Русское старообрядчество

Вс, 11/06/2011 - 22:07

В лесах Поморья, на реке Выге, слились две крайние, но несколько разные аскетические монашеские традиции Игнатия и Корнилия, причудливо и неожиданно сочетавшие бесконечное преклонение перед русским церковным прошлым, исступленную готовность к крайней, доходящей до добровольного самосожжения жертвенности и абсолютную непреклонность в духовных вопросах, переходящей в церковное бунтовщичество, анархизм и даже нигилизм.

Игнатий, бывший только дьяконом и поэтому не имевший права «литургисати», склонялся к учению об «упразднении» священства и причастия: сам он, будучи соловецким экклезиархом, выдающимся и пламенным проповедником и волевым духовником, вероятно, часто чувствовал свое превосходство над рядовыми деревенскими батюшками и вряд ли имел охоту подчиняться их духовному руководству. Как монах он, конечно, «пренебрегал» и браком, но, несмотря на эти крайние установки в вопросе священства и таинств и неудержимую страсть к проповеди гарей, он — в противоположность дьячку Феодосию Васильеву, выходцу из мелкого провинциального городка Яма, — имел и осознавал за собой все старое предание и мышление Соловецкого монастыря, одной из влиятельнейших и важнейших русских обителей.

Корнилий, упрямый и непреклонный аскет, в свою очередь, тоже не был просто лесным старцем, бросившим и ненавидящим мир. Корнилий принес на Выг не только навыки крайнего монашеского аскетизма, доведшие до бракоборства и полного «целомудрствования», и бесконечную любовь к пустынному житию (недаром современники его называли «пустынь прекрасная, столп пресветлый, наказатель (руководитель) сладостный»), но и плоды долгого служения церкви и знания ее прошлого, живым свидетелем которого был он сам. Еще будучи келейником Филарета, а затем и других иерархов, Корнилий научился ценить единение царства со священством и мог наблюдать годы цветения тогда еще, в его глазах, «святого Третьего Рима». Став пустынником, он не потерял чувства ответственности за судьбы своего христианского народа. И несмотря на короткое время сожительства с ним, Викулин и Андрей Денисов, по всей вероятности, от него унаследовали преданность старой церковной Руси.

Благодаря усилиям и способностям обоих основателей Выгорецкого поселения, их обитель уже в течение двух последующих десятилетий стала ведущей не только в Поморье и беспоповщине, но и во всем русском старообрядчестве. Викулин занимался организацией самого общежития, Андрей (1672—1730) скоро вырос в положение ведущего богослова и мыслителя старой веры, а брат Андрея, Семен Денисов (1682—1741) прославился в старообрядчестве как патетический писатель и славослов ранней истории движения древней веры и русской церкви. Кроме того, благодаря их хозяйственным, организаторским способностям Выгорецкий монастырь стал как бы преемником Соловков, который еще долго не мог оправиться от разгрома 1670-х годов.

Заслуга Андрея Денисова заключалась в ясном, логически и систематически составленном объяснении «старой веры», изложенном в его знаменитых «Поморских ответах». «Поморские ответы» были действительно ответами на вопросы, предложенные синодальным миссионером и обличителем «раскола» иеромонахом Неофитом, который в порядке полемики со старообрядцами задал поморцам Выговского общежития 104 вопроса. Ответы были соборным трудом выговских отцов, но их формулировка, редакция и написание были работой, прежде всего, Андрея и отчасти — Семена Денисовых. В своих ответах Андрей не поддается страстям и гневу, как Аввакум или Лазарь, а спокойно, с многочисленными ссылками на источники разбирает вопросы миссионера и дает почти что исчерпывающее толкование разногласий между «великороссийской» церковью и старообрядцами. Поскольку большинство вопросов Неофита касалось общих для всего старообрядчества проблем, то и «Ответы» стали своего рода декларацией веры всего старообрядчества и были приняты почти что всеми толками как главное руководство для объяснения самого существа «старой веры».

Денисовы и Выг при их жизни не стали узкими руководителями одной из «беспоповских» сект, а старались примирить между собой все старообрядческие согласия, затем объединить их под общим знаменем старой веры и даже направить их объединенные усилия на возвращение России к древнеправославному идеалу, на воссоединение «единого тела вселенской церкви».

По всей вероятности, им, как и за два с лишним столетия до них Иосифу Волоцкому, это идеальное православное государство мыслилось как вселенский храм с монастырским укладом и вечно празднуемой литургией. Но судьба не дала Денисовым возможности не только вернуть Россию к старой вере, но даже и объединить самих старообрядцев в одну церковь.

Не имея конструктивной, положительной, четкой и всеохватывающей богословской формулировки и сразу же заняв отрицательную позицию в отношении государства и общества, «беспоповщина» стала быстро делиться на все более и более мелкие толки, которые уже отличались друг от друга не основными и широкими установками в отношении церкви и проблемы благодати, а второстепенными различиями в толковании отдельных обрядов или деталей устава. Кроме того, деление на толки вызывалось по преимуществу дальнейшим радикализмом или, наоборот, большей умеренностью последователей первых учителей беспоповства.

Другие материалы рубрики


  • ...Даже в XIX в. священников, порочащих свой сан, чиновники консистории могли посадить на цепь. Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случаев влекло за собой наказание с посажением на цепь – пьянство, соединенное с буйством. Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком – на год или два, или неопределенным – „до указа”, “ донеже в чуствие прийдет”. Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .



  • ...Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случав влекло за собой наказание с посажением на цепь — пьянство, соединенное с буйством.
    Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком — на год или два года, или неопределенным — «до указа», «донеже в чуствие прийдет». Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .
    Хронологически срок епитимьи был немного дольше, чем наказание гражданского суда. Особенно это касалось преступлений, совершенных «без злого умысла», к которым российское законодательство было очень гуманным...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Самым крупным по численности и влиянию в настоящее время остается масонство США в составе 50 суверенных великих лож по штатам, округу Колумбия и отдельно для цветных — всего около 4 млн. членов. Их филиалы разбросаны по многим странам мира, особенно по Латинской Америке и Канаде. Активность находит заметное проявление в социальной сфере, поскольку при всех братствах имеются крупные фонды благотворительности и «бюджеты солидарности», что позволяет помогать адептам, оказавшимся в затруднительном положении, субсидировать больницы, дома престарелых для братьев и их жен, университеты, центры медицинских исследований. Ряд объединений занимаются международной деятельностью. К великим ложам примыкают многочисленные полузакрытые ордена.



  • Для исследования внутреннего развития и состояния православной церкви на данный момент важно понимание не только ее общехристианских этических и канонических основ и истоков, но также особенностей ее социально-экономического положения в определенные периоды.
    Ко времени официального принятия христианства в 988 г. и, следовательно, возникновения церковной организации, государство уже существовало на Руси в течение почти двух веков. Оно имело свою развитую систему княжеского управления и права и многовековые обычаи восточнославянской языческой культуры.
    В то время экономика Киевской Руси уже достигла сравнительно высокого уровня. Численность населения государства равнялась примерно 4-5 млн человек.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В конце V в. н. э. Западная римская империя рухнула и началась эпоха, называемая Темными веками. Земли, входившие в состав империи, одну за другой захлестывали волны варварских нашествий. Рвались создаваемые столетиями экономические связи между провинциями, гибли люди, утрачивались технические знания. Знаменитые римские дороги, прежде содержавшиеся в безукоризненном порядке, зарастали травой. Случалось, все выжившее население некогда обширного города теперь могло укрыться от врагов за стенами одного-единственного городского сооружения — цирка или императорского дворца. Бывшая некогда сердцем великой империи Италия лежала в руинах и превратилась в периферию. «Что осталось еще в этом мире, что еще могло бы нравиться нам? Мы видим только печаль, мы слышим только воздыхания. Города разрушены, укрепления превращены в развалины, деревни опустошены, земля стала пустыней. И эти остатки населения постоянно побиваются бичами Божьими!

    • Страницы
    • 1
    • 2