Столетняя война. Часть 2

Вс, 10/05/2014 - 20:43

ФЕНОМЕН ЖАННЫ Д’АРК

История Жанны д’Арк известна очень широко, и здесь нет необходимости подробно описывать все обстоятельства ее появления в Шиноне и встречи с «милым дофином», можно сразу перейти к последствиям этой встречи.

Было решено, что Жанна докажет свою божественную миссию, сняв длящуюся уже много месяцев осаду с Орлеана — крупного торгового города и крепости на Луаре, прикрывающего путь к Буржу и Пуатье, главным опорным пунктам Карла VII. В течение октября-декабря 1428 г. к Орлеану были стянуты лучшие силы обеих сторон.
Жанна отправилась в путь с отрядом, которым командовал герцог Алансонский. По дороге отряд значительно разросся за счет стекавшихся со всех сторон добровольцев. 29 апреля 1429 г. войско Девы (как стали называть Жанну) появилось у стен Орлеана, 8 мая 209-дневная осада была снята.

Ранее в народе имело хождение предсказание, что Францию погубила порочная женщина (королева Изабелла, оклеветавшая собственного сына), а спасет ее невинная Дева. Победа под Орлеаном убедила всех, что Жанна действует согласно Божьей воле и является той самой Девой из пророчества. Ее авторитет взлетел до небес, она же воспользовалась им, чтобы убедить Карла с боями пройти через земли, захваченные англичанами, к Реймсу, священной столице, где некогда был коронован Хлодвиг, а после него — все французские короли. По мнению многих, только после коронации в Реймсе сын Карла VI перестанет быть «дофином Карлом» и сможет с полным правом называться королем Карлом VII.

Ряд одержанных Жанной побед убедил Карла в том, что его войску по силам пробиться к Реймсу. И это действительно оказалось так. Наслышанные об Орлеанской Деве ранее колебавшиеся французские горожане открыто выступили на его стороне. К французскому войску охотно присоединялись крестьяне, многие англичане уверовали в неуязвимость Жанны и не отличались стойкостью в сражениях.

17 июля 1429 г. состоялась коронация Карла VII в Реймсском соборе. Во время церемонии Жанна стояла рядом, а по ее завершении сказала: «Милый король, вы исполнили волю Божью тем, что пришли в Реймс и короновались, показав, что вы — подлинный король, которому должно принадлежать королевство!».

Осенью 1429 г. войско, возглавляемое Жанной, предприняло попытку занять Париж, но штурм был отбит, а сама Жанна ранена. После этой неудачи в определенных кругах стало распространяться мнение, что не терпевшая прежде поражений Орлеанская Дева уже выполнила возложенную на нее Богом миссию, приведя дофина в Реймс и сделав его истинным королем. После этого ей следовало самоустраниться и оставить все дела на усмотрение государя, чьи права были подтверждены свыше.
Жанну попытались отстранить от военных действий, но в войске у нее оставалось немало горячих сторонников. В мае 1430 г. она, нарушив королевский приказ, во главе преданного ей отряда направилась в Иль-де-Франс, где шли боевые действия. Во время осады Компьеня Дева была захвачена в плен сделавшими вылазку бургундцами. В ноябре того же года герцог Бургундский продал свою пленницу англичанам за 10 тысяч ливров.

Орлеанскую Деву переправили в Руан, где над ней организовали церковный суд. Приведшую Карла VII в Реймс девушку хотели обвинить в колдовстве и сношениях с дьяволом, но затея не удалась в полной мере. Согласно академическим представлениям того времени девственница не могла быть ведьмой, так что заказчикам процесса пришлось удовлетвориться обвинением в ереси. 30 мая 1431 г. Дева была казнена.

Жанна д’Арк действовала на политической арене с марта 1429 по май 1431 года, то есть, чуть больше двух лет. При этом около половины этого срока она провела в заключении. Наиболее практически значимым деянием Жанны было снятие осады с Орлеана. Но перелома ситуации это не означало. В ходе Столетней войны и более важные пункты неоднократно переходили из рук в руки. Обеспеченный Орлеанской Девой успешный марш на Реймс имел чисто идеологическое значение. Кроме того, она одержала несколько мелких побед и потерпела приблизительно столько же поражений. Таким образом, то колоссальное влияние, которое оказал феномен Жанны д’Арк на ход Столетней войны, лежит в основном в области психологической. По-видимому, ее выдвижение было со стороны окружения дофина ничем иным, как хорошо продуманной PR-акцией. Пленение и гибель Жанны не вызвало дезорганизации патриотических сил, между тем дела отнюдь не находились на той стадии, когда оставалось лишь «додавить» уже выбитого из колеи противника. После того, как Орлеанская Дева сошла с политической арены, война продолжалась еще 23 года! Конечно, при умелой подаче материала, учитывая более чем вековое продолжение конфликта, срок может показаться маленьким, но в действительности это очень и очень много. Целое поколение французов успело вырасти, а «милый дофин» обзавестись взрослым наследником. Достигнутый при помощи Жанны идеологический успех еще нужно было закрепить практическими действиями. Карлу VII и его сподвижникам предстояло проделать огромную работу в этой области.

ДИПЛОМАТИЯ И ВОЕННАЯ РЕФОРМА КАРЛА VII

В ответ на Реймсскую коронацию лорд Бедфорд, назначенный в завещании Генриха V регентом Франции, провел в Париже торжественную церемонию коронации девятилетнего Генриха VI. Но этот акт произвел впечатление лишь на тех, кто и без того склонен был считать юного Генриха французским королем. Остальные полагали истинной коронацию в Реймсе.

В 1834 г. восстали крестьяне Нормандии, доведенные до отчаяния произволом английской администрации и бесчинством мародеров. Предполагают, что армия повстанцев достигала 50 тыс. человек — огромная по тем временам цифра. Любопытно, что многие крестьянские отряды возглавляли представители рыцарского сословия.
Тем временем Карл VII стремился разрушить англо-бургундский альянс. Клин между союзниками был вбит еще со времен осады Орлеана. Тогда горожане предложили сдать город бургундцам, но не англичанам. Бедфорд этому воспротивился, и оскорбленный таким недоверием герцог Бургундский отозвал свои войска из-под стен Орлеана. Теперь Карл VII постарался закрепить наметившийся тогда раскол, объявив о прощении всех участников бургундской партии и предложении союза. Герцог Филипп занял выжидательную позицию, но все же это можно было считать дипломатическим успехом. Англия не могла больше положиться на Бургундию. В 1433 г. лорд Бедфорд попытался уладить разногласия, предложив личную встречу. Однако Филипп Бургундский повел себя вызывающе: прибыв для переговоров с Сент-Омер, он отказался посетить Бедфорда первым, желая, чтобы тот просил об аудиенции. Бедфорд был глубоко оскорблен, и это означало разрыв англо-бургундского союза.

В 1435 г. на международной конференции, созванной папой в Арассе, Филипп Бургундский признал Карла VII своим королем и обещал ему военную помощь. Английская делегация во главе с архиепископом Йоркским демонстративно покинула Арасс, не встретив поддержки большинства европейских государей. Идея объединения двух королевств под одной короной никому не пришлась по вкусу, а идти на уступки англичане не хотели.

Во исполнение соглашения, заключенного в Арассе, герцог Бургундский осадил Кале — главный опорный пункт англичан на севере Франции. В ответ здесь высадилось английское войско во главе с Ричардом Йоркским (лорд Бедфорд умер вскоре после арасской конференции). Бургундцы были вынуждены снять осаду и отступить через Фландрию. Преследуя их, англичане опустошали окрестности — фландрские города больше не были союзниками. Между тем союз Франции и Шотландии оставался, как и прежде, прочным. В 1436 г., в трудный для французов момент, шотландцы опять нанесли удар в тыл англичанам. В связи с этим английские лидеры вновь стали искать переговоров.

В конце 30-х — начале 40-х гг. во Франции существовала сильная партия мира, которая группировалась вокруг юного дофина Людовика. Ее представители требовали немедленного соглашения с Англией и окончательного прекращения войны. Однако, по состоянию дел на тот момент, многие континентальные владения (Гиень, Нормандия) остались бы в руках англичан. Карл VII желал продолжения войны, чтобы добиться настоящей победы. Он говорил о невозможности сохранения во Франции каких-либо территорий, не находящихся под сюзеренитетом французской короны.

Начиная с середины 30-х годов король вплотную занялся реорганизацией армии. Вооруженные силы Франции перестали быть просто совокупностью боевых отрядов, каждый из которых действовал на свое усмотрение. Карл VII лично выдвигал на руководящие должности талантливых военачальников, требовал строгого соблюдения дисциплины в тех подразделениях, которые действовали от его имени. Ордонансом 1439 г. было утверждено монопольное право короля объявлять набор войск и направлять их действия. Важным моментом стало обеспечение регулярного жалования военнослужащим. Некоторые изменения были внесены в состав войск, в частности, увеличена доля лучников. Большое внимание Карл VII уделял развитию артиллерии. Эпизодически пушки применялись с начала Столетней войны, и на ее протяжении роль этого нового вида оружия постоянно возрастала. К концу войны Франция была в этой новой области «впереди планеты всей».

Огромное значение имело то, что после заключения перемирия в 1444 г. Карл, вопреки обычной для того времени практике европейских государей, не распустил имеющиеся у него войска, а распределил по гарнизонам, создав, по сути, постоянную армию.

К 1449 г. во Франции удалось создать тридцатитысячную армию, безоговорочно подчинявшуюся единому командованию, великолепно экипированную и снабженную сильной артиллерией. В июле этого года Карл VII, воспользовавшись конфликтами на границе Нормандии и Бретани, нарушил перемирие. В течение года он практически полностью освободил Нормандию от английского присутствия. При этом регулярной армии удалось наладить тесное взаимодействие с партизанскими отрядами. При взятии в октябре 1449 г. Руана (столицы Нормандии) большую роль сыграл антианглийский заговор горожан.

Другие материалы рубрики


  • ...Впервые учение, близкое катарам, было замечено в Европе в середине Х века. В далекой, окраинной стране Болгарии жил в то время поп Богомил. Лишь по хулам противников знаем мы его проповеди. Слова же его всколыхнули всю страну. Ведь Богомил рассказал людям то, что долго скрывали от них.
    Спокон веку льются кровь и слезы, и никто не объясняет, почему так беспомощен Бог. Люди книжные и попы боятся говорить, что есть два Бога: один из них добрый, другой злой. Есть Господь и есть Люцифер, оба они равны по силам. Бог сотворил душу, Люцифер  — тело. Душа ищет небо, тело  — грязь. Душа молится, тело мотовствует. Душа  — голубь, тело  — свинья...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4

  • Вначале XIII века, в то время когда европейские страны были заняты решением своих собственных проблем, молодой монгольский воин по имени Тэмуджин выступил в поход против татар, живших на землях, лежавших к востоку от той территории, которую занимали монгольские кланы. Достигнутый им успех позволил создать базу для дальнейшего расширения границ, и Тэмуджин смог приступить к созданию собственной великой империи.
    Она зародилась в степях Центральной Азии и стала самой большой империей в истории, протянувшейся от Центральной Европы на восток до Японского моря и на север - в Сибирь, на юго-восток и юг - к Индийскому полуострову, Индокитаю и Ирану, на запад - в Левант и Аравию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Понятие «Столетняя война» было придумано историками в XIX в. Тогда же были определены и хронологические рамки 1337 — 1453 гг., когда затяжной конфликт между двумя могущественными королевствами Западной Европы принял особенно интенсивный характер. Между тем это название довольно условно. Войну вполне можно назвать по крайней мере Трехсотлетней. Корни конфликта восходят к временам норманнского завоевания Англии (1066 г.)., а постоянные столкновения между двумя королями за владения на континенте не прекращались со второй половины XII в. Условность термина выявляется особенно ярко, если учесть, что в период 1337-1453 гг. неоднократно заключались перемирия.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Египет — страна богатая, но мобилизовать для военной службы крестьян-феллахов или торговцев с базаров было более чем проблематично. Они платили налоги в казну султану и не хотели воевать. Поэтому правительство Египта покупало в рабство юношей и, обучив их военному искусству, использовало их для военной службы. Так как эти рабы принадлежали государству, их называли мамлюками (государственными рабами). При этом экономическое и социальное положение мамлюков было неизмеримо выше, чем свободных налогоплательщиков. Они были хорошо организованной, сплоченной и единственно реальной силой в стране. Мамлюки побеждали врагов ислама — крестоносцев, и именно они заставили Людовика IX сдаться на милость победителя.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • История крестовых походов ассоциируется у большинства людей с борьбой европейских рыцарей за «Гроб Господень», то есть за Иерусалим. Но не менее захватывающие события происходили и после утраты крестоносцами последних крепостей в Палестине и на Леванте. В Северной Европе действовал рыцарский Орден Святой Марии Тевтонской, который боролся с последними языческими государствами Европы, а заодно и пытался захватить владения Польши и Новгородского княжества. Другим театром военных действий крестоносцев с иноверцами были Балканы. «Сарацинами» XIV века были турки-османы, которые стремительно расширяли свои владения в Европе и Азии.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В 1253 г. на извилистых берегах верховьев реки Онон состоялся курултай монгольского народа-войска. Было принято стратегическое решение завершить войну в Китае, для чего был назначен царевич Хубилай, и освободить от мусульман Иерусалим, что было поручено царевичу Хулагу. Странно и удивительно — но крестоносцы отнесутся к идее военного союза с монголами, как к предложению изгонять бесов с помощью сатаны. Палестинские рыцари решат, что привычное зло — меньшее зло, и помогут своим старым соседям-соперникам против новых неведомых народов, хотя и христиан. О чем со временем сильно пожалеют...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3