Саперы Великой Отечественной войны. Часть 1

Чт, 09/11/2014 - 18:27

Советский сапер со служебной овчаркой и обнаруженной немецкой миной

Командующие войсками СССР и союзников в Берлине. Слева направо: фельдмаршал Бернард Монтгомери (Великобритания), генерал Дуайт Эйзенхауэр (США), маршал Георгий Жуков (СССР), генерал Жан Мари де Латр де Тассиньи (Франция). Май 1945 г.

Встреча советских маршалов Г.К. Жукова и К.К. Рокоссовского с британским фельдмаршалом Б. Монтгомери у Бранденбургских ворот. Позади слева от Рокоссовского — заместитель командующего 1-м Белорусским фронтом, генерал армии В.Д. Соколовский; справа — начальник штаба 1-го Белорусского фронта, генерал-полковник М.С. Малинин

В общем, я понял одно: без первоисточника не разобраться.

Однако с первоисточником — с мемуарами Дуайта Эйзенхауэра, изданными не в Москве, — возникли проблемы.
То есть, например, на сайте http: //books.google.com/ вывешена копия нужного издания, а именно: Dwight D. Eisenhower, Crusade in Europe (Copyright © 1948 by Doubleday & Company, Inc.). И нужный отрывок отыскался достаточно легко. Одна загвоздка: на словах Жукова «когда мы подходим к минному полю» заканчивается страница номер 467. А страница 468-я, на которой, собственно, и приведен рассказ маршала, отсутствует в свободном доступе. Еще следующая, 469-я — снова есть. Не забавное ли совпадение — отсутствует именно страница со столь одиозными сведениями?

Нет-нет, я ни в коем случае не намекаю на сознательное сокрытие информации. Просто, вероятно, в категорию несвободного (то есть платного) доступа переведены страницы, пользующиеся наибольшим интересом. Держателям информации захотелось, как говорил герой братьев Вайнеров, деньжат по-легкому срубить. Что ж, в этом есть обнадеживающая сторона. Выходит, изрядное количество людей не удовлетворяется формально-аксиоматичными истинами, а хочет самостоятельно разобраться в вопросе. Господа аксиомотворцы, мои соболезнования.

На упоминавшемся выше сайте присутствуют электронные адреса продавцов, которые, при условии перечисления от 20 до 30 долларов США, обязуются выслать заказчику полную копию книги. Некогда я уже пробовал играть в такую игру. Собственно, хватило двух попыток. На первой из них перевод затерялся где-то в бескрайних просторах виртуальной реальности, на второй — присланный файл оказался нечитаемым. После этого мои жадность и здравый смысл вступили в сепаратный сговор, имевший целью бойкотировать дальнейшие попытки приобретения книг таким способом.

Но ничего. Нынешние времена выгодно отличаются от прежних еще и доступностью различных легальных способов припасть к источникам информации (господа аксиомотворцы, мои соболезнования еще раз). Здесь самое время высказать мою искреннюю признательность Алексею Давыдову и Радию Радутному за неоценимую помощь в подборе литературы.
Итак, согласно девизу юного В.И. Ульянова, мы пошли другим путем.

Мемуары Д.Эйзенхауэра «Крестовый поход в Европу» впервые вышли в свет в 1948 г. Стремление обратиться к первоисточнику в наиболее буквальном понимании этого термина помог удовлетворить американский журнал «Life» от 13 декабря
1948 г., опубликовавший фрагменты «Крестового похода».

Источник, согласитесь, максимально приближенный к «перво», не препринт, не переиздание, и, самое главное, более чем прижизненный по отношению к автору, что до некоторой степени является, так сказать, «страховкой от третьих лиц» (увы, только до некоторой, как мы вскоре убедимся). На следующей фотографии приведен фрагмент страницы 153 с многажды упоминавшимся рассказом маршала Г.К. Жукова. Фотография приведена на случай, если кто-нибудь усомнится во мне как в переводчике или заподозрит искажение истины.
Раздел носит весьма многообещающее название: «Как русские обращаются со своими войсками». Вообще, сравнивая книжный и журнальный (рассчитанный, несомненно, на более широкого читателя) тексты мемуаров, с печалью убеждаешься, что пропаганда «тут» и «там» различалась в то время лишь степенью беззастенчивости. В книжном тексте подобные «разжевывающие» заголовки отсутствуют. Зато в журнальном отсутствуют (конечно же, исключительно из соображений экономии бумаги) некоторые понимающе-уважительные размышления генерала о русских. Но это уже тема для отдельного разговора.

Итак, рассказ маршала. Рискуя утомить читателя, приведу отрывок полностью.

«Очень поучительным для меня было описание маршалом Жуковым русского метода атаки через минные поля. Маршал Жуков дал мне сухое изложение его практики, приблизительно следующее: «Есть две разновидности мин: противопехотные и противотанковые мины. Когда мы подходим к минному полю, наша пехота атакует точно так же, как будто его здесь нет. Потери, которые причиняют противопехотные мины, мы считаем не большими (only equal) чем те, которые мы получили бы от пулеметов и артиллерии, если бы немцы выбрали защитить этот конкретный район сильными войсковыми частями вместо минных полей. Атакующая пехота не взрывает противотанковые мины, поэтому после того, как она проникла на противоположную сторону поля, она формирует плацдарм, после чего прибывают саперы и откапывают (находят?) проходы, по которым может продвигаться наша техника». Я живо представил себе, что бы случилось с любым американским или британским военачальником, если бы он последовал подобной тактике. Американцы оценивают стоимость войны в продолжительностях человеческих жизней, русские — во всеобщем благе нации». Конец цитаты.

Прошу простить некоторую корявость стиля: я пытался переводить как можно ближе к оригиналу.

Прежде всего, ответим на главный вопрос, который бы непременно задал (правда, в чисто риторической форме) любой сов-ортодокс: а можно ли вообще верить генералу Эйзенхауэру? Уделить этому вопросу серьезное внимание предлагаю несколько позже, а пока ограничусь чисто субъективным впечатлением: верить, очевидно, можно, но с оговорками. В пользу необходимости последних косвенно высказался сам генерал, задав патетически-риторический вопрос: «Что бы случилось с любым американским или британским военачальником, если бы он последовал подобной тактике?».

Дело в том, что вопрос на самом деле не вполне риторичен.
Еще одна цитата: «Если впереди поле и танки способны двигаться по нему быстро, даже опасность возрастания потерь из-за наличия мин не должна останавливать их — им возглавлять наступление» (Паттон Дж. Война, какой я ее знал. — М.: ACT, Астрель, 2002 г.). По-моему, комментарии излишни.

А вот еще из того же автора: «Пресловутое «копай или тебя закопают» звучит слишком часто и еще чаще понимается неправильно. Сидя в окопе, войны не выиграть. Единственный момент, когда солдату нужно окапываться, — это когда он вышел на исходную позицию. Может быть, еще в том случае, когда на бивуаке существует опасность подвергнуться авианалету или же когда часть дислоцирована в зоне, простреливаемой артиллерией противника. Хотя лично я противник рытья траншей даже и в такой ситуации, поскольку в данном случае шансы погибнуть у того, кто спит на земле, и у того, кто сидит в окопе, практически одинаковы, в то время как тот, кто роет множество земляных нор, лишь утомляет себя. Кроме того, рытье окопов плохо отражается на боевом духе, поскольку увеличивает у солдата страх перед неприятелем, который зачастую сам боится его куда сильнее».

Декларированное генералом «равенство шансов» можно было бы счесть революционным открытием в военном деле — если бы только практика и законы физики не доказывали обратного. При артобстрелах и бомбежках наибольшую долю ранений и контузий (в том числе смертельных) причиняют не прямые попадания, а осколки и взрывная волна. Теперь представьте воздействие этих поражающих факторов на солдат в окопах и вне окопов. Думаю, разница очевидна. Но генералу Паттону явно представлялись более важными аргументы «войну не выиграть», «утомляет себя» и «боевой дух».

Можно еще добавить, что Д. Эйзенхауэр прекрасно знал генерала Джорджа Смита Паттона (который, в частности, во время европейской кампании командовал американской третьей армией) и в своем «Крестовом походе» утверждал, будто именно такой генерал нужен при наступлении.

Я намеренно не стану останавливаться на громких скандалах, в центре которых регулярно оказывался Паттон и которые довольно быстро заминались. Увы, а ля гер ком а ля гер. Если командир добивается успехов там, где другие пасуют, ему многое прощается, а кое на что начальство просто закрывает глаза. Правда, когда стихает «последний довод королей» и смелые удачливые рубаки перестают быть жизненно (в прямом смысле слова) необходимы… За одних в массовом порядке принимается великий вождь и учитель, убоявшийся, как бы победители не вообразили, будто могут еще кого-нибудь победить… А кто-то другой, неудобный, плохо управляемый, трагически и нелепо гибнет в конце сорок пятого года и продолжает служить — подрихтованным отлакированным символом для воспитания следующих поколений рубак.

Другие материалы рубрики


  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Для 33-й гвардейской дивизии участие в Сталинградской битве началось с 12 июля 1942 года. В этот день дивизия заняла оборону в 50 километрах северо-западнее Калача. В составе 62-й и 64-й армий, вставших на пути немецко-фашистских частей, прорвавшихся к Большой излучине Дона (на фронте Боковская — Морозовская — Цимлянская) было 10 дивизий, а в гитлеровской группировке — 29, в том числе 4 танковых, 3 моторизованных и 22 пехотных. А с июля по сентябрь 1942 года количество их дивизий выросло до 80. Боевые действия 33-я дивизия начала 17 июля.



  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • У немецких генералов принято списывать свои неудачи либо на «объективные причины» (чаще всего это были «погодные трудности»), либо на «безумные» решения Гитлера. Странно, что никто не догадался объявить таким безумием «зимний поход на Москву».
    До 1941 года вести военные действия на просторах Русской равнины отваживались лишь сами русские, кочевники-татары и запорожские казаки. Именно запорожские, а не «украинские» — только у запорожцев были специальные команды «характерныков», обученные и экипированные для зимней войны.


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3