Сражение у Литтл-Бигхорн

Чт, 02/27/2014 - 17:47

«О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?!»

Таким образом, Кастер остался в одиночестве, но еще не знал об этом. Между тем с севера показались индейцы сиу-оглала во главе с Бешеным Конем и чейенны, а с юга — сиу-хункпапа, ведомые Гэллом («Желчью»), а также другие сиу. Ряд историков высказали мнение, что «остановившись и приняв бой на открытом пространстве, Кастер подписал себе и своему отряду смертный приговор». На деле выходит не совсем так: «смертный приговор» был им подписан тогда, когда он приказал своему отряду разделиться на две части: три роты под командованием капитана Мак-Кеофа — «С», «I» и «L» — были направлены против индейцев, наступающих на Кастера с севера; оставшиеся две «Е» и «F» под руководством капитана Джорджа Уайта должны были, скорее всего, удерживать переправу через реку. Индейцы приближались, солдаты открыли по ним огонь, но те все прибывали. В этих условиях линия обороны оказалась излишне растянутой, и Кастер отменил свой прежний приказ и поспешил отдать новый — обоим отрядам соединить свои силы и занять оборону на одной из близлежащих возвышенностей. Таковым оказался холм Калхаун, названный так позже в честь сводного брата Джорджа Кастера — Джеймса Калхауна, командовавшего ротой «L». Солдаты спешились, положили на землю своих лошадей и открыли по индейцам сильный огонь из имевшегося в их распоряжении штатного оружия американских драгун — однозарядных карабинов «Спрингфилд» и «Шарпс».

Недавние археологические раскопки на месте боя у Литтл-Бигхорн дали весомое доказательство происходившей здесь схватки — множество ружейных гильз, принадлежавших индейцам, в 300 футах от вершины этого холма, причем все они в основном были от карабинов «Генри» и «Винчестер», которых не было в распоряжении у солдат.
Неизвестно, по какой причине, но Кастер почему-то ушел с холма Калхаун и передвинулся севернее. Вполне возможно, что это произошло из-за того, что атака индейцев разделила его силы на две части и Кастер просто-напросто ушел с более боеспособным отрядом. Как бы там ни было, но месторасположение находок индейских патронов и показания индейских свидетелей позволяют считать доказанным, что он не останавливался на северном склоне горы Бэттл Ридж, где сегодня находится памятник Кастеру, а передвинулся еще дальше на холм Последней позиции, где оказался под жестким обстрелом. Еще 28 человек скрылись в глубоком овраге, где и сдались, и после этого были убиты.

В результате отряд Кастера, вместе со своим командиром, был уничтожен индейцами, заранее договорившимися о том, чтобы не брать пленных. Погибли и все родственники Кастера, участвовавшие вместе с ним в экспедиции: его два брата — капитан Томас и Бостон Кастеры и его племянник Отье Рид.
Трупы белых были раздеты, оскальпированы и изуродованы, о чем свидетельствуют не только их останки на месте сражения, но и рисунки индейца сиу по имени Красный Конь. Кстати, на этих рисунках хорошо видно, что практически все солдаты Кастера имеют на теле именно пулевые ранения, то есть убили их из ружей, а вовсе не стрелами, как об этом нередко говорят!

Всего погибли 13 офицеров и 3 индейца-разведчика, а общее число погибших достигло 252 человека — для войн с индейцами огромная цифра! Потери индейцев были куда меньше — около 50 убитых и 160 раненых. Капрал-скаут Кровавый Нож — лучший разведчик Кастера, наполовину сиу, наполовину арикара-дакота — был обезглавлен, а его голову выставили на шесте!

Каким-то чудом уцелел конь капитана Мак-Кеофа по кличке Команч, которого индейцы так и не поймали и он сам пришел к своим белым хозяевам. Позднее, с седлом на спине, он участвовал во всех парадах 7-го кавалерийского полка, пока не пал. Конь был куплен армией в 1868 году, он умер в возрасте 28 лет. Его чучело, набитое соломой, было выставлено в Музее естественной истории в Канзасе.

За несколько лет до этого

Задолго до этих кровавых событий, а именно — еще в 1860 году, американец Кристофер Спенсер, которому тогда исполнилось всего 20 лет, сконструировал первый в истории огнестрельного оружия скорострельный карабин с магазином в прикладе. По личной инициативе президента США Авраама Линкольна его карабины с магазином на семь патронов были закуплены для армии, но после окончания Гражданской войны количество заказов на них было сокращено, и компанию Спенсера приобрел уже знаменитый к этому времени Оливер Винчестер, который таким образом избавился от единственного стоящего конкурента.

Сам он на тот период имел свою собственную разработку скорострельного ружья — карабин Тайлера Генри, с магазином на 12 патронов, размещенным под стволом. Заряжать его было не так удобно, как карабин Спенсера, но зато с 12-ю патронами в магазине и 13-ым в стволе ружье Генри показывало потрясающую воображение скорострельность — 25 выстрелов в минуту! К тому же управлять им было очень просто. Под шейкой приклада находился рычаг, являвшийся продолжением спусковой скобы. При опускании рычага вниз затвор отходил назад и при этом автоматически взводил курок, а патрон подавался из магазина под стволом на подаватель. Затем, когда рычаг поднимался вверх, подаватель поднимал его на уровень канала ствола, а затвор досылал его в ствол, обеспечивая одновременно его запирание.

Основным новшеством, введенным в «Магазинную винтовку Генри Модель 1860», стало «Королевское новшество», или подпружиненное окно сбоку от магазина, через которое его можно было заряжать патронами по одному, а не через дульную часть, как это было раньше. Модель получила название «Винчестер Модель 1866». Вслед за ней последовал образец 1873 года.

Хотя винчестеры и не разрабатывались как боевое оружие, популярность их была необыкновенно высока. Оказалось, что из такого ружья очень удобно стрелять с коня, из-за чего, например, свою конницу ими вооружила Турция, с успехом применявшая винчестеры против русских войск в войне 1877-1878 гг.
Тогда, отражая атаку русской пехоты под Плевной 30 июня 1877 г. (наша пехота, так же как и турецкая, была вооружена однозарядными винтовками), турецкие кавалеристы отдали свои винчестеры пехотинцам. У каждого стрелка было по 600 патронов и … русской пехоте, несмотря на весь ее героизм, так и не удалось добраться до турецких окопов. Перед ней встала сплошная стена огня, а общие потери от двух штурмов составили 30 тысяч человек. Будь у нашей пехоты такие же многозарядные винтовки — этого бы не случилось, но чего не было, того не было!

То же самое произошло и во время битвы у Литтл-Бигхорн. Для того, чтобы выстрелить из карабина «Спрингфильд», имевшего откидной затвор, нужно было сначала взвести пальцем курок, затем откинуть вперед затвор и вложить патрон, который перед этим нужно было достать из патронтажа, после этого затвор закрывался — и необходимо было вновь прикладывать карабин к плечу, прицеливаться и стрелять. При стрельбе из винчестера приклад от плеча не отрывался, а цель из поля зрения не выпускалась!
Другим видом карабина американских драгун, которым была вооружена примерно треть всадников, был «Шарпс», затвор которого приводился в действие подствольной скобой, как и «Винчестер», вот только магазина он не имел. Прежде чем стрелять, нужно было отвести курок назад, опустить скобу вниз, в результате чего затвор опускался, а пустая гильза выталкивалась из ствола. А дальше? Дальше ее следовало извлечь рукой либо вытряхнуть, вложить патрон в патронник и поставить скобу в прежнее состояние, то есть запереть ствол. В любом случае все это занимало времени не меньше, чем манипуляции с карабином «Спрингфильд». Правда, у «Шарпса» был крупнее калибр — 13,2-мм, но одновременно сильнее и отдача, и хотя действие его пуль по цели было очень сильным, в нее требовалось попасть, а сделать это, постоянно отрывая приклад от плеча, было трудно даже для опытного стрелка, вернее, скажем, труднее, чем для того, кто пользовался карабином «Винчестер».

Вот почему, хотя в винчестерах использовались маломощные револьверные патроны калибра 11,18 или 11,43 мм, их часто применяли именно в качестве боевого оружия, в особенности, когда требовалась высокая плотность огня и скорострельность. Правда, солдаты кроме карабина имели еще и кольтовский револьвер «Писмейкер» («Миротворец») модели 1873 г., но … при всех достоинствах его первые модели были не самовзводными, так что курок у них требовалось взводить после каждого выстрела, а кроме того, все шесть камер его барабана также требовалось перезаряжать по одной!

Остается невыясненным только лишь один, причем едва ли не самый важный вопрос: откуда у индейцев дакота было так много карабинов «Винчестер» и «Генри», если на вооружении американской армии они не состояли и те не могли снять их с убитых солдат? Значит, столь крупная партия была продана индейцам незаконно, в нарушение правил, запрещавших продажу «дикарям» современного оружия. То есть ситуация с продажей его индейцам, описанная в романе Лизелотты Вельскопф-Генрих, вполне могла иметь место и на самом деле. При этом возникает и другой вопрос: а чем индейцы расплатились с белыми торговцами? Ведь винчестеры стоили очень дорого! Ценных мехов у индейцев прерий никогда не было, а шкуры бизонов в то время вряд ли кому-нибудь были нужны, так как их огромные стада не были еще уничтожены. Индейцы лесной полосы за самое обычное шомпольное ружье отдавали столько мехов, сколько их можно было уложить от кончика ствола до приклада. К тому же продажа такой большой партии оружия была просто-напросто опасна — за это торговцы могли легко попасть в тюрьму.

Так что не надо быть детективом, чтобы понять, что индейцы, готовясь к отпору «длинным ножам», использовали для покупки большой партии скорострельных винтовок золото из Блэк Хиллса, причем заплатили за оружие столько, что жадность превозмогла страх. Но вот наладить постоянное снабжение племени боеприпасами им почему-то все-таки не удалось. И когда патроны к винчестерам у них закончились, индейцам пришлось капитулировать!

Другие материалы рубрики


  • Император объехал берег в сопровождении саперного генерала Аксо. Утром ему пришлось накинуть шинель одного из польских солдат, чтобы не привлекать внимания. По окончании рекогносцировки он подъехал к группе чинов штаба, чтобы снова обсудить вопрос о различных пунктах, где войско могло занять позиции. Когда император скакал галопом по полю, из-под ног его лошади выпрыгнул заяц, и она слегка отскочила вбок. Император, который очень плохо ездил верхом, упал наземь, но поднялся с такой быстротой, что был на ногах прежде, чем я подоспел, чтобы его поднять. Он вновь сел на лошадь, не произнеся ни слова. Почва была очень рыхлая, и он лишь слегка ушиб нижнюю часть бедра. Я тогда же подумал, что это — дурное предзнаменование, и я, конечно, был не единственным, так как князь Невшательский (маршал Бертье — Н. Б.) тотчас же коснулся моей руки и сказал:
    — Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • 1 апреля 1861 г., спустя неполных два месяца после обнародования манифеста об освобождении крестьян, А.И. Герцен, уже много лет как обосновавшийся в Лондоне с тем, чтобы выпускать здесь свободный от цензуры русский журнал, опубликовал заметку, в которой говорилось следующее: «С упованием на новую поступь России, с бьющимся сердцем ждали мы наш праздник. На нем первый раз от роду при друзьях русских и польских, при изгнанниках всех стран, при людях, как Маццини и Луи Блан, при звуках «Марсельезы» мы хотели поднять наш стакан и предложить неслыханный при такой обстановке тост за Александра II освободителя крестьян!.. Но рука наша опустилась; через новую кровь, пролитую в Варшаве, наш тост не мог идти».
    Польское восстание 1860-х годов отбросило мрачную тень на все царствование Александра Освободителя, весьма затруднило примирение правящей элиты с либеральной интеллигенцией, которое, как мы видим из заметки Герцена, было возможно и могло оказаться весьма плодотворным. Об этом событии очень трудно составить объективное мнение. Пролитая кровь, польская и русская, не способствует беспристрастности суждений. Хотя с момента восстания минуло уже полтора столетия, страсти до сих пор не улеглись.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Основоположник научного коммунизма Карл Маркс, размышляя о подоплеке конфликта, приведшего к гражданской войне в США, утверждал: «Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве». Ему вторил один из лидеров движения за права негров, редактор аболиционистской газеты «Северная звезда» Фредерик Дуглас: «Любая попытка отделить свободу раба от победы правительства над рабовладельцами — мятежниками и предателями; любая попытка добиться мира для белых, оставив черных в цепях; любая попытка исцелить раны, сохранив вирус рабовладения в крови, — любая попытка будет обречена». Однако, сам факт столь частого повторения этого тезиса различными общественными деятелями наводит на мысль: то, что главная проблема, вызвавшая войну 1861- 1865 гг., заключается в рабстве, на самом деле отнюдь не ясно всем и каждому, эту мысль нужно активно разъяснять и пропагандировать.

    Если внимательно ознакомиться с историей гражданской войны и предшествующего периода, станет видно, что большая часть проблем, вызвавших столкновение интересов Севера и Юга, действительно так или иначе завязана на институте рабовладения, но эта связь неочевидна, не лежит на поверхности, и многие участники конфликта — фермеры, предприниматели, рабочие и даже некоторые политики — не отдавали себе в этом отчет. Развязывая одну из самых кровопролитных войн XIX столетия, они прежде всего стремились решить собственные проблемы.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Гражданская война 1861-1865 гг. унесла 600 тыс. жизней, не считая тех, кто погиб в стычках, предшествовавших открытому конфликту, но на этом испытания не закончились. Победителям и побежденным еще предстояло научиться жить в общей стране по общим законам.
    Юг лежал в руинах. Сложившие оружие конфедераты возвращались на пепелища своих усадеб и собственными руками пытались обрабатывать земли, на которых прежде трудились десятки и сотни рабов. Во многих некогда процветавших усадьбах остались лишь женщины и старики, и окрестные поля зарастали молодым лесом. Площадь обрабатываемых земель в южных штатах сократилась в 1866 г. по сравнению с 1861 г. на 50% , сбор хлопка уменьшился почти в три раза. Старый уклад ерального правительства не было единого представления о том, каким они хотят видеть этот новый Юг, не было и согласия в вопросе о статусе освобожденных невольников. Являются ли они полноправными гражданами? Должны ли они быть допущены к голосованию? Распространяется ли на них закон о гомстедах? Ответы на все эти вопросы оставались неясными. В рядах радикальных республиканцев звучали голоса в пользу того, чтобы конфисковать земли плантаторов и распределить их среди негров и безземельного белого населения. Более консервативные полагали, что достаточно будет, если плантаторы признают уничтожение института рабства. Бывшие невольники должны будут остаться на плантациях, формально — в качестве наемных рабочих, но фактически их положение еще долго не будет слишком отличаться от довоенного.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В 50–60-е годы XIX ст. в странах Европы наблюдается некоторое оживление как в экономической, так и в политической жизни. Появляются крупные промышленные предприятия — заводы, фабрики, в которых активно внедряется машинное производство.
    Широкое применение получают радио, телеграф, паровые машины, электрические приборы и приспособления, а также многие-многие другие изобретения, которые способствовали резкому повышению производительности труда и улучшению качества выпускаемого товара.
    В политической сфере Западной Европы начались движения по объединению разрозненных мелких стран в более крупные государственные образования.
    Это коснулось и Апеннинского полуострова, особенно области, называемой Сардиния (Пьемонт), которая начала активные действия по объединению в единое государство разрозненных итальянских земель. Для этого Сардинское королевство искало союза с более могущественными и влиятельными странами Европы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Итальянское командование считало контингент в 35 тыс. солдат достаточным для выполнения главного задания — захвата всей территории Триполитании и Киренаики.
    Для перевозки итальянского экспедиционного корпуса были законтрактованы 40 крупных торговых судов, командование которыми было передано морским офицерам, экипажи оставались гражданскими. На каждом пароходе для передачи сигналов были назначены матросы-сигнальщики. Конвоировались транспортные суда боевыми судами: в голове и хвосте крейсерами, а на флангах — миноносцами, кроме того, они были хорошо обеспечены десантными средствами.
    Сбор и подготовка частей десантного корпуса, а также подготовка транспортов в общем продолжались около 10 дней, и первый эшелон был посажен в Неаполе и Палермо 26 сентября 1911 г.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Государственное образование Священная Римская империя, основанное в 962 г. германским королем Оттоном I Великим, а с 1512 г. по 1806 г. Священная Римская империя германской нации, в лучшие годы своего расцвета объединила государства Центральной Европы: Германию, северную и среднюю Италию, Швейцарию, Бургундское королевство, Нидерланды, Бельгию, Чехию, Силезию, Эльзас и Лотарингию. С 1134 г. формально империя состояла из трех королевств: Германии, Италии и Бургундии (средневекового государства, существовавшего в X–XIV вв. на территории современной юго-восточной Франции). С 1135 г. в состав империи вошло королевство Чехия (королевство Богемия), официальный статус которого в составе империи был окончательно урегулирован в 1212 г. Империя рассматривалась как прямое продолжение античной Римской империи и франкской империи Карла Великого.
    За всю историю существования Священной Римской империи германской нации процессы становления ее как единого государства так и не были завершены. Империя оставалась децентрализованным образованием со сложной феодальной иерархической структурой, объединявшей несколько сотен территориально-государственных образований.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6

  • Когда всадники, закованные в латы, последний раз участвовали в сражении? Что это было за сражение, где и когда оно произошло?
    Казалось бы, что такая битва должна была случиться очень и очень давно, однако на самом деле нас от нее отделяет всего лишь немногим более ста лет. Да-да, не удивляйтесь! В 1898 г., в Судане, в битве при Омдурмане конница махдистов, одетая в кольчуги, в блестящих шлемах и со щитами в руках бросилась в атаку на английские пулеметы системы «Максим»...

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Итак, первоначальный план военных действий французов был таков: соединить военные корпуса при Меце и при Страсбурге; переправиться через Рейн при Максау; принудить южногерманские государства к нейтралитету и затем перенести театр военных действий на Эльбу. Превосходящий по численности французский флот мог одновременно искать себе применение в Немецком море: произвести, например, высадку в Ганновере или войти в союз с датчанами.
    Однако немцы не дремали и, не дожидаясь 19 июля, быстро и четко провели мобилизацию. В течение десяти дней объединенное северогерманское войско перешло с мирного положения на военное, т. е. с 300 тыс. чел. оно разрослось до 900 тыс. чел. С такой же быстротой и четкостью была произведена и мобилизация южногерманских войск, которые без малейших помех были доставлены сквозными поездами на границу.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...После жестокого боя 24 августа русские заняли линию Маслово-Бородино-Семеновское-Утица. Французы начали развертывание для атаки на фронте западнее Бородино, Алексинки, Шевардино и южнее. 25 августа обе стороны готовились к сражению, заканчивалась рекогносцировка и отдавались окончательные распоряжения. Французы провели ряд боевых действий (разведок) севернее Бородино и южнее Утицы, которые подтвердили уже сделанную Наполеоном оценку местности на этих направлениях: она была непригодна для действия крупных масс войск. Судя по имеющимся данным, 25 августа оба полководца - Наполеон и Кутузов - в результате боя за Шевардинский редут и рекогносцировок приняли следующие планы боя.