Тамплиеры

Вс, 07/28/2013 - 22:19

Тамплиер — бедный рыцарь

Символ Ордена, принятый в 1168 году, подчеркивал бедность храмовников

Одежда и часть экипировки рыцаря-тамплиера периода 1170 г.

Церемония посвящения (1280 г.)


К концу XI века «трон св. Петра» занял Урбан II — властный и решительный римский папа, который главной целью своей жизни наметил осуществление давней мечты всех христиан — освобождение святого города Иерусалима и Гроба Господня от сарацинов. Урбан II не любил терять время даром — уже к концу 1098 года он, бросив клич по всей Европе, провозгласил начало Первого крестового похода. И призыв не остался гласом вопиющего в пустыне. Со всех концов Европы сотни и тысячи людей — короли и принцы, сеньоры и их вассалы, рыцари и простые крестьяне — потянулись в Рим, чтобы оттуда отправиться на Святую Землю.

Труден был их путь, но, наконец, в 1099 году поход достиг своей цели — Иерусалима. Битва за город продолжалась несколько недель и, несмотря на ожесточенное сопротивление сарацинов, он был взят. Так закончился Первый крестовый поход. Европейские рыцари, движимые идеей освободить Святую Землю от неверных, в том же 1099 году создают Иерусалимское королевство. С жадностью ищутся реликвии и артефакты. Европейцы в духовном восторге поклоняются святым местам, исторгнутым из рук тех, кого они считали язычниками.

Прошел год-другой, и рыцари понемногу отправлялись домой, где об их подвигах уже слагали легенды. Кто остался после них? Паломники. Те, кто уверовал, что их долг перед Богом — побывать в Святой Земле. При вести об освобождении Иерусалима ликовала вся католическая Европа. И в то время, как рыцари возвращались домой, на их место приходили мирные путешественники. Дороги Малой Азии стали одними из самых оживленных. Сарацины не простили эту победу христианам. Их месть была жестокой. Не имея большой военной силы, они стали действовать малыми отрядами, перехватывая и истребляя группы паломников. В иные дни паломники гибли сотнями. Нередко их брали в плен ради выкупа, использовали их и как рабов для продажи на восточных рынках. Вот тогда-то для защиты паломников от нападений и были созданы два военно-религиозных ордена — Орден тамплиеров (1118 год) и Орден госпитальеров (1120 год). Основателем Ордена тамплиеров стал благородный дворянин Хьюго де Пейн.

Об этой личности мы почти ничего не знаем, кроме того, что Хьюго был уже немолод. Кроме него, еще восемь человек составили ядро будущей организации:
Хьюго де Пейн, Годфруа де Сент-Омер, Андре де Монбар, Гундомер, Годфруа, Ролан, Жоффруа Бизо, Пейен де Мондидье, Аршамбо де Сент-Эйнан.
В 1120 году в Орден был принят Фульк Анжуйский, отец Жоффруа Плантагенета, а в 1124 году граф Шампанский.

К 1126 году было принято еще два человека. Под черно-белым флагом — «Босеаном», в обычных мирских одеждах, они и начали свою загадочную партию. Кстати, слово «Босеан» попросту означает «окрашенный в два цвета», в данном случае — черный и белый. Тогда же впервые прозвучал девиз ордена «Vive Dieu Saint Amour!» — «Да здравствует Бог Святая Любовь!».

В 1119 году горстка рыцарей, представлявших новый Орден, пришли к королю Иерусалимскому Бодуэну Второму с заявлением, что они хотят посвятить всю жизнь служению Христу, а потому отрекаются от мира. Так Орден предложил свои защитные и караульные услуги на Святой Земле. Девять рыцарей принесли Патриарху Иерусалимскому (православному, не католическому иерарху!) три обета: целомудрия, послушания и бедности. И еще они клянутся быть верными Святой Земле до конца. Король лично отвел рыцарям резиденцию — помещение, находившееся с южной стороны дворца иерусалимского короля и примыкавшее к церкви гроба Господня. В свое время она была мечетью аль-Акса, святыней мусульман. На том же месте, по преданию, находился и храм царя Соломона. Так и возникло название — «храмовники» или «тамплиеры» (по-французски храм — «тампль» (le temple)). Полное же наименование звучало: «Pauperi commilitiones Christi Templicue Salomoniacis» — «Бедные соратники Христа и Храма Соломона».

Духовным «отцом» Ордена Храма Господнего в Иерусалиме был знаменитый Бернар Клервосский — человек, по слову которого короли могли выступить в поход, а римские папы склоняли головы. Бернар, родившийся в 1090 г. в Труа, происходил из знатной семьи. По сложившейся к XI в. традиции он должен был стать монахом, чтобы не тревожить своих старших родственников претензиями на наследование земли. Он мог быть обычным аббатом — хозяйственным и в меру порядочным, мог окунуться в политические интриги. Однако Бернар попал в Орден Цистерцианцев — монашеский орден, занимавшийся распространением ученых знаний. Именно устав цистерцианцев, самый суровый и жесткий из всех уставов монашеских орденов, разработанный лично св. Бернаром, лег в основу устава нового Ордена.

Другие материалы рубрики


  • ...С этого момента начинается история бесконечных войн Карла Великого. В 774 г. он одержал победу над лангобардами и на Пасху прибыл в Рим. Ему устроили невиданную по торжественности встречу, а он вручил папе дарственную на земли, намного превышающую по щедрости дар Пипина Кроткого. После этого Карл стал называться королём франков и лангобардов. Потом пришлось сражаться с союзником Дезидерия, герцогом Баварским. Франкский король присоединил к своим владениям Баварию, после долгой, кровопролитной, много раз возобновлявшейся войны, затем завоевал и крестил языческую Саксонию. Чтобы покорить эту страну, ему пришлось переселить на эти земли франков, и превратить в крепостных две трети её жителей, а также устроить невиданное по жестокости избиение сакских пленных в городе Вердене. В течение одного дня там было казнено четыре с половиной тысячи саксов, отказавшихся принять христианство. На востоке Карл воевал с аварами, и в результате этих войн народ авары перестал существовать. На этот раз ему не удалось даже никого крестить, ибо население было истреблено полностью. Вот как описывает эту войну Эйнхард: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн, если не считать саксонской, была та, которая последовала за походом в страну вильцев, а именно война против аваров, или гуннов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • В 1405 году — почти за век до того, как Христофор Колумб открыл Америку, — отправился в путь один из самых больших за всю историю человечества флотов, им командовал адмирал — евнух Чжэн Хэ. Это было проникновение в мир иных народов высокой культуры, которая была настолько выше культуры аборигенов, что вызвала у них настоящее потрясение. Мореплаватели вели подробные и точные записи увиденного и составляли карты. Но со временем Китай погрузился в болото изоляции от всего остального мира, и мысли о мировой экспансии исчезли, а ценнейшие документы были попросту уничтожены. Со временем о небывалых достижениях просто забыли. Любые поездки китайцев за рубеж запрещались…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ... Тем временем, очень далеко от Франции и Англии произошло событие, которое взбудоражило всю Европу. В 1187 г. султан Египта и Дамаска Саладин отбил у христиан Иерусалим — бывший с 1099 г. столицей государства крестоносцев (Иерусалимского королевства). Как только эта ужасная новость достигла дворов европейских государей, было принято решение о новом крестовом походе, и Ричард поклялся принять в нем участие. Но весь следующий год ему было не до того. Он даже потратил значительную часть собранного для крестового похода чрезвычайного налога (так называемой Саладиновой десятины) на политическую и военную кампанию против Генриха II. В мятеж удалось вовлечь и принца Джона. Говорили, что известие об измене младшего сына стало роковым для английского короля. Потрясенный, он умер в 1189 г. в луарском замке Шинон, бывшем частью его континентальных владений (впоследствии этот замок прославился тем, что именно здесь Жанна д’Арк явилась ко двору дофина Карла)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Летом 1187 г. войска султана Египта и Дамаска Салах-ад-Дина, известного европейцам под именем Саладин, подошли к стенам Иерусалима, который вот уже 88 лет был столицей Иерусалимского королевства, основанного в Святой Земле рыцарями-крестоносцами. Этому событию предшествовал целый ряд побед мусульманского полководца, в результате чего под его контроль перешло множество городов и крепостей ранее принадлежавших христианам: Сен-Жан-д'Акр, Яффа, Кесария, Арсуф, Бейрут, Иерихон, Наблус, Рамла. Особенно тяжелые последствия для пришельцев с Запада имела битва при Хаттине, когда основные силы крестоносцев были разгромлены, а король Иерусалимский Ги де Лузиньян был взят в плен.
    Положение жителей осажденной столицы было крайне тяжелым, чтобы не сказать — безнадежным. Им неоткуда было ждать помощи. Тем не менее они предприняли попытку оказать сопротивление...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • ...Сразу нужно отметить, что самым жестоким было преследование тамплиеров именно во Франции. Там к тамплиерам сразу же были применены пытки и жестокое обращение. Именно во Франции впервые стали сжигать на кострах рыцарей Ордена Храма. К несчастью инквизиторов, среди тамплиеров не было ни одного подследственного, который бы отстаивал ересь Ордена. Наличие такого свидетеля было бы просто подарком судьбы для Филиппа IV. Конечно, рыцари под пытками признавались во всех грехах, но не отстаивали приписываемые им ереси. Пытки были настолько ужасны, что Аймери де Вильер позже заявил: «Я бы признал все; я думаю, что признал бы, что убил Бога, если бы этого потребовали». Но после, на следующем же допросе рыцари отказывались от признаний в ереси. Эти отказы носили столь массовый характер, что Жан де Мариньи, архиепископ Санской епархии (в которую тогда входил и Париж) был вынужден под давлением Филиппа IV передавать отказывающихся от своих показаний тамплиеров в руки светской власти для сожжения на кострах. Все инквизиционные правила перевернулись наоборот: ведьма, отказавшаяся от ереси, была уверена в своем спасении и окончании пытки; тамплиер, отказавшийся от ереси, попадал на костер...