Русские европейцы или русские туземцы?

Пт, 11/27/2015 - 22:20

Внизу справа — Исаак Презент, рядом с ним — Трофим Лысенко

Трофим Лысенко — письмо Сталину, 1948 г. Разгром советской генетической школы

ВЕРШИНА ЕВРОПЕИЗАЦИИ

В общем и целом красные оказались ближе «туземцам», чем белые. В этом заключена одна из причин их победы в Гражданской войне.
Сейчас всей России вбивается в голову мысль о том, что после революции в стране возникло «царство хамов». Посмотрите любой исторический фильм, вышедший на экран в последние годы.

Мысль эта не нова. Еще эмигрировавшие в рядах «первой волны» русские европейцы были убеждены — без них Россию ждет полное и безнадежное одичание. Но этого не произошло. Наоборот — страна необычайно продвинулась по пути европейской культуры.

В чем причина этого парадокса? Коммунисты совершенно правильно указывают на то, что в первые годы Советской власти открылось огромное количество школ и библиотек. Что властью предпринимались энергичные усилия по ликвидации неграмотности. Что выходцам из простого народа был открыт путь к высшему образованию.
Это правда, но это не ВСЯ правда. Само по себе европейское образование могло дать только новое поколение горьковских «варваров». Или, как их сейчас называют, — «образованцев».
Простое натаскивание «туземцев» на просвещение еще в 20-е годы стало объектом насмешек со стороны советской сатиры. Вспомните рассказ Зощенко. Неграмотных красноармейцев строем водят в музеи и театр оперы и балета. А солдатам, умеющим читать, дают билеты в кино и цирк.

Чтобы просвещение в очередной раз не превратилось в пародию на себя — нужно было дать простым людям образец «просвещенного европейца». И такой образец явился.
Революционная буря, вышвырнувшая из России многие тысячи «старых» русских европейцев, принесла в нее «интернационалистов». В народе их именовали «латышами» — в честь самого значительного этнического компонента «интернационалистов».

Социальный состав «латышей» изначально был весьма пестрым. Среди них попадались и патриархальные «туземные» элементы. Но после Гражданской войны в Советской России остались лишь представители революционной интеллигенции и классово сознательные рабочие — люди, представлявшие собой наиболее «европеизированную» часть своего народа. Они-то и стали образцом «европейца» для массы русских, украинцев, белорусов и других народов СССР.

Можно спросить: но ведь цари тоже завозили в страну «образцовых европейцев»? При Екатерине II одних немцев было завезено в Поволжье до ста тысяч. Почему они не стали образцом для русских мужиков? А все дело в том, что само слово «немец» относило человека в глазах русских крестьян к категории «господ». И пропасть между «европейцем» и «туземцем» усиливалась еще и национальным фактором.

Совсем иная картина наблюдалась с «латышами». Во-первых — у всех на слуху был один из лозунгов революции: «Нет наций, а есть только классы!» Лозунг спорный — но именно он снял национальный рубеж между «латышами» и коренным населением Советской России.
Во-вторых, «латыш», оказавшийся в российской (украинской, белорусской) глубинке, получил свою должность в качестве «образцового пролетария». И все знали, что он точно такой же крестьянский сын, как и все вокруг. Для деревенских парней и девчат было стыдно оказаться менее культурными людьми, чем «латыш» или его родные и близкие. Для моего отца таким образцом «европейца» стала семья его одноклассника Борьки Яниса.

Когда в 44-ом году отец стоял в Таллинне на квартире в семье «эстонских русских» (эти люди жили в Ревеле до революции и остались там после провозглашения независимой Эстонии) — хозяева не могли поверить, что он получил типичное образование советского офицера. Девять классов (в те времена — полное среднее образование), неполный курс учительского института и совсем уж сокращенный — Артиллерийской академии. А рассказы отца о том, что всю «культуру» он подсмотрел в семье своего одноклассника-латыша — вызывали смех хозяев: «Сразу видно, что Вы не ездили на лето в Латвию. Латыши на дальних хуторах совершенно дикие. Словно вчера вышли из каменного века!»
И действительно, в глубинах Прибалтики отцу довелось встретить таких «туземцев», о существовании которых в Советской России уже забыли. Но в том-то и дело, что образцовыми европейцами Советского Союза были не эти «люди из каменного века», а латышские, эстонские и литовские «европейцы».

Иногда в качестве образца европейцев выступали и русские городские рабочие с крупных заводов — «путиловцы». Но они были слишком «своими», чтобы стать образцом.
Может возникнуть впечатление о том, что я хвастаю своим отцом. (Хотя еще в былине «Садко» сказано: «Умный хвастает старым батюшкой — глупый хвастает молодой женой».) Я не стал бы поминать отца, если бы он не был типичной фигурой. Достаточно обратиться к советской литературе.

Роман Эммануила Казакевича «Дом на площади», посвященный советским оккупационным войскам в Германии. Советский комендант принимает дела у своего английского предшественника — баронета Фрейзера. Английский аристократ очарован безукоризненными «европейскими» манерами советского офицера. Спрашивает у него о том, знатного ли тот происхождения. И получает ответ, что самого знатного, какое только возможно в Советском Союзе: отец у него лесоруб, а мать — крестьянка.
«Вот вы — мальчик из интеллигентной семьи…», — обращается один из персонажей к главному герою романа Александра Крона «Дом и корабль». И страшно удивляется, когда узнает, что имеет дело с «мальчиком из фабричного поселка». Человек, считающий себя знатоком людских характеров, смог произнести после этого лишь одно: «Быстро же вас делают!»

Другие материалы рубрики


  • Бывают два цветка. Две рыбы. Два камешка. И бывают (по крайней мере, 50 лет тому назад еще бывали) люди, настолько первобытные, что они в своем языке обозначали два цветка одним словом, а для трех цветков существовало совсем другое слово и т.д. Они не улавливали, что между двумя цветками и двумя рыбами есть нечто общее — их число, не умели считать, не мыслили числовыми категориями. Естественно, что математики у них тем более не было.
    Чем занимается математика? Она освобождает от конкретной ткани вещей и явлений такие их характеристики, как количество, формы, отношения между ними, и получает их абстрактные схемы — по сути дела упрощенные модели, — лишенные подробностей конкретного содержания. С одной стороны, поступая так, она сильно обедняет реальный мир, а с другой — ее модели приобретают неслыханную универсальность, позволяющую применять их далеко за рамками того материала, на котором они строились. Но самое главное, пожалуй, в том, что они позволяют накладывать их на реальный мир и определять степень их соответствия ему — то есть быть рабочими гипотезами, проверяемыми экспериментально.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Чем нас влечет будущее? Нашим разумом владеет неуемное желание узнать то, чего еще нет, увидеть то, что ожидает человечество и определит облик следующей эпохи. Эта жажда познания подталкивает ученых исследовать будущее, создавая его теоретические модели. В общей массе футурологических прогнозов встречаются такие, в которых ведется речь о системном масштабном кризисе и ставится вопрос о завершении планетарного цикла истории. В других же, наоборот, говорится о вариантности будущего — веере различных сценариев грядущего. Что же ожидает нас в дальнейшем: финал или новый виток развития? И какие моменты необходимо учитывать при создании объективной картины будущего?

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Сегодня наука столкнулась с ограничениями этического характера практически во всех областях знания. Мы еще не решили для себя, насколько правомерно клонирование человека и искусственное изменение его генотипа, допустимо ли стимулировать возникновение разума у животных. Физика элементарных частиц может открыть способ получения невиданных ранее количеств энергии — а заодно и оружия, по мощности которому не будет аналогов, психология и психиатрия обнаружили методы контроля сознания и корректировки поведения — вербальные и физиологические. Характерна крайняя «аккуратность» в космических исследованиях: все посылаемые на Марс аппараты тщательно стерилизуются, чтобы не занести на Красную планету земные микроорганизмы; космическая станция Галилео с той же целью была уничтожена в атмосфере Юпитера — иначе сохранялся шанс, что в результате столкновения с Европой туда может быть занесена земная жизнь; в ходе эксперимента НАСА «Deep Impact» — бомбардировки кометы Tempel-1 для изучения химического состава кометного вещества — в астрономических кругах разгорелась жаркая дискуссия по поводу допустимости таких «варварских» способов изучения.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Мы все знаем, что слово может созидать — и слово может разрушать! Но, пожалуй, нет и не будет лучшего примера, как словами была разрушена великая держава, чем пример с советской печатью в СССР…
    А начиналось все со свободы печати!
    Еще в своей работе «Что делать?» В.И. Ленин назвал газету не только коллективным агитатором, но и организатором — мол, людей информированных проще поднять на соответствующие политике партии свершения. Поэтому-то почти сразу после Великого Октября все оппозиционные газеты и журналы в стране и были закрыты, чтобы некому было сеять сомнения в умах людей. Теперь «правду» о жизни в стране и за рубежом советским гражданам сообщали только лишь советские издания, и, надо сказать, на первых порах они действительно ее сообщали!



  • ...По некоторым данным, в этой организации состоит более 55 тысяч членов из 84 стран. Согласно декларациям ее духовных лидеров, человечество должно прийти к бессмертию, используя метод клонирования.

    В 2002 году Бриджит Буаселье, являющаяся руководителем компании Clonaid, близкой к секте, сообщила о том, что на свет появился первый клон – девочка по имени Ева (Eve).
    Однако убедительных доказательств существования клонированного ребенка научной общественности представлено не было. Вместе с тем, это заявление весьма широко обсуждалось в прессе.
    Добавлю к этому, что в ряде стран, среди которых была и Россия, наложен запрет на клонирование человека. В обществе развернулась широкая дискуссия о перспективах развития этого научного направления. Ее участниками стали не только видные ученые, но и авторитетные деятели, представляющие наиболее многочисленные религиозные конфессии мира.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • При написании этой статьи автор испытывал определенные трудности. «Жизнь каждого человека достойна романа», но вместить несколько биографий в одну статью очень сложно. С одной стороны, хотелось отразить некоторые факты из жизни наших героинь, с другой стороны — автор стремился изложить в понятной форме математические заслуги, которые дают нам право называть описанных здесь женщин «великими математиками», а с третьей — хотелось осветить тот тернистый путь, который пришлось преодолеть женщинам за равные возможности в науке.
    Одним из критериев цивилизованности общества является отношение к женщине. В какой степени женщина наделена или обделена правами — в такой стадии находится и процесс цивилизации данного общества. Говоря об античности, стоит иметь в виду, что речь идет о временном промежутке большем, чем уже длится наша эра, и о совокупности совсем разных культур, в каждой из которой было свое отношение к женщине и ее месту.



  • ...Вот еще пример противоречивости. Парламент некоего государства с маленьким госбюджетом решает, на что истратить народные деньги. Так как средств мало, нужно отдать большую их часть на что-нибудь одно, пренебрегая остальными национальными интересами. Парламент разделился на три примерно равные части. Одна треть желает направить финансы на социальную помощь населению, другая треть - на развитие рынка, и, наконец, оставшиеся депутаты хотят, чтобы эти деньги были истрачены на реформу Министерства обороны. Так как все депутаты уверены в своей правоте, найти общий язык они не могут. Сдаваться никто не намерен, каждый гнет свою линию. Это замкнутый круг, ведь какая бы точка зрения ни возобладала, большинство будет считать, что деньги истрачены неправильно. Большинство всегда будет в проигрыше.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Нежелание людей добровольно надевать ремни безопасности может быть вызвано осознанием предельно маленькой вероятности попадания в аварию с летальным исходом во время единственной поездки. Поскольку такие аварии случаются только один раз на несколько миллионов личных поездок, а приводящее к нетрудоспособности повреждение только один раз на сотню личных поездок, отказ надеть ремень безопасности может казаться вполне обоснованным. Однако такое решение выглядит менее здравым, если принять во внимание перспективу множественных поездок и рассмотреть существенную вероятность аварии в какой-либо из поездок. Так, в экспериментальном исследовании респондентам сообщалось, что за 50 лет вождения (около 40000 поездок) вероятность смерти увеличивается до 0,01, а вероятность получить, по крайне мере, одно приводящее к нетрудоспособности повреждение до 0,33. Участники эксперимента, рассмотрев эту перспективу длиною в жизнь, относились к ремням безопасности (и воздушным подушкам) более благосклонно, чем это делали люди, которых просили рассмотреть перспективу единичных поездок...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В 1883 году американская поэтесса Эмма Лазарус написала сонет «Новый Колосс» (The New Colossus), посвященный Статуе Свободы. А в 1903 пять строк из ее сонета украсили ее пьедестал.

    «Оставьте, земли древние, хвалу веков себе!
    Взываю молча. Дайте мне усталый ваш народ,
    Всех жаждущих вздохнуть свободно, брошенных в нужде,
    Из тесных берегов гонимых, бедных и сирот.
    Так шлите их, бездомных и измотанных, ко мне,
    Я поднимаю факел мой у золотых ворот!»

    Такими словами приветствовала тех, кто прибывал в США в 1911 г., Статуя Свободы. А дальше… Ну что, казалось бы, может быть проще высадки с корабля по прибытию к цели путешествия. Действительно, обычно это очень просто. Как только судно причаливает к берегу, багаж пассажиров осматривают таможенные чиновники, иногда они просят предъявить документы, удостоверяющие личность, — и пассажиры выходят на берег.



  • Специалисты из Массачусетского технологического института разработали уникальную программу искусственного интеллекта, способную воспринимать и анализировать большую массу данных науки и опережающую человека в уровне интуитивного развития.
    Учёные заявляют, что созданный аппарат анализа данных призван быть помощником для интеллекта человека, а не его заместителем. В данный момент специалисты обладают огромным массивом научной информации, которую нужно исследовать. Разработчики надеются, что интеллектуальную машину для переработки данных можно будет использовать по назначению уже совсем скоро.