Тотлебен

Втр, 12/10/2013 - 22:20

Следующую свою награду — Владимира 2-й степени, Тотлебен получил уже за участие в боевых действиях во время Кавказской войны 1847-1849 гг. Тогда же ему был присвоен чин капитана. В ноябре 1850 г. Эдуард Иванович был переведен в Варшаву, так как находившийся там в ту пору Шильдер предложил ему место адъютанта. Однако, вскоре Тотлебен поссорился со своим покровителем, и с осени 1851 г. служил в Петербурге в Инженерном корпусе. Конец этой размолвке положила Крымская война.

Когда началась война, Шильдер получил направление в Дунайскую армию, где в задачу инженеров входили подготовительные работы по форсированию Дуная русскими войсками. Отправляясь в зону боевых действий, генерал вызвал к себе Тотлебена, на тот момент подполковника инженерных войск.

После того, как водная преграда была успешно преодолена, Шильдер руководил инженерными работами при осаде крепости Силистрия — опорного пункта турок в нижнем течении Дуная, прикрывающего кратчайший путь от этой реки до Константинополя.

Осаду Силистрии, имевшую место в мае-июне 1854 г., нельзя назвать славной страницей в истории Российских вооруженных сил. У руководства изначально не было единого мнения о целесообразности этой операции. Главнокомандующий, фельдмаршал Паскевич, был категорически против штурма города, и вообще, считал, что армию необходимо немедленно отвести с занимаемых ею позиций, так как в случае вступления в войну Австрии, что казалось фельдмаршалу весьма вероятным, положение станет угрожающим, а все победы бесплодными. Император Николай I полагал австрийскую опасность призрачной, и в письмах, которые он слал из Петербурга Паскевичу, требовал, чтобы Силистрия была взята. В результате фельдмаршал нехотя приступил к осаде, которая велась весьма вяло. Раздраженный Шильдер называл эту операцию «практическими саперными работами против учебного турецкого полигона», а Тотлебен случайно слышал, как один из солдат дал ситуации еще более резкую характеристику: «Паша хочет сдать Силистрию, а фельдмаршал не хочет ее взять». «Практические саперные работы» стоили, однако, жизни старому генералу, 1 июня 1854 г., находясь в траншеях близ вражеских укреплений, Карл Андреевич получил смертельное ранение.

После того, как учитель Тотлебена выбыл из строя, Эдуард Иванович возглавил осадные работы на левом фланге. Ему удалось вплотную продвинуться к передовым турецким укреплениям и взорвать их, но последствий это не имело. 11 июня осада с Силистрии была снята. По горькой иронии судьбы, в тот самый день генерал Шильдер умер на операционном столе.
Неудача под Силистрией, наверняка оставившая тяжелый осадок в душе Тотлебена, тем не менее не может быть поставлена в вину руководителям осадных работ. По свидетельству английских офицеров, посетивших после отхода войск русские батареи, эти постройки доказывали «большое искусство русских инженеров». Большинство исследователей данной темы сходятся во мнении, что Силистрию «главнокомандующий не имел намерения взять, считая всякий одержанный на дунайском театре успех бесполезным».

Несмотря на все эти печальные обстоятельства, опыт, полученный под стенами дунайской крепости, весьма пригодился «русскому Вобану». Историк Крымской войны Зайончковский рассказывает, что во время осады турки «день и ночь усиливали свои укрепления , возводили новые работы и, по преувеличенному понятию англичан, дали нам маленький урок в том, как впоследствии оборонять Севастополь». Негативный опыт «силистрийского сидения» был также учтен при осаде Плевны в 1878 г.

Осенью 1854 г. Тотлебен был направлен в Севастополь. Участие в героической обороне — самые известные страницы биографии знаменитого фортификатора. Этой теме посвящены сотни книг. Вот причина, по которой автор данной статьи предпочитает дать лишь самую общую характеристику севастопольского периода жизни Тотлебена, уделив больше внимания менее известным моментам.

Накануне высадки союзных войск главный военный порт юга Российской империи был удовлетворительно защищен только с моря. Укрепления вокруг города приходилось возводить в большой спешке. Хотя с появлением Тотлебена, по словам адмирала Корнилова, «в неделю сделали больше, чем прежде делали в год», правду сказать, до появления неприятеля с северной стороны успели лишь создать видимость наличия там мощных оборонительных сооружений. Но этих декоративных укреплений оказалось достаточно, чтобы ввести противника в заблуждение, и союзники отказались от немедленного штурма. Таким образом, было выиграно время, и этим временем воспользовались, чтобы завершить строительство мощных фортов, бастионов и люнетов, надежно прикрывших главную русскую военно-морскую базу на Черном море. В дальнейшем, во время обороны Севастополя Тотлебен умело использовал малейшую паузу в наступательных действиях противника для восстановления разрушенных неприятельским огнем укреплений. Суровость и требовательность, которую он проявил во время организации оборонительных работ, вызвали нарекания подчиненных. Но руководитель обороны адмирал Нахимов ценил инженера чрезвычайно высоко. Имеется свидетельство, что, узнав о намерении одного из своих офицеров пожаловаться он ответил: «На Тотлебена? Подите вон!». В ходе Севастопольской операции Эдуард Иванович был произведен сначала в полковники, а затем в генерал-майоры.
8 июня 1855 г. генерал Тотлебен был ранен в ногу навылет. Не имея возможности находиться в строю, он еще два месяца оставался в осажденном Севастополе, но, в конце концов, был вынужден его покинуть. Вскоре после этого Южная сторона города была занята войсками противника. Севастополь продержался одиннадцать месяцев.

По окончании Крымской войны Эдуард Иванович провел два года за границей. Целью этой поездки было не только поправка здоровья. Генерал стремился ознакомиться с организацией инженерного дела на Западе. Он понимал, что по возвращении на родину его ожидает большая работа.

Другие материалы рубрики


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают центра-лизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, прояв-лялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Иван Грозный был женат 7 раз. Для православного монарха это беспрецедентный рекорд. Также, как указывают источники, он, кроме «официальных» жен, имел множество наложниц, устраивал пьяные оргии.
    Судьба его жен поистине трагична. Мария Темрюковна, Марфа Собакина, Анна Васильчикова умерли от «таинственных» болезней. Еще двух жен, заподозренных в измене, пытали с целью вырвать признательные показания, а затем жестоко казнили. Мария Долгорукая прилюдно была утоплена в ледяной проруби, а Василису Мелентьеву, обвязанную веревками и с плотно заткнутым ртом, но еще живую, похоронили. Официально она считалась сосланной в монастырь. «Повезло» лишь Анне Колтовской, которую царь заключил в монастырь, где она прожила более 50 лет.
    Последней женой Ивана Грозного была Мария Нагая. Она и «впрямь была царицей. Высока, стройна, бела и умом и всем взяла». Настоящая русская красавица: большие, выразительные глаза, густая коса ниже пояса. Тем не менее и она скоро стала ненавистна царю, несмотря на то, что родила ему сына, впоследствии печально известного царевича Дмитрия.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия», об этом ему сообщил лично посол Швеции Ульман. Поехать на торжественную церемонию вручения Ландау, естественно, не смог. После аварии Ландау все время находился в угнетенном состоянии, ходил с трудом и жаловался на боли. При попытке заговорить с ним на научные темы он неизменно отвечал: «Я сейчас плохо себя чувствую. Завтра это пройдет и мы поговорим». В марте 1968 г. у Ландау, по-видимому, как отдаленное следствие повреждений при аварии, развился паралич кишечника. Операция не помогла, работа кишечника не восстановилась. Первого апреля 1968 г. Ландау умер от послеоперационного тромба...



  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В 1911 г. Ллойд Джордж смог вплотную заняться разработкой билля о социальном страховании, включающего систему выплаты пособий по безработице, инвалидности и болезни. Однако ситуация в стране была далека от классовой идиллии. Пожалуй, она была даже более тревожной, чем в памятные 1905-1907 годы. В 1912 г. в Англии было в три раза больше бастующих, чем в 1910, а число потерянных за счет стачек рабочих дней превысило общее число за предыдущие шесть лет. Чтобы подавить выступления рабочих, все чаще использовалась армия. В некоторых случаях отдавались приказы стрелять в толпу. Счет раненых среди протестующих шел на сотни, случались убитые. Как и «полицейский социализм» в России, английские социальные реформы 1908-1911 гг. вводились «не вместо террора, а вместе с террором» — с той, однако, разницей, что в Англии представление о том, кто должен стать объектом террора, было гораздо более четким. Речь тогда шла не об установлении прочного классового мира, а лишь о попытке хотя бы отчасти сбить разгоравшееся пламя социальной борьбы. Радикальная пресса в общем-то правильно отмечала, что целью реформ было отколоть от рабочего движения тех, кто склонен к компромиссу, чтобы затем беспощадно раздавить непримиримых «разрушителей». Другое дело, что лидеры либеральной партии никогда и не отрицали, что желают воспрепятствовать полному разрушению существующего общества, поэтому они идут на уступки ради того, чтобы не потерять все. В отличие от коммунистов, они не видели в этом ничего предосудительного.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4