Саперы Великой Отечественной войны. Часть 2

Пнд, 09/29/2014 - 20:09

Атака танков Т-34/76 при поддержке пехоты

Советский сапер с индукционным миноискателем ВИМ-203

Атака советской пехоты во время освобождения Одессы

Советские танки Т-34 на улице освобожденного Изюма

Советские саперы в районе Сталинграда

Советские саперы обезвреживают немецкие противотанковые мины «Теллермина-43» (Tellermine Pilz 43) на дороге

Артиллеристы советской 122-мм гаубицы М-30 ведут огонь по наступающим в поле танкам

Ах, да, чуть не забыл: «Для помощи танкам, задержанным на препятствиях, командир роты, не прекращая атаки, направляет группу разграждения, поддерживая ее огнем». И еще: «В тех случаях, когда наступление производится с участием танков, они имеют своей основной задачей, действуя совместно с пехотой, уничтожение пехоты противника и не должны отрываться от своей пехоты более чем на 200-400 м» (естественно, не при атаке на укрепрайон). Давайте-ка запомним и эти цитаты из боевого устава пехоты образца сорок второго года.

Да-да, уже слышу: уставы пишут не для того, чтобы их выполнять. Что ж, тот или иной вариант этой поговорки существует, наверное, в любой армии мира.

Только давайте не забывать масштабный фактор или, если угодно, систему отсчета. Нельзя переносить современные представления о порядке вещей на военные, а тогдашним людям не стоит приписывать нынешние психологию и менталитет. Современному офисному клерку облокотиться на должностную инструкцию либо районному чиновнику проигнорировать столичную директиву — абсолютно не то же самое, что в действующей армии времен Великой Отечественной нарушить устав или приказ. Уровень ответственности совершенно не соизмерим. И тяжесть наказания — тоже (если уж для нас-нынешних такой аргумент весомее прочих). И, между прочим, интенсивность контроля.

Небольшой пример из рассказов моего отца, служившего в полевой артиллерии (будучи невоеннообязанным, он начал войну добровольцем-сержантом в сорок первом, закончил по тяжелому ранению в сорок четвертом гвардии капитаном, командиром артиллерийского дивизиона и начальником артиллерийской разведки дивизии).

Затишье на фронте. Шальной немецкий снаряд попадает в скат оврага, на противоположном скате которого — двое наших бойцов. Один из них погибает, второй остается практически невредимым (только царапины да легкая контузия взрывной волной). И вот то, что погибший находился дальше от места взрыва, чем уцелевший, стало причиной разбирательства на уровне штаба дивизии. Осматривается место происшествия, воронка, оставшаяся от разрыва, уточняется, где находился каждый из бойцов. Отец, до войны успевший окончить университет, вычертил схему, показал траекторию полета осколков (на основании рельефа местности и формы воронки) — и инцидент был исчерпан. Но он, инцидент этот, по-моему, достаточно ярко характеризует внимание, с которым тогда относились к потерям, особенно «странным».

Справедливости ради следует заметить, что случаи пропажи без вести вызывали еще более пристальный интерес. Тут уже подключался особый отдел: а не имел ли место сознательный переход? А если имел, то кто допустил? Не было ли пособников? Не было ли потворства со стороны прямых и непосредственных командиров? Да только и здесь в качестве обязательной рабочей версии отрабатывалась (при соответствующей обстановке, конечно) возможность халатности санитаров — всех ли раненых вынесли?
Так о чем мы?.. Ах да, уставы.

Война есть война (свежая мысль, не так ли?). И ситуация не всегда позволяет, и не всякому командиру достанет умения выполнить «ладно писаные в бумаге» указания. Конечно, БЫВАЛО всякое. Именно это вызвало к жизни целый пласт оперативных войсковых документов, вскрывающих и исправляющих промахи командования нижнего и среднего звена — в том числе и касательно преодоления минных полей.

Вот, например, «Указания штаба Северо-Западного фронта по организации и действиям штурмовых (блокировочных) групп при наступлении (25 сентября 1942 г.), гриф «секретно».

«В некоторых частях и соединениях фронта установился неправильный взгляд на использование организуемых в период наступательных боев так называемых штурмовых (блокировочных) групп», — это из вводной части. Далее подробно прорабатывается порядок взаимодействия названных групп и стрелковых подразделений. Принимается решение об увеличении общей численности личного состава штурмовых групп (в том числе саперов) и использование таких групп в качестве первого эшелона наступления.
Еще один из множества возможных примеров: «Инструкция начальника инженерных войск Брянского фронта по организации пропуска танков через заграждения в наступлении (30 мая 1943 г.)». Вот что, среди прочего, там можно прочесть. Если силами групп разграждения проходы для танков в минных полях полностью сделать невозможно (близкое расположение минных полей от огневых точек противника и губительный огонь), эта задача выполняется силами артиллерии или для устройства проходов привлекаются тралы непосредственно в момент атаки. Далее. Если проходы не устроены заблаговременно и артиллерийско-минометный огонь для их устройства не привлекается, то разминирование проходов группой разграждения производится вслед за переносом огня артиллерии, одновременно с движением наступающей пехоты.
И еще: группы саперов разграждения, на которые возложены задачи устройств проходов для танков, двигаются вместе с наступающей пехотой. Для выполнения других задач эти группы не привлекаются, а при выполнении поставленной им задачи прикрываются стрелковыми подразделениями и взаимодействуют с танками и пехотой по заранее разработанному плану.

Не правда ли, уже прорисовывается нечто, похожее на версию Эйзенхауэра? Да, похожее. Впрочем, весьма отдаленно — без садизма и мазохизма. Просто разделение труда: пехотные группы разграждения делают проходы для пехоты, не отвлекаясь на противотанковые мины; последние обезвреживаются группами обеспечения продвижения танков, каковые группы идут по «пехотным» проходам вместе с пехотой. Это в том случае, если разминирование не проведено артиллерией или танковыми тралами (эти-то два способа уничтожают мины без какой-либо избирательности по системам).

Да, кое-что уже проясняется. Но мы продолжим.

Несколько позже (2 июля 1943 г.) был издан Приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 0396 о преодолении минных заграждений, гриф «секретно». Необходимость приказа вызвана, очевидно, ростом удельного веса наступательных операций в практике РККА и уже массовым переходом немцев к правильной позиционной обороне. Итак, о приказе. Среди важнейших недостатков обеспечения проходов через минные поля упоминается, в частности, что действия саперов как при разведке минных полей, так и при разминировании не обеспечиваются в должной мере пехотным прикрытием и огнем (по сравнению с версией «разминирование телами пехоты» дела, как видите, обстояли с точностью до наоборот). В связи с этим Ставка приказывает:

— заблаговременно всеми видами разведки вскрывать систему минных заграждений на переднем крае противника и в глубине его расположения, после чего при помощи специально подготовленных саперных групп разграждения, хорошо прикрытых пехотой и огнем минометов и артиллерии, проделать необходимое для пехоты и танков количество проходов;
— с началом наступления в боевых порядках пехоты и танков иметь саперов с целью определения минных полей и устройства в них проходов.
Ставкой предписано начальнику Генерального штаба и начальнику инженерных войск организовать проверку выполнения настоящего приказа, ознакомление с которым надлежало довести до уровня командиров стрелковых и саперных батальонов и командиров артдивизионов. Приказ подписан А.Василевским и лично И.Сталиным.
Надеюсь, любители посмаковать реалии сталинского режима должны понимать, что означает нарушение личного приказа вождя народов. Также полагаю очевидным, что в приказе с подобным грифом Ставка при желании нашла бы способ разъяснить: дескать, в некоторых случаях главное — результат и темпы наступления, для чего можно пожертвовать… Нет, ничего похожего приказ не содержит.

Мало? Извольте еще.

Указания войскам 3-го Прибалтийского фронта по инженерным мероприятиям, обеспечивающим наступательную операцию (12 мая 1944 г.). В числе прочего снова идет речь о правильной организации штурмовых групп (со ссылкой на Боевой устав пехоты — БУП); предписывается проводить их обучение на тренировочных штурмовых полосах, построенных по типу обороны противника перед фронтом обучаемых войск.

Да-да, снова то самое обучение, о котором не знают историки, черпающие сведения из телевизора. И не надо опять возвращаться к теме игнорирования приказов. На такие случаи была отработана практика регулярных внезапных проверок командирами самых разных уровней. Покажите план занятий с личным составом. Что там у вас сейчас? Где и кто проводит? Пойдем-ка посмотрим. А не признающим иных побудительных мотивов господам Бешановым напомню: предупреждение о неполном служебном соответствии (это как минимум) в воюющей армии чревато кое-чем похуже задержки присвоения очередного воинского звания.

Вернемся к «Указаниям». В них появляется интересная подробность: для самостоятельного преодоления минно-взрывных заграждений в стрелковых подразделениях подготавливаются нештатные саперы-стрелки из расчета 1-2 на стрелковое отделение, а также одно отделение, 2-3 сержанта и офицер на стрелковую роту. Причем нет основания полагать, будто речь идет о неком фронтовом «know how»: прочие статьи и параграфы вроде бы никакой экзотики не содержат, зато содержат ссылки на БУП-42 и полевой устав ПУ-43. И, несмотря на этих внештатных разградителей, инженерным войскам фронта предписывается следующее. Выделить группы разграждения (2 сапера на один проход) и саперов в штурмовые группы (одно отделение на группу). Как видим, все та же практика: отдельно — разградители для пехоты (которая уже и без того начинает создавать свои саперные кадры), и отдельно — для каждой штурмовой группы. Насыщенность пехоты саперами, таким образом, не снижается, а нарастает.

Противоминная поддержка атакующих подразделений другими родами войск тоже не аннулируется. Так, в подразделе «Для артиллерии» читаем: «Артиллерия до выхода пехоты и танков в атаку подавляет огневые точки противника, уничтожает противотанковые средства его обороны и разрушает заграждения противника, устраивая в них проходы (один проход на 100 погонных метров фронта)».

СпрОсите, зачем постоянно повторяется одно и то же, особенно прописанное в уставах? Ну, во-вторых — извечная интернациональная армейская убежденность, будто повторенье — даже не мать ученья, а само учение и есть. А во-первых и в-главных, к сожалению, следует учитывать масштабы текучки младшего и среднего командного состава на передовой.

Ну, хорошо. Когда есть время для правильной подготовки атаки (да еще и для предварительного обучения на специально оборудованных полосах) — все понятно. А как обстояли дела во время преследования отступающего противника? Что ж, и на этот вопрос не составляет особого труда найти ответ.
Вот, например, приказ войскам 28-й армии о недочетах в организации наступательного боя в условиях изменившейся тактики отхода противника (12 августа 1944 г., гриф «Совершенно секретно»). Среди прочего читаем: «В каждой дивизии иметь сильные подвижные передовые отряды, усиленные минометами, артиллерией на мехтяге и саперами, которые держать в постоянной боевой готовности и при обнаружении отхода противника немедленно вводить в бой, дезорганизуя его движение и не давая ему возможности закрепиться на промежуточном рубеже».

На этом, в принципе, можно было бы и закончить. Но… Вот еще бы найти документы по фронту, которым непосредственно командовал Г.К.Жуков... Что ж, еще немного терпения, уважаемые читатели. Последний рывок. Или, если позволителен такой тон, контрольный выстрел в голову лже-аксиоме.

«Директива начальника инженерных войск 1-го Белорусского фронта о порядке формирования штурмовых групп и отрядов и о боевых действиях саперов в их составе» от 27 декабря 1944 г. (напоминаю, что маршал Жуков вступил в должность командующего 1-м Белорусским фронтом 16 ноября 1944 г.).

С точки зрения порядка организации штурмовых групп в этой директиве нет ничего, что бы принципиально отличало ее от рассмотренных нами ранее документов (и снова ссылки на БУП и ПУ РККА). Но особенности ведения наступательных операций в текущий и предстоящий периоды потребовали некоторых уточнений. Так, например, штурмовые отряды (не следует путать с группами) включают до батальона пехоты и до роты саперов с усилением танками-тральщиками, тяжелыми и огнеметными танками, полевой и самоходной артиллерией, минометами и огнеметами. Количество саперов и противоминных средств, таким образом, наращивается. Более того, каждый стрелковый взвод, входящий в состав штурмового отряда, в свою очередь усиливается саперами и другими приданными средствами так, что может действовать в качестве самостоятельной штурмовой группы. При этом среди задач саперов разграждение названо первым.

Саперам категорически запрещается отвлекаться на огневой бой с противником без крайней необходимости. Командир штурмовой группы обязан немедленно принять меры к подавлению или уничтожению противника, противодействующего саперам, и обеспечить возможность выполнения их основных задач.

Ну что ж, мы накопили вполне достаточно информации, чтобы окончательно разобраться с цитатой из «Крестового похода».

Другие материалы рубрики


  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Для 33-й гвардейской дивизии участие в Сталинградской битве началось с 12 июля 1942 года. В этот день дивизия заняла оборону в 50 километрах северо-западнее Калача. В составе 62-й и 64-й армий, вставших на пути немецко-фашистских частей, прорвавшихся к Большой излучине Дона (на фронте Боковская — Морозовская — Цимлянская) было 10 дивизий, а в гитлеровской группировке — 29, в том числе 4 танковых, 3 моторизованных и 22 пехотных. А с июля по сентябрь 1942 года количество их дивизий выросло до 80. Боевые действия 33-я дивизия начала 17 июля.



  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2