Сейминско-турбинская культура

Вс, 10/25/2015 - 18:55

Все попытки археологов найти места компактного проживания сеймо-турбинцев, четко увязанные с ними жилища или хотя бы типы керамики так ни к чему и не привели. Везде от Финляндии до Алтая мы имеем лишь некрополи со строго ограниченным набором инвентаря (в основном, оружие и украшения) или одиночные находки оружия. Встречающаяся в захоронениях в крайне малом количестве керамика заимствована у соседей. Одна примечательная деталь — в крупных сейминско-турбинских некрополях время от времени встречаются захоронения чужаков.

Приходится признать, что обладатели чудесного оружия составляли очень малочисленную и при этом крайне мобильную группу, этническую либо социальную. За короткий срок, всего лет за двести, они успели отметиться повсюду, и стремительность их передвижений потрясает. Расстояние от финских до алтайских памятников около 6000 км по прямой, но невероятно, чтобы те, кто их оставил, двигались кратчайшим путем. Скорее всего, их путь лежал по рекам, на что косвенно указывают облюбованные ими места для некрополей — приречные возвышенности.

Очевидно, что попадая на новое место, путешественники очень тесно взаимодействовали с местными жителями, пользовались их предметами быта и, возможно, селились в их жилищах. Вероятно, за некие очень ценные, оказываемые местным жителям, услуги. Ряд исследователей рассматривают сейминско-турбинские памятники как древнейшее свидетельство зарождения у индоевропейцев трехкастовой системы и, в частности, воинской касты. Впрочем, принадлежность носителей транскультурного феномена именно к индоевропейцам едва ли можно считать доказанным. Некоторые ученые вообще высказывают сомнение, что они выделялись по этническому признаку.
Поиск очага данного культурного явления — задача очень непростая, и, хотя весьма серьезная работа в этом направлении была проделана многими археологами, проблема все еще далека от окончательного решения. В целях ее прояснения ученые вновь и вновь вынуждены возвращаться к анализу географического расположения памятников и особенностей, связанных с таким расположением.

Загадочные могильники разбросаны по громадному евразийскому пространству не вполне равномерно. Можно выделить европейский комплекс памятников и группу памятников, локализованных к востоку от Урала. На самом же Урале обнаружен лишь единственный, очень специфический памятник — Канинская пещера. Возникает закономерный вопрос: есть ли существенные признаки, отличающие азиатские находки от европейских?
Прежде всего бросается в глаза различие в химическом составе металлических сплавов. Как мы уже говорили — на западе преобладают мышьяковистые бронзы, на востоке — оловянные. Ничего особо таинственного в этом нет. Данное различие легко объяснить наличием рудной базы Алтая, где имеются богатые месторождения касситеритов (оловянных руд), тогда как ни на Урале, ни на Кавказе олова нет, а медь и мышьяк встречаются в изобилии. Однако на самой технике изготовления оружия и эстетике изделий это отразилось мало.

Ряд очень авторитетных исследователей, в том числе и крупнейший специалист по бронзовому веку Евгений Николаевич Черных, полагают, что переворот в металлообработке, ставший основой сейминско-турбинского транскультурного феномена, вызрел именно на богатейшей рудной базе Алтая и распространялся с востока на запад. В качестве возможных предков сеймо-турбинцев называют представителей так называемой афанасьевской культуры, существовавшей на границе III и II тысячелетий на Алтае в Хакасско-Минусинской котловине, Восточном Казахстане, Западной Монголии. Афанасьевцы пользовались главным образом каменными орудиями, но умели изготавливать металлические украшения. Мнение об их генетической связи с носителями сейминско-турбинского транскультурного феномена очень солидное и обоснованное, но едва ли неоспоримое.
Помочь определить направление миграций непоседливых оружейников могла бы сравнительная хронология восточных и западных памятников, но, увы, она не помогает. Передвижения происходили слишком стремительно, и при доступной ныне точности датировки все комплексы выглядят практически синхронными.

Другие материалы рубрики


  • ... Финикия не была единым самостоятельным политическим образованием. Каждый крупный город имел подвластные ему сельскохозяйственные территории и фактически являлся самостоятельным государством. Кроме того, крупные города имели зависимые от них более мелкие города-спутники, которых называли дочерьми главного города. Так Тир, расположенный на острове, осуществлял связь с материком через лежащий поблизости на побережье город Усу, который был «дочерью Тира». В каждом городе-государстве был, как правило, свой царь, хотя известны и случаи республиканского правления. Цари делили свою власть с советом старейшин и народным собранием. Не всегда города-государства сохраняли независимость. В XVIII в. до н.э. Библ был частью Египетского царства, затем, воспользовавшись ослаблением Египта, снова обрел самостоятельность. Между финикийскими городами шла борьба за первенство...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Таким образом случилось, что Вар перестал держать свои войска сосредоточенными в одном месте, как он должен был бы делать, находясь в неприятельской стране, но разослал своих людей в разные стороны, уступая просьбам более слабых либо для того, чтобы защитить определенные места, либо для того, чтобы переловить разбойников или же прикрыть доставку продовольствия. Вождями заговора и вероломной войны, которая уже начиналась, были наряду с прочими Арминий и Сегимер, которые находились постоянно при нем и часто пировали за его столом. Когда же он стал вполне доверчивым и уже не подозревал ничего дурного, — даже больше, не только не верил тем, кто подозревал худое в том, что происходило и советовал ему быть осторожным, но даже обвинял их в необоснованной трусости и привлекал к ответственности за клевету, — тогда по предварительному сговору восстали сперва некоторые отдаленные племена. Они считали, что таким образом они скорее заманят Вара в ловушку, когда он выступит против восставших и пойдет по стране, которую он считал дружеской, чем если они все сразу начнут войну против него, дав ему тем возможность принять необходимые меры предосторожности...



  • ...Но в своем стремлении установить гегемонию в Средиземноморье карфагеняне имели сильных конкурентов. Этими конкурентами были греки, выходцы из малоазийского города Фокеи.
    Около 600 г. до н. э. близ места впадения реки Роны в Средиземное море фокейцы основали колонию Массалию (ныне г. Марсель). Это положило начало активной экспансии греков на запад. Вскоре они нашли себе союзников. Правители Тартесса, давно с беспокойством наблюдавшие за усилением Карфагена, отдавали себе отчет в том, что не смогут противостоять ему в одиночку. Они предпочли поддержать греческую колонизацию. Царь Тартесса Аргантоний позволил фокейцам основать несколько колоний на юго-восточном побережье Пиренейского полуострова и оказывал им всяческую помощь. Первые военные столкновения между фокейцами и карфагенянами закончились не в пользу последних...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Шумиха в прессе:
    «Аркаим — это остаток древнейшей цивилизации человечества».
    «Аркаим — естественное место Силы. Побывав в таком месте, человек обретает мощные ресурсы для духовного роста, творческого и интеллектуального развития. Сила Аркаима обладает способностями раскрывать родовую память и умеет пробуждать настоящее творчество».
    «Древнеарийский город Аркаим — это одно из величайших археологических открытий XX века» .
    «На самом деле «древние» города типа Аркаима — это старые казачьи поселения-крепости эпохи XV-XVIII вв.».
    «Это город-крепость, город-мастерская литейщиков, где производилась бронза, это город-храм и обсерватория, где, вероятно, проводились сложные для того времени астрономические наблюдения».
    «Аркаим — это древнейший в мире славянский город-обсерватория».
    «Аркаим — это в срочном порядке найденный русскими националистами «исторический» аргумент, способный оправдать русское доминирование на всей территории бывшей империи».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • К началу III века под властью Рима успело прожить немало поколений. Для десятков когда-то независимых народов и царств этот город давно перестал быть символом захватчика, превратившись в неотъемлемую часть мира, своеобразный опорный столб, на котором держался порядок и относительный покой позднего античного Средиземноморья. Но, как и любая империя, Рим не был застрахован от крупномасштабного кризиса, который поставил великую империю на грань выживания.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Римский ученый Плиний в своей «Естественной истории» (IX, 121) сообщает, что на пиру Клеопатра даже растворила в вине дорогую жемчужину, желая поразить Антония окончательно. Можно только догадываться, во сколько обошлись египетскому бюджету эти увеселительные мероприятия. Однако роскошные празднества в Тарсе имели вполне рациональное объяснение. Статус Клеопатры был в то время весьма неопределенным, ведь Антоний обвинял ее в недостаточной помощи против Брута и Кассия, в связи с чем Квинт Деллий и был послан в Александрию. Подыгрывая Антонию, который разъезжал по Малой Азии, презентуя себя в качестве Нового Диониса, Клеопатра тем самым стремилась завоевать его покровительство. В этом аспекте фантастические пиры вполне окупались.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Во времена А.С. Пушкина никто толком не знал, кто такие хазары, но помнили, что с ними связано начало собственно русской истории. Хазары, о которых упоминает великий поэт в «Песне о вещем Олеге», и доныне одна из загадок истории. Сюжет пушкинских строк совсем не связан с хазарами, ведь речь идет о смерти Олега, исходящей от любимого коня. Однако начало любого повествования всегда запоминается в первую очередь.
    До недавнего времени историками-славяноведами считалось, что в Х веке славяне были биты хазарами и потому платили им дань. Однако хазарское влияние на Русь было недолгим.
    На стыке VIII-IX веков князья Аскольд и Дир освободили от хазарской дани полян. Нестор-летописец в Начальной летописи — «Повести временных лет» — рассказывает, как степняки-хазары подошли к земле полян — жителей Киева — и потребовали с них дань, и поляне дали им дань — мечами.



  • ...Еще во время Александрийской войны Цезарь, опираясь на свои диктаторские полномочия, возвратил Египту остров Кипр, аннексированный Римом в 58 г. и превращенный в провинцию. По словам Диона Кассия, этот дар должен был успокоить враждебных Риму александрийцев. Впоследствии Кипр был передан под власть Клеопатры, которая направила туда специального стратега и даже чеканила на острове свою монету. В Египте были дислоцированы четыре римских легиона, которыми командовал доверенный вольноотпущенник диктатора Руфин. По словам биографа Цезаря Светония (II в. н.э.), эти войска должны были поддерживать порядок в Египет, поскольку сам Цезарь опасался превращать в провинцию столь богатое ресурсами царство. Оставляя Клеопатру на троне, Цезарь рассматривал ее как свою ставленницу. Тем не менее, во внутренней политике царица могла действовать вполне независимо.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Закат за нами… Ветра тихий стон.
    И орды готов за чертой Тицины.
    Порою стилус и клинок едины.
    Когда приходит твой Армагеддон, нет смысла прятаться за стены сна и веры.
    Ночь так близка. К Харону полумеры!
    Нам больше нет пространства отступать.
    Пергаментом всю горечь не впитать, но попытаюсь…
    Каюсь, верю, маюсь…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Первым за этот вопрос взялся австриец Вейт. Оказывается, в армии римского полководца была должность производителя строительных работ, которую в те времена занимал некий Маммурра Формианец. Однако, анализируя целый ряд обстоятельств, Вейт пришел к выводу, что автором моста все же был сам Цезарь. Косвенно об этом свидетельствует хотя бы довольно-таки подробное описание моста в «Записках …». Эта книга была предназначена в первую очередь для римских политиков, а потом уже для простых обывателей. Цезарь старался в книге подчеркнуть собственные заслуги, доказать свое искусство полководца, мудрость и благородство гражданина. Поэтому «Записки …» должны были способствовать росту его популярности, и включение подробного описания строительства моста в труд имело смысл, если автором проекта был Цезарь, а не какой-то древнеримский прораб Маммурра...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5