи, на территории которой находились эти храмы, передал ключи католикам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Русскую самодержавную монархию принято считать глубоко традиционным институтом, освященным веками и пустившим цепкие корни в национальном характере. Правда, широко известен остроумный афоризм госпожи де Сталь, как-то заметившей, что русская форма правления есть «самовластье, ограниченное удавкою», или, в другом переводе, «самодержавие, ограниченное цареубийством». Но обычно этой сентенции не придают того значения, которого она заслуживает. Берусь утверждать, что классическая абсолютная монархия на русской почве — цветок довольно экзотический, невесть как сюда занесенный, а строем, действительно отвечающим национальным традициям, является аристократическая республика, правда, принимающая очень своеобразные формы. Глава государства, хоть и с большими полномочиями, чаще всего, по сути, был выборным.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Предок Н.В. Гоголя. Гетман Правобережной Украины. Сподвижник Богдана Хмельницкого, полковник брацлавский, подольский или поднестрянский. После восстановления власти Польши над правобережной Малороссией, Гоголь сохранил свое полковничество, но несколько раз еще восставал против поляков, стремясь присоединить к России и правый берег Днепра. Позднее он присоединился к Дорошенко и оставался на его стороне даже тогда, когда на Переяславской раде 1674 г. все другие правобережные полковники признали Самойловича гетманом обеих сторон Днепра. После низложения Дорошенко Гоголь оставался под покровительством Турции; но когда в 1675 г. король Ян Собеский занял Брацлавщину, Гоголь сдал ему находившиеся в его власти города и сам перешел на сторону поляков. В 1676 г. он получил от польского правительства титул гетмана, с которым не соединялось, однако, действительной власти, так как поляки не могли удержаться в Брацлавщине перед новым походом турок. Гоголь, с признававшими еще его власть казаками, был переведен в польское Полесье. Большинство казаков вскоре перебежало на левый берег Днепра, к Самойловичу.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Весной 1630 г. Федорович возглавил антипольское восстание. В марте 10-тысячное нереестровое казаческое войско выступило с Запорожской Сечи. В апреле-мае 1630 г. войска Федоровича заняли Киевщину и Полтавщину. На протяжении трех недель в районе Переяслава шли бои с армией коронного гетмана С. Конецпольского. Поляки терпели поражение и предложили подписать мирный договор. 29 мая 1630 г. казаческая старшина подписала с Конецпольским Переяславское соглашение. Федорович с частью казаков, которые не приняли данное соглашение, отошел на Запорожье. Попытка поднять новое восстание закончилась безрезультатно. Вскоре гетманом нереестрового казачества был избран Т. Орендаренко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Священнослужителям приходилось внимательно следить за изданием все новых ограничений в проведении таинства венчания. Например, в 1806г. всем епархиальным духовникам было разослано распоряжение, чтобы они «воинских чинов ни в коем случае не венчали под угрозой суда», поскольку это право принадлежало исключительно полковым священникам. В 1861г. духовенству было разрешено венчать военнослужащих, которые были в краткосрочном или бессрочном отпуске, даже не испрашивая согласия полкового начальства. Священники в этом случае должны были сделать запись в военном билете, указывая – где, когда и с кем повенчан военнослужащий во время отпуска. В 1868г. было запрещено венчать новобранцев и военнослужащих рядового состава, которые пребывали в краткосрочном отпуске.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Полк казацкий, малороссийский, составлял целую область или провинцию, назывался по главному своему городу или местечку и, кроме местечек, состоял из множества сел и деревень. В полковом городе находились: полковник, старшины и канцелярия полка. Каждый полк разделялся на сотни, их число было неравным. Полковники определялись сначала гетманами за деньги, потом, по представлению гетманов, с утверждения государей. В полковую старшину и в сотники производил гетман...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Дашкевич был строителем города Чигирина. Неоднократно совершал нападения на русские приграничные города. В 1521 году крымский хан Махмет-Гирей предложил Дашкевичу с его людьми принять участие в набеге на Московское государство. От Воронежа до самой Москвы были сожжены все деревни и города. После отпора под стенами Москвы крымчаки внезапно схватили Дашкевича с его людьми и обратили в пленников, но ему удалось бежать. В отместку Дашкевич в 1523 году напал на Очаков, а затем опустошил множество аулов в Крыму. В 1528 году вместе с Предславом Лянцкоронским и большим отрядом казаков, трижды разгромив татарские отряды, опять разорил Очаков, забрав 500 коней и 30 тысяч голов скота.



  • С появлением на вооружении союзной армии штуцеров (почти вся английская армия и до трети французской были вооружены новыми нарезными ружьями), превосходившими гладкоствольные ружья русских скорострельностью, кучностью и дальностью стрельбы, начинает широко применяться снайперская тактика боя. Поэтому сражение при Альме было одним из первых, где был массированно применен рассыпной строй пехоты. С появлением стрелков, вооруженных штуцерами, в тактике легкой пехоты происходят изменения, вызванные дальнобойностью их ружей. Уже с 40-х годов повсеместно появляется новая легкая пехота, и прежний рассыпной строй постепенно приобретает новые формы, знаменующие собой зарождение новой тактики для всей пехоты — стрелковой цепи в ее полном понимании.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5