Тамплиеры

Вс, 07/28/2013 - 22:19

Итак, тамплиеры дольше всех держались в Святой Земле. «Когда остальные крестоносцы горько сетовали на жару и холод, на грязь и пыль, тамплиеры и госпитальеры, стиснув зубы, заменяли сторожевых псов. Когда французы или англичане с ностальгией говорили о возвращении на Запад к своим очагам, женам и детям, рыцари-монахи молчали. Магистр ордена Храма сеньор Эврар де Бар, почитаемый за свою веру и ценный пример для войска, и его братья следили за своими собственными лошадьми и поклажей и, насколько могли, храбро защищали поклажу и лошадей других. Король, который любил их и охотно подражал их примеру, пожелал, чтобы все войско держалось их и чтобы наше духовное единство укрепило слабых» — пишет Одон де Дей, участник Второго крестового похода.

Но нельзя избежать впечатления, что с какого-то времени тамплиеры сражались за Святую Землю не как за общехристианское достояние, а как за свою собственность. Здесь сложили голову Великие магистры Бернар де Тремеле, Одон де Сент-Аман, Жерар де Ридефор, Арман де Перигор и Гийом де Шартр. Замки тамплиеров побили рекорды неприступности, многие их них так и не были взяты и были разрушены самими рыцарями (Баграс, Роше-Руссель, Шато-Пелерин).

Тамплиеров не следует идеализировать. Они могли показывать чудеса отваги и жертвенности. Но также сознательно нарушали договора, отказывались возвращать денежные вклады, грабили караваны, участвовали в феодальных междоусобицах и крайне неохотно расставались со своими богатствами. Так, когда после битвы при Хаттине пал Иерусалим, Саладин предложил тамплиерам выкупить его жителей, но орден, созданный специально для защиты города, отказался это сделать, и 16 тысяч христиан попали в рабство.
Приведенные выше примеры не позволяют однозначно трактовать действия тамплиеров в делах Европы и, особенно, на Святой Земле. Однако никто из исследователей не сомневается во влиятельности этого ордена по всей Европе. Как указывают многие историки: «В некотором роде они служили живым оправданием крестовых походов вообще...». Современникам нужно было персонифицировать крестовые походы в виде реально существующего военного Ордена, и таковым был Орден Храма. Более 20000 рыцарей и пять магистров Ордена погибло на Святой Земле за время его существования.

Потеряв свои ближневосточные корни, Орден глубоко и необратимо ослаб. Тем более достойно уважения то, что всего за пару десятилетий он в третий раз реанимировал себя и выстроил свою европейскую копию. В начале века он снова был богат, хотя и подрастерял свою репутацию: тамплиерам не верили, их не уважали, не понимали, но боялись. Орден же мечтал о возвращении в Святую Землю. Пока же его основными центрами были Кипр, Лондон и Париж, где рыцари выстроили Тампль. В Париж же переехало высшее руководство Ордена по приглашению Филиппа Красивого. Легко догадаться, чем он их заманил — обещанием крестового похода. Но все, связанное с тамплиерами, исключая Тампль, рухнуло на рассвете 13-го октября
1307 г., в пятницу…

Тайные ритуалы Ордена

Правила 1128 года, которые прежде были единственным руководством для Ордена, и их позднейшие дополнения стали для Тамплиеров лишь внешней формальностью. Истинная же сущность Ордена выражалась в особом тайном уставе. Вот против этого тайного устава Тамплиеров и были направлены усилия папы Климента V.

Возникший на Востоке между 1220 и 1290 годами, устав этот составлял неприкосновенную тайну и секрет. Под угрозой строжайшего наказания братьям было воспрещено иметь с него копии или даже носить их при себе.

Мистерии Ордена проходили обыкновенно в уединенно стоящих зданиях, по возможности в подземных помещениях, под покровом ночи. Для сохранения тайны принимались самые тщательные меры предосторожности. Непосвященные отсылались в самые отдаленные помещения Ордена или же оставались под строжайшим надзором в своих кельях. Все ворота и двери запирались на крепкие засовы. На башнях стояли сторожа, которые внимательно озирали окрестности и должны были сообщать собравшимся о приближении непосвященных.

Прежде чем начинать посвящение, кандидат должен был дать клятву в том, что обязуется свято сохранить все тайны, которые будут ему открыты. Также ему сообщалось, что в случае нарушения клятвы ему неминуемо грозит мучительная смерть не только тела, но и души. В зале для посвящения кандидату показывали распятие и разъясняли, что он не должен верить в распятого, потому что он не более чем пророк, учитель, которых в разные времена направляли в мир высшие силы. Но отрицанием Христа и отречением от господствовавшего церковного учения дело не ограничивалось. Посвященному показывали странную фигурку, называвшуюся Бафомет. Это была металлическая фигура, украшенная золотом и серебром, и напоминавшая не то череп мертвеца, не то лицо старца с большой бородой. Указывая на эту фигурку, посвященному говорилось: «Верь в нее, ей доверься, и благо тебе будет!». В это время посвященный должен был с непокрытой головой склониться до земли, выражая этим почтение к Бафомету. По окончании обряда фигурку укладывали в футляр и заботливо запирали.

Затем посвященного обвязывали белым шнуром, так называемым «поясом Иоанна», который через прикосновение к Бафомету делался талисманом. Поэтому он никогда не должен был более снимать его, чтобы постоянно находиться под благотворным влиянием его волшебной силы. Он должен был также служить тайным отличительным знаком, с помощью которого кандидат получал доступ к мистериям Ордена.

Этот ритуал соблюдался при всех тайных посвящениях, но новичкам при этом редко объяснялось его значение. Разъяснение давалось позже, когда новый брат достигал высших разрядов.

Другие материалы рубрики


  • Вот уже восемьсот лет история о короле Артуре, мудром волшебнике Мерлине и доблестных рыцарях Круглого Стола числится среди самых востребованных сюжетов художественной культуры. То есть — за восемьсот лет можно поручиться, а дальше ее истоки теряются во мраке веков. Дальше мы просто не имеем достоверных письменных источников, а проследить судьбу устного предания очень трудно.
    Цикл артуровских романов Томаса Мэлори, напечатанных в 1485 г. под общим заглавием «Смерть Артура», был одним из первых в мире светских художественных произведений, изданных массовым, по меркам того времени, тиражом.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Но не XVI век изобрел «козни дьявола». Вера в магию, чертей, колдунов и ведьм — древнейшего происхождения. В законодательстве самых «темных» столетий, как было принято некогда именовать раннее Средневековье, то предусматривались наказания для обвиняемых в ведовстве, то запрещалось их преследование. В VIII в. Карл Великий воспретил под страхом смерти в недавно обращенной тогда в христианство Саксонии «языческий обычай» сожжения ведьм. В решениях церковных соборов X в. указывалось, что убеждение некоторых женщин, будто они летали на шабаш, есть следствие происков сатаны, и доверие к таким рассказам равносильно впадению в ересь. Однако уже в XII—XIII вв. положение существенно изменилось. А в конце XV и начале XVI вв. восторжествовало вообще диаметрально противоположное мнение: кознями дьявола и ересью надлежит считать как раз неверие в реальность шабаша. Эта позиция была зафиксирована, между прочим, в получившей зловещую известность книге «Молот ведьм», написанной инквизиторами Г. Инститорисом и Я. Шпренгером и опубликованной в 1487 г. при прямом поощрении со стороны римского престола...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ... Тем временем, очень далеко от Франции и Англии произошло событие, которое взбудоражило всю Европу. В 1187 г. султан Египта и Дамаска Саладин отбил у христиан Иерусалим — бывший с 1099 г. столицей государства крестоносцев (Иерусалимского королевства). Как только эта ужасная новость достигла дворов европейских государей, было принято решение о новом крестовом походе, и Ричард поклялся принять в нем участие. Но весь следующий год ему было не до того. Он даже потратил значительную часть собранного для крестового похода чрезвычайного налога (так называемой Саладиновой десятины) на политическую и военную кампанию против Генриха II. В мятеж удалось вовлечь и принца Джона. Говорили, что известие об измене младшего сына стало роковым для английского короля. Потрясенный, он умер в 1189 г. в луарском замке Шинон, бывшем частью его континентальных владений (впоследствии этот замок прославился тем, что именно здесь Жанна д’Арк явилась ко двору дофина Карла)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Летом 1187 г. войска султана Египта и Дамаска Салах-ад-Дина, известного европейцам под именем Саладин, подошли к стенам Иерусалима, который вот уже 88 лет был столицей Иерусалимского королевства, основанного в Святой Земле рыцарями-крестоносцами. Этому событию предшествовал целый ряд побед мусульманского полководца, в результате чего под его контроль перешло множество городов и крепостей ранее принадлежавших христианам: Сен-Жан-д'Акр, Яффа, Кесария, Арсуф, Бейрут, Иерихон, Наблус, Рамла. Особенно тяжелые последствия для пришельцев с Запада имела битва при Хаттине, когда основные силы крестоносцев были разгромлены, а король Иерусалимский Ги де Лузиньян был взят в плен.
    Положение жителей осажденной столицы было крайне тяжелым, чтобы не сказать — безнадежным. Им неоткуда было ждать помощи. Тем не менее они предприняли попытку оказать сопротивление...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...С этого момента начинается история бесконечных войн Карла Великого. В 774 г. он одержал победу над лангобардами и на Пасху прибыл в Рим. Ему устроили невиданную по торжественности встречу, а он вручил папе дарственную на земли, намного превышающую по щедрости дар Пипина Кроткого. После этого Карл стал называться королём франков и лангобардов. Потом пришлось сражаться с союзником Дезидерия, герцогом Баварским. Франкский король присоединил к своим владениям Баварию, после долгой, кровопролитной, много раз возобновлявшейся войны, затем завоевал и крестил языческую Саксонию. Чтобы покорить эту страну, ему пришлось переселить на эти земли франков, и превратить в крепостных две трети её жителей, а также устроить невиданное по жестокости избиение сакских пленных в городе Вердене. В течение одного дня там было казнено четыре с половиной тысячи саксов, отказавшихся принять христианство. На востоке Карл воевал с аварами, и в результате этих войн народ авары перестал существовать. На этот раз ему не удалось даже никого крестить, ибо население было истреблено полностью. Вот как описывает эту войну Эйнхард: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн, если не считать саксонской, была та, которая последовала за походом в страну вильцев, а именно война против аваров, или гуннов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6