Стеклоделие

Втр, 08/26/2014 - 19:30

Чаша фараона Тутмоса III

Древние римские украшения из стекла

Витраж Шартрского кафедрального собора

Чаша из венецианского стекла.
Вторая половина XVI в.

Ваза из венецианского стекла

-

В отделении Берлинского музея, посвященном древнеегипетской культуре, как величайшее сокровище хранится одинокая зеленоватая бусина, диаметром около 9 мм. Невзрачная с виду, она действительно является очень ценным музейным экспонатом. Это — древнейшее известное современным ученым изделие из стекла. Предполагают, что она была изготовлена около 5500 лет назад.

Пересказанная древнеримским ученым Плинием легенда приписывает изобретение стекла финикийским купцам, которые везли соду из Египта в Месопотамию и решили заночевать на песчаном берегу. Привезенная сода смешалась с песком и попала в разведенный купцами костер, а поутру финикийцы обнаружили среди остывших углей кусочки невиданного до сих пор вещества.

Кое-кто высказывал сомнение в достоверности этой легенды, но как бы там ни было, в старейших центрах человеческой цивилизации — Междуречье Тигра и Евфрата, а также долине Нила — стекло было хорошо известно и довольно широко употреблялось уже в III тысячелетии до н.э. С незапамятных времен стеклянные изделия встречались и в финикийских городах на восточном побережье Средиземного моря.

Древнейшее стекло выплавляли на открытом огне в глиняных мисках при довольно низкой температуре. Спекшиеся куски стеклянной массы бросали раскаленными в воду, отчего они растрескивались на пластины, так называемые фритты. Потом фритты растирали в пыль жерновами и снова плавили. При археологических раскопках древних и средневековых стеклянных мастерских, как правило, находят две печи: одну для предварительной плавки, другую для плавки фритт.

Полученное старинным способом, на открытом огне вещество, как правило, выходило мутным, вязким и трудно поддающимся формовке. Оно было пригодно только для изготовления мелких предметов: бусин, амулетов, грубоватых мелких статуэток. Позже из стекла начали делать небольшие флаконы для благовоний. Техника выдувания тогда еще не была известна, полые сосуды изготовлялись следующим способом: укрепленную на металлическом стержне глиняную или песчаную форму многократно окунали в расплавленную стеклянную массу, затем катанием и трением поверхность выглаживали, а сердечник после охлаждения тщательно выскребали. Старейший из сохранившихся сосудов, изготовленных таким способом, — чаша фараона Тутмоса III, хранящаяся ныне в Мюнхенском музее. Она датируется 1450 г. до н. э. Первая известная ученым письменная инструкция по производству стекла была создана примерно в 650 г. до н.э. Это — таблички с указаниями, как делать стекло, находившиеся в библиотеке ассирийского царя Ашурбанипала (669-626 гг. до н.э.).

На рубеже новой эры в стеклоделии произошла революция. В восточных провинциях Римской империи начали строить высокотемпературные стеклоплавильные печи, что позволило выплавлять стеклянную массу значительно более высокого качества, в частности, получать привычное нам прозрачное бесцветное стекло. Тогда же в древнем финикийском городе Сидоне была изобретена техника выдувания стекла с помощью трубки. Это дало возможность изготавливать прозрачные тонкостенные сосуды самой разнообразной формы.
Стеклодувная трубка дожила до наших дней, не претерпев значительных изменений. Она представляет собой полый металлический стержень длиной 1-1,5 м, на одну треть обшитый деревом. Кроме этого важнейшего инструмента, мастер нуждается в металлических ножницах для отрезания стеклянной массы и прикрепления ее к трубке, а также длинных пинцетообразных клещах для вытягивания и формования.

В правление императора Октавиана Августа (1-я половина I в. н.э.) развивавшееся ранее лишь в восточных провинциях искусство стеклоделия распространяется по всей огромной империи. Мастерские устраивают в Италии, Испании, Галлии, Британии и Германии.

В обиход римлян начинают прочно входить застекленные окна и стеклянная посуда.

Конечно, стекло в Древнем Риме не такой дешевый и широко употребляемый материал, как в наши дни, но все же оно довольно доступно. Средней зажиточности гражданин может себе его позволить. «Беден тот, чье жилище не украшено стеклом» — утверждал знаменитый римский оратор Цицерон. Со временем в западной части империи возникли собственные знаменитые мастерские. Своими стеклоделами прославились Галлия и Рейнская область.

Нашествия варварских племен и распад Римской империи V в. н.э. повлекли за собой упадок многих наук и ремесел. Не стало исключением и стеклоделие. В средние века многие рецепты, известные в древности, были либо полностью утрачены, либо оставались достоянием немногих посвященных — потомственных мастеров или алхимиков, нередко имеющих репутацию колдунов. Они не торопились делиться секретами ремесла, поэтому стеклянные изделия стали предметами роскоши.
В IX в. папа Лев IV по не вполне понятным соображениям издал запрет на изготовление из полого стекла церковной утвари и применение стеклянных сосудов в литургических целях. Стекло представлялось ему то ли слишком светским материалом, то ли вовсе порождением языческого, полученного от Лукавого знания. Папский эдикт способствовал дальнейшему упадку художественного стеклоделия на Западе, ведь церковь была одним из главных заказчиков на произведения различных искусств.

Вместе с тем многие секреты античного стеклоделия пережили Темные века именно благодаря христианским монахам, которые бережно переписывали римские трактаты о различных ремеслах. Содержание плиниевского труда о стекле было передано в «Этимологии» Исидора Севильского, епископа и одного из наиболее почитаемых христианских святых, жившего в VII в. н. э. Множество древних и восточных рецептов, а также поэтические легенды о стеклоделах содержится в «Записках о разных искусствах» монаха Теофила ( X-XI вв.). Но рецепты, во-первых, оставались достоянием немногих, а во-вторых, даже у счастливых обладателей драгоценных книг не всегда хватало практических навыков для успешного осуществления содержащихся в них советов.

Парадоксально, но именно низкому уровню стеклодельного мастерства обязан своим появлением ярчайший вид искусства средних веков — искусство создания оконных витражей.
Мастерам раннего средневековья, как правило, не удавалось получить достаточно большой прозрачный и равномерно окрашенный лист стекла. Они довольствовались небольшими пластинками. При этом, плохо зная свойства стеклянной массы, стеклоделы редко могли добиться заранее задуманного цвета. Прозрачные пластинки обычно получались разноцветными. Их вставляли в окно, соединяя свинцовыми перемычками. Получалось нечто вроде мозаики, и естественной была мысль начать выкладывать из стеклышек цветные узоры.

Первые оконные узоры были геометрическими, заимствованными из модных тогда тканей. Позже стали создавать целые картины, фигурные композиции.
В упоминавшемся выше эдикте Льва IV речь шла лишь о запрете использования стеклянных сосудов для литургии. Папа не распространял своего предубеждения на оконные стекла или не счел нужным об этом упомянуть. Со временем вошло в обычай украшать окна церквей сценами из Ветхого и Нового Заветов. По мере развития готического стиля роль витражей в европейской культовой архитектуре постоянно возрастала.

В XIII-XV вв. сложнейшие многофигурные композиции, образованные кусочками разноцветного стекла, занимают чуть ли не все пространство стен между опорами громадных соборов. Так, общая площадь витражей знаменитого Шартрского собора превышает 2000 кв. м, диаметр круглых окон-роз составляет 13 м. «Эти огромные круги света, эти огненные колеса, которые мечут молнии — одна из причин красоты Шартрского собора» — писал о шартрских «розах» французский историк искусств Маль. Такое круглое окно-витраж, получившее название «роза» и ставшее классической деталью готической архитектуры, впервые было, по-видимому, изготовлено именно в Шартре по заказу короля Людовика IX Святого и его супруги Бланки Кастильской. На витражах этой первой «розы» изображены сцены из земной жизни Богоматери, картины Страшного суда и гербы Франции и Кастилии.

А вот еще одно описание витражей Шартрского собора: «Когда солнце горячо, плиты пола и поверхность столбов покрываются огненными, ультрамариновыми и цвета граната пятнами, растушеванными на зернистой поверхности камня, как от прикосновения пастели. В серую погоду вся церковь наполняется голубоватым мерцанием, придающим большую глубину перспективе, сводам — больше таинственности».

В зрелое средневековье мастерство и знания тех, кто по своей воле умел придавать стеклу различные оттенки, ценилось очень высоко. Лишь в XV в. палитра западноевропейских витражей обогатилась желтой краской, а известный римлянам секрет очень красивого рубиново-красного стекла (так называемый «золотой рубин») только в XVII в. сумел воссоздать знаменитый алхимик Иоганн Кункель. Причем он унес в могилу тайну этой красоты, оставив записку такого содержания: «Так как этот секрет стоил мне больших трудов, стараний и забот, то пусть никто не сочтет дурным, что я не делаю его сейчас достоянием всех».

Древние рецепты стеклоделия лучше сохранились на востоке в Византии, а также в занимавшей как бы промежуточное положение между Востоком и Западом Венецианской республике. Последней суждено было стать знаменитым на весь мир центром художественного стеклоделия, не утратившим своих позиций по сей день.

У истоков прославленного венецианского стеклоделия стояли монахи-бенедиктинцы. В конце X — начале XI вв. они наладили здесь производство сравнительно незатейливых фляг для вина. Позже искусство городских мастеров развивалось и оттачивалось. Новый импульс к развитию местное стеклоделие получило после 1204 г. Тогда из захваченного крестоносцами Константинополя бежало множество талантливых ремесленников, знатоков старинных секретов. Значительная их часть осела в Венеции.

Во второй половине XIII ст. появляется абсолютно оригинальная венецианская тонкостенная посуда и стеклянная бижутерия. Вскоре после этого производство и продажа стеклянных изделий были взяты под жесткий контроль властями Венецианской республики и стали государственной монополией. В конце того же столетия был издан указ, предписывающий всем стекольным заводам переехать на остров Мурано. Профессиональные секреты стеклоделов приобрели статус государственной тайны, их выдача каралась как измена республике.

Венецианцы умели химически окрашивать стекло примесями меди, кобальта и золота, с помощью жженой кости создавали очень красивое опаловое стекло. В XVI в. вся Европа сходила с ума по привозимым из Венеции драгоценным изделиям из так называемого льдистого или льдяно-цветочного стекла. В процессе изготовления раскаленную заготовку погружали в холодную воду, отчего на поверхности появляется сеть мелких трещинок, а стекло мутнеет. Затем процесс выдувания продолжают, в результате чего острые края трещинок заглаживаются. Получается стеклянный сосуд, украшенный неповторимым узором.

Уже в конце XIII в. в Венеции начали изготавливать стекла для очков. А в XVI в. на острове Мурано изобрели зеркальное стекло. Прежде в качестве зеркала использовали шлифованный металл либо горный хрусталь. Такие зеркала были далеки от совершенства. Стеклоделы Мурано наносили на оловянную пластину очень тонкий слой ртути, а затем покрывали его слоем прозрачного стекла. Этот метод сначала составлял тайну обитателей стеклянного острова, но затем постепенно распространился по Европе. В XIX в. ртуть заменили серебром, что обеспечило еще более высокое качество.

Другие материалы рубрики


  • Северный полюс — точка, в которой воображаемая ось протыкает земную поверхность в северном полушарии — находится в самом сердце Ледовитого океана, в районе, практически равноудаленном как от североамериканского, так и евразийского побережья. Но морские волны здесь не бушуют. Океан покрыт панцирем многолетних нетающих льдов. Долгие годы полюс оставался недоступным для людей. Льды вставали непреодолимой преградой на пути кораблей. Льды приходили в движение и громоздили непроходимые горы-торосы перед собачьими упряжками, тянущими нарты. Внезапно разверзающиеся во льдах трещины поглощали целые экспедиции.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Двухступенчатый процесс производства стали, когда сначала мы из руды получаем чугун, а потом из чугуна выплавляем сталь, при всех своих достоинствах обладает рядом серьезных недостатков. Ведь что мы делаем. Сначала, как и в сыродутном процессе, восстанавливаем из руды железо. И тут же в доменной печи начинаем нашпиговывать его нужными и ненужными примесями. Углерод, марганец, кремний и абсолютно нежелательные сера и фосфор. Затем в сталеплавильном цехе принимаемся все эти примеси выжигать кислородом. Опять же и нужные, и ненужные. Полупродукт, который льется из конвертера или мартеновской печи — это пока еще не сталь. В нем нет нужных элементов, зато в избытке растворенного в металле кислорода. Сталь, говорят сталевары, надо раскислить. Забрать из металла лишний кислород, а заодно и добавить необходимые легирующие элементы. И вот тут-то сталеплавильщикам и приходится считаться с недостатками традиционной металлургии.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Принято считать, что строители средневековых городов не очень-то обременяли себя заботой о канализации. И, по большому счету, это правда.
    Еще не в такой уж и туманной исторической ретроспективе, в 1764 году, некто Ла Морандьер так живописал ароматы резиденции французских королей — Версальского дворца: «Парки, сады и сам замок вызывают отвращение своей мерзостной вонью. Проходы, дворы, строения и коридоры наполнены мочой и фекалиями; возле крыла, где живут министры, колбасник каждое утро забивает и жарит свиней; а вся улица Сен-Клу залита гнилой водой и усеяна дохлыми кошками».
    Все последующие годы парижская вонь только нарастала. (Впрочем, не только парижская. Имеется зарисовка с натуры одного английского путешественника, который в конце XVIII в. побывал в главном городе Оверни Клермон-Ферран: «Улицы по своей грязи и зловонию напоминали траншеи, прорезанные в куче навоза».)
    В своем фундаментальном труде «Картина Парижа» (1781-1788) Себастьян Мерсье дает такое, в полном смысле слова макабрическое, описание отхожих мест французской столицы: «Пусть те, кому дорого собственное здоровье, никогда не испражняются в эти дыры, именуемые отхожими местами, и пусть они никогда не подставляют свои задние проходы этим потокам чумного воздуха; лучше уж рты, так как желудочная кислота скорее справилась бы с ними. Многие болезни берут свое начало в этих опасных очагах, откуда испаряются гнилостные миазмы, проникая при этом в тело. Дети страшатся этих зараженных отверстий; им кажется, что здесь начинается дорога в ад; то же думал и я в детстве».

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Появление в мире нейл-дизайна моды на покрытие ногтя гель лаками случилось не так много лет назад, но стало настоящей революцией в техниках маникюра, предоставив достойную альтернативу обычному покрытию эмалью.



  • ...К моменту создания службы скорой помощи Дарья Диевна была уже хорошо известна харьковчанам своей просветительской и благотворительной деятельностью: по ее инициативе была создана женская гимназия. Для сбора средств для скорой помощи Оболенская предложила проводить массовую благотворительную акцию под названием “День лилового цветка”. К этому празднику члены Дамского комитета организовывали изготовление искусственных фиалок. Согласно народному поверью этот цветок ассоциируется со скромностью или смирением (фиалки в сценах поклонения волхвов символизируют целомудрие Девы Марии и кротость Младенца Иисуса Христа), а цвет фиалок, образующийся из смеси голубого и красного цветов, традиционно символизирует духовное начало, связанное с жертвенной кровью...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Человек всегда был охотником. Он убивал, чтобы жить. Для наших пращуров добыча кита была событием, которое заносилось в сказания. Кит являлся горой мяса и жира, которая означала, что дети несколько месяцев не станут плакать от голода, а в жилищах будут свет и тепло. Во многих частях света приморские селения, а порой и целые народы, существовали за счет китового промысла. Быть китобоем означало не просто ремесло. Для того чтобы сразиться с таким огромным зверем, требовались огромная физическая сила и выносливость, кроме того — находчивость и бесстрашие. Романтика старинного китобойного промысла воспета в книгах, на гравюрах и картинах, где суровые богатыри-китобои предстают своеобразными «рыцарями», побеждающими «морское чудовище».
    У самих китобоев киты вызывали невольное уважение и восхищение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • «Варяг», «Аврора», «Титаник»… Знаменитые названия этих кораблей знает каждый. А слышали ли Вы, уважаемый читатель, о корабле Т-36? Хотя это даже не корабль, а так, самоходная баржа, не удостоенная имени собственного, морской грузовичок, задача которого — доставлять на берег груз с крупных кораблей. Возможно, люди постарше вспомнят что-то об этом суденышке, если назвать четыре фамилии: Зиганшин, Поплавский, Федотов, Крючковский. Хотя и они формально не являлись моряками, а были военными строителями, приписанными к пограничной заставе. Маленький самоходный катер, четыре молодых бойца, один из которых был младшим сержантом, а остальные и вовсе рядовыми… Все как-то незначительно, что же такого могли сделать эти четверо, чтобы навеки вписать свои имена в историю? А между тем в начале 1960-х годов каждый житель Советского Союза знал, кто такие Зиганшин, Поплавский, Федотов, Крючковский. Мало того, их имена гремели и по ту сторону океана, в стане «главного идеологического врага» подвигом советских матросов восхищались не меньше, чем на родине. И еще — пускай невольно, но четверо простых матросов сделали для сближения двух супердержав, СССР и США, едва ли не больше, чем многочисленные делегации политиков и дипломатов…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Прежде чем говорить об эффигиях, надо знать, что это такое. Эффигия (от лат. Effigies) — это скульптурное надгробие, т.е. изображение усопшего, выполненное из камня, дерева или металла. В средние века такие изображения выполнялись в лежащем, коленопреклоненном или стоящем виде и помещались над местом захоронения рыцарей либо представителей знати. Нередки были и парные эффигии — т.е. фигуры мужа и жены, а также совершенно плоские изображения, сделанные на медных либо бронзовых листах и наложенные на каменную надгробную плиту. Очень часто фигуры изображались со скрещенными руками или соединенными в молитве ладонями и с ногами, покоящимися на фигуре льва или собаки.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • 11 ноября 1774 г. российский посланник в Лондоне А.С. Мусин-Пушкин направил Первоприсутствующему в Коллегии иностранных дел Российской империи графу Н.И. Панину следующее послание: «Сиятельнейший граф, милостивейший государь! Вчера полученные здесь из Америки письма подтверждают доказательнейшим образом сколь твердое, столь и единогласное почти тамошних жителей намерение не повиноваться никаким таким повелениям, кои хотя бы мало клонились к утверждению над ними права здешнего законодательства; формально отказывают они ген. Гендже не только все для войск под командою его самонужнейшие надобности, но и самых простых работников, потребных для строения казарм. Генеральным в Филадельфии конгрессом решено уже не вывозить сюда никаких американских товаров, а здешних тамо не принимать. Город же Бостон, со всех сторон запертый, снабдевать достаточно всем потребным.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В США программистами была разработана уникальная система искусственного интеллекта, обладающая способностью разрабатывать сценарии для компьютерных игр.