Саперы Великой Отечественной войны. Часть 1

Чт, 09/11/2014 - 18:27

Ночная атака советских танков Т-34-85 у станции Раздельная в районе Одессы. Для освещения используются сигнальные ракеты. На заднем плане — здание станции Раздельная. 3-й Украинский фронт

Танки КВ-1С6-го гвардейского отдельного танкового полка прорыва в атаке. Северо-Кавказский фронт

Советские танки на рубеже атаки. Район Курской дуги

Танки Т-34-76 поддерживают атаку пехоты на
Курской дуге

Вместе с танкистами на разминирование

Саперы получают боевую задачу

При этом чаще всего муссируется тема штрафбатов и упорно забывается, что танк времен ВОВ — это не только железо, но и экипаж (для наиболее распространенных советских конструкций — от трех до пяти человек).
Особенно забавны настойчивые попытки уверить читателей, будто противотанковая мина под человеком все-таки взрывается. Дескать, а вот если на нее прыгнуть… Только представьте себе плотную массу пехотинцев, сосредоточенно прыгающих по полю под огнем неприятеля. В качестве еще одного аргумента приводится «всем известная Камбоджийская рулетка». Не поленился выяснить, что это такое.

Оказывается, 22 марта 1999 г. три друга, жители юго-восточной камбоджийской провинции Свай Ринь, решили развлечься игрой в новый вариант русской рулетки, по очереди опрокидывая стопку и с силой топая ногой по лежащей под столом противотанковой мине. Сей случай то ли номинировался, то ли был-таки удостоен премии Дарвина (за самую идиотскую смерть). О конструкции, системе и даже «национальной принадлежности» мины сведений, естественно, не сохранилось. Зато по данным газеты «Rasmei Kampuchea» известно, что мина эта двадцать пять лет провалялась на огороде одного из лауреатов. Вот такое нынче запросто может угодить в категорию «исторический факт, неопровержимо свидетельствующий, что». Куда мы катимся, господа?

Соблюдая беспристрастность, отмечу, что некоторые контраргументы способны побудить не менее сильные эмоции. Чего стоит только «доказательное» отрицание самого факта упомянутой беседы Эйзенхауэра с Жуковым — на том основании, что в мемуарах американского генерала о ней, на самом-то деле, ничего не сказано. И следует ссылка: Эйзенхауэр Э., «Крестовый поход в Европу», Москва, Воениздат, 1980 г. Что, кроме искреннего умиления, может вызвать такая девственная наивность? В те времена не то что прозу американского генерала — поэму Пушкина могли отредактировать из политических соображений.

Вернемся ко второму граничному примеру.
Владимир Бешанов, Танковый погром 1941 г. — Минск: Харвест, 2004 г. Дословная цитата: «В августе 1945 г. маршал Жуков поразил генерала Д.Эйзенхауэра рассказом о советском методе преодоления минных полей. «Когда мы подходим к минному полю, наша пехота проводит атаку, как будто этого поля нет. Потери, которые войска несут от противопехотных мин, считаются всего лишь равными тем, которые мы понесли бы от артиллерийского и пулеметного огня… Атакующая пехота не подрывает противотанковые мины. Когда она достигает дальнего конца поля, образуется проход, по которому идут саперы и снимают противотанковые мины, чтобы можно было пустить технику».
Оставляя в стороне саму книгу, займемся цитатой. Мемуары Эйзенхауэра в списке использованных литературных источников отсутствуют, ссылки по тексту — тоже. Следовательно, цитата, очевидно, не оригинальная (то есть с чужих слов). Да и неполна: многоточие в середине настораживает (поди знай, что там было вместо трех точек). К тому же — ну хоть застрелите меня! — никак не возьму в толк смысла подобного перемещения по минным полям. Нет, если предположить вместе с господами Латыниной, Бешановым и т.д., что маршал Жуков имел маниакальной целью перебить как можно больше собственных солдат — тогда понятно. А иначе… Темп наступления таким способом не ускоряется (пехота отрывается от танков, которые все равно вынуждены ждать разминирования)… Странно.

Правда, реальность описанной практики господин Бешанов иллюстрирует поистине кошмарными в своей живописности картинами красноармейских атак сомкнутым строем по минному полю, но подтверждает их ссылками, типа «один немецкий солдат (офицер, нужное подчеркнуть) в письме домой (в дневнике) написал…» Хоть бы ж фамилии солдат-офицеров привел… Не говоря уже об основаниях, на которых этим письмам да дневникам следует безоговорочно верить (если, конечно, извечная задачка «А был ли мальчик?» имеет положительное решение).

Другие материалы рубрики


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Для 33-й гвардейской дивизии участие в Сталинградской битве началось с 12 июля 1942 года. В этот день дивизия заняла оборону в 50 километрах северо-западнее Калача. В составе 62-й и 64-й армий, вставших на пути немецко-фашистских частей, прорвавшихся к Большой излучине Дона (на фронте Боковская — Морозовская — Цимлянская) было 10 дивизий, а в гитлеровской группировке — 29, в том числе 4 танковых, 3 моторизованных и 22 пехотных. А с июля по сентябрь 1942 года количество их дивизий выросло до 80. Боевые действия 33-я дивизия начала 17 июля.



  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Во второй половине 1941 г. стало очевидно, что действовавшие на то время боевые и полевой уставы РККА не соответствуют реалиям идущей войны, и что Красная Армия плохо подготовлена к наступлениям на полевые укрепления противника (большой привет господину Резуну и его многочисленным клонам). Возникла необходимость анализа и обобщения накопленного (но еще достаточно скудного) практического опыта. В качестве примера таких попыток можно привести «Инструкцию командования 29-й армии по организации наступления на обороняющегося противника, применившего инженерные средства полевой фортификации на лесисто-болотистом театре» от 23 сентября 1941 г. Инструкция, в частности, подчеркивает необходимость проведения соответствующих учений и занятий с личным составом — да-да, та самая сторона фронтовой жизни, которая, как правило, ускользает от внимания создателей киноэпопей и — что гораздо хуже — историков-популяризаторов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • У немецких генералов принято списывать свои неудачи либо на «объективные причины» (чаще всего это были «погодные трудности»), либо на «безумные» решения Гитлера. Странно, что никто не догадался объявить таким безумием «зимний поход на Москву».
    До 1941 года вести военные действия на просторах Русской равнины отваживались лишь сами русские, кочевники-татары и запорожские казаки. Именно запорожские, а не «украинские» — только у запорожцев были специальные команды «характерныков», обученные и экипированные для зимней войны.


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4