Саперы Великой Отечественной войны. Часть 2

Пнд, 09/29/2014 - 20:09

Советские саперы расчищают дорогу от мин и проволочных заграждений»

Советские солдаты перед атакой под Сталинградом. На переднем плане расчет противотанкового ружья ПТРД

Советские саперы на разминировании

Советский Т-34 с танковым десантом перед атакой

Атака советской пехоты при поддержке танков Т-34



Во второй половине 1941 г. стало очевидно, что действовавшие на то время боевые и полевой уставы РККА не соответствуют реалиям идущей войны, и что Красная Армия плохо подготовлена к наступлениям на полевые укрепления противника (большой привет господину Резуну и его многочисленным клонам). Возникла необходимость анализа и обобщения накопленного (но еще достаточно скудного) практического опыта. В качестве примера таких попыток можно привести «Инструкцию командования 29-й армии по организации наступления на обороняющегося противника, применившего инженерные средства полевой фортификации на лесисто-болотистом театре» от 23 сентября 1941 г. Инструкция, в частности, подчеркивает необходимость проведения соответствующих учений и занятий с личным составом — да-да, та самая сторона фронтовой жизни, которая, как правило, ускользает от внимания создателей киноэпопей и — что гораздо хуже — историков-популяризаторов.

Согласно инструкции, «боевой порядок при наступлении на противника, применившего сооружения полевой фортификации, следует строить особо глубоким, эшелонируя роты, батальоны в два и три эшелона. Впереди наступающей пехоты следует вести огневые средства, пулеметы, автоматчиков и мощным огневым валом всех средств прикрывать наступление, расчищая дорогу своей пехоте».

Подчеркивается необходимость применения разреженных боевых порядков. Взвод, например, наступает на фронте 300-400 м, обязательно имея отделение уступом назад за одним из флангов; рота — на фронте 600-800 м, имея взвод во втором эшелоне на дистанции 150-200 м.
Командиры рот и взводов обязаны уточнить на местности объекты атаки и пути подхода к ним. В период накапливания стрелковых подразделений для атаки артиллерия и огневые средства пехоты обрабатывают передний край противника. Непосредственно перед атакой артиллерия должна перенести огонь в глубину и на фланги. Оговариваются также ложные переносы огня для более точного выявления огневых точек противника.

И так далее.

Специально подготовленные группы подрывников, огнеметчиков и пулеметчиков следуют за подразделениями первого эшелона, а при обнаружении ДЗОТов немедленно под прикрытием огня выбрасываются для их блокирования. ДЗОТы на переднем крае должны быть уничтожены или блокированы до начала общей атаки пехоты.
В каждом взводе должно быть подготовлено минимум два-три истребителя танков. Они следуют за первой линией пехоты в готовности в любой момент уничтожить танки противника.

Как правило, опорный пункт или узел сопротивления противника атакуется с фланга и тыла, с фронта же сковывается частью сил — в разреженных боевых порядках.

Конечно, я привожу здесь только небольшие отрывки и, однако, рискую слишком утомить читателя. Что ж, это осознанный риск. Как видите, даже в 1941 г. организация наступления не имеет ничего общего с массированно-однообразными фронтальными атаками плотной массой, каковые с таким удовольствием смакуют господа Бешановы.
То есть, конечно, бывало всякое. Особенно под командованием «легендарных героев гражданской войны» и их достойных учеников, которые преступно долго не могли уразуметь разницу между нынешним противником и «белыми гадами». Но опять напомню: «было так» и «бывало так» — отнюдь не тождественные понятия.

А как же инструкция требует поступать с минными полями противника? А вот: «При первом обнаружении минного поля вперед выбрасываются саперы с миноискателями. Следует стремиться минированные поля обходить, а при невозможности этого взрывать их огнем артиллерии и минометов».

Что касается миноискателей… Кто-то скажет: «Наивно». А то и слово «показуха» всплывет. Перед кем, позвольте спросить? Напоминаю: инструкция разработана штабом армии для собственного армейского пользования. Надо полагать, штабисты способны были учитывать фактический уровень материального обеспечения. И еще напоминаю дату, стоящую на документе. Увы, в сентябре сорок первого не слишком часто возникала необходимость атак на вражеские полевые укрепления. Надо полагать, на такие случаи миноискателей хватало.

Кстати, еще одна небольшая ремарка об упомянутых приборах.

В ходе войны немцы широко применяли в производстве мин такие материалы, как дерево, водонепроницаемый картон, бетон и пр. Но различные конструкции противопехотных мин тем не менее продолжали включать в себя значительные количества стальных поражающих элементов (например, так называемые шрапнельные или «шпринг-мины», снабжавшиеся механическими взрывателями натяжного и нажимного действия). В то же время боевое назначение противотанковых мин позволяло совсем обойтись без металлических деталей. Так, например, корпус мины topfmine 4531 (изготовлялась с марта 1944 г.) состоял из прессованной смеси древесной муки и смолы; взрыватель (химического действия, срабатывал при нагрузке 150 кг) представлял собой две стеклянные ампулы. В течение 1944-45 годов было изготовлено более 700000 единиц topfmine 4531.

Таким образом, приемы и средства обнаружения и обезвреживания противопехотных и противотанковых мин в ходе войны должны были все более «специализироваться». Запомним это на дальнейшее,

Армейская инструкция не предназначалась для широкого обнародования, так что при необходимости штаб армии нашел бы способ намекнуть в ней командирам частей и подразделений: мол, при отсутствии иной возможности минные поля можно обезвреживать пехотинцами. Ан нет: разреженные боевые порядки, охваты, обходы, миноискатели, «взрывать огнем»…

Но это — самое начало войны. Быть может, позже?..

На более высоком уровне обобщение опыта, накапливаемого войсками, выразилось в разработке новых редакций боевых уставов родов и видов войск — в частности, боевого устава пехоты 1942 г. и полевого устава РККА 1943 г. (последний, хотя и имел статус «проект», широко применялся на практике). Конечно, мы и не надеялись найти в упомянутых документах какие-либо сведения про искомое разминирование телами пехоты — такое бы уже было верхом цинизма. Однако сведения по теме там имеются.

Итак, начнем с нижнего уровня.

Согласно уставам, боевой порядок пехотной роты при атаке укрепленной позиции противника состоит из групп разграждения (т.е. саперных групп для проделывания проходов в инженерных заграждениях, в том числе и в минных полях), штурмовых групп, огневой группы (орудия, минометы и станковые пулеметы) и взводных стрелковых цепей. В помощь саперам каждой группы разграждения придается до отделения стрелков.

Назначение штурмовых групп — блокирование и уничтожение ДОТов и укрепленных узлов обороны противника. Штурмовые группы в составе роты включают в себя: два стрелковых отделения, один-два станковых пулемета, отделение противотанковых ружей, взвод 50-мм минометов, одно-два орудия, отделение саперов, два-три ранцевых огнемета и — возможно — один-два тяжелых танка. В задачи саперов входит не только подрыв ДОТов и ДЗОТов, но и разграждение подходов к ним.

На уровне батальонов и полков также создаются группы разграждения и штурмовые отряды — бОльшие по численности и предназначенные для решения более масштабных задач.
Перед атакой вражеские заграждения (в том числе минные) обрабатываются концентрированным артиллерийско-минометным огнем, после чего группы разграждения расчищают проходы в них под прикрытием огневых средств, стрелковых отделений, а при необходимости — и разведгрупп.

В качестве противоминных средств упоминаются и танковые тралы.

В описаниях же собственно атакующих действий штурмовых групп и стрелковых подразделений (первые захватывают укрепленные узлы обороны, вторые — траншеи и ходы сообщения) отчего-то не заметны слова «бег» и «ходьба», а фигурируют «переползания» и «перебежки». При этом огневые средства пехоты (в т.ч. следующие за ней батареи 50-ти миллиметровых минометов и др.) добивают вражеские огневые точки, уцелевшие после артподготовки.

Вот так. При таком насыщении пехоты огневыми средствами и саперными отрядами (группы разграждения, саперы штурмовых групп) и при такой организации атакующих действий как-то не верится ни в кино-героическое «ура!», ни в тупо-однообразные лобовые атаки плотными массами.

Другие материалы рубрики


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Для 33-й гвардейской дивизии участие в Сталинградской битве началось с 12 июля 1942 года. В этот день дивизия заняла оборону в 50 километрах северо-западнее Калача. В составе 62-й и 64-й армий, вставших на пути немецко-фашистских частей, прорвавшихся к Большой излучине Дона (на фронте Боковская — Морозовская — Цимлянская) было 10 дивизий, а в гитлеровской группировке — 29, в том числе 4 танковых, 3 моторизованных и 22 пехотных. А с июля по сентябрь 1942 года количество их дивизий выросло до 80. Боевые действия 33-я дивизия начала 17 июля.