Трагедия Квинтилия Вара

Ср, 08/07/2013 - 22:31

В 7 г. наместником фактически покоренной территории был назначен Публий Квинтилий Вар, в распоряжении которого находились три легиона пехоты, шесть когорт вспомогательных войск и три алы конницы. Данных сил вполне хватало, чтобы удерживать контроль над вымотанными войной, разобщенными германскими племенами. Новый наместник не особенно церемонился в проведении своей политики по отношению к германцам. Он слишком рьяно принялся вводить римское судопроизводство, обращался с германцами властно и требовал от них дани, как от подданных. Он не учел той особенности, что если на Востоке территории и государства смирились с присутствием и господством Рима в течение многих десятилетий, то Германия была совсем иной. В свете сложившейся на тот момент обстановки это вполне объяснимо — сложившие оружие, признавшие главенство Рима и измотанные войной племена не могли вселять опасений. Но своими действиями Вар сам активизировал мятежнические настроения германцев, которые, получив лидера, стали для него фатальными. Лидером же стал Арминий — вождь племени херусков. Как сын вождя, он был в свое время заложником у римлян, а после поступил на римскую службу, где возглавлял вспомогательную часть из своих соплеменников. За хорошую службу и с целью привлечь молодого вождя на сторону Рима, ему дали всадническое достоинство. Он прекрасно знал все сильные и слабые стороны римской военной системы. Понимая, что открытое восстание невозможно, решил действовать скрытно, но с максимальным эффектом. Для этой цели он наладил прочные дружеские отношения с наместником, тем временем организовывая совместно с другими вождями племен заговор с целью уничтожить римское господство в Германии, для чего было нужно разбить оккупационные войска. Арминий настолько завладел доверием Вара, что когда его тесть Сегест, узнав о заговоре, сообщил наместнику, то Вар не только не поверил этому, но даже не придал никакого значения. Особенно в свете того, что ранее Арминий выкрал у Сегеста его дочь Туснельду и женился на ней против воли ее отца. Поэтому наместник списал донос на распри между вождями племен. Ведь в такой ситуации друг Рима, всадник и командир вспомогательных римских сил имел гораздо больший вес и авторитет, чем какой-то германский вождь, особенно имеющий зуб против своего обидчика.

Для успешной реализации своего плана Арминий, знавший сильные и слабые стороны римской армии, решил использовать свои силы в тех условиях, в которых римляне окажутся неспособными на достойное сопротивление. Постоянно находясь возле Вара, он мог видеть и знать о всех планах наместника, в особенности о его перемещениях по территории Германии. Осталось только выбрать время и место для осуществления плана. И в скорости, сопоставив все возможности и имеющиеся средства, Арминий начал действовать.

Осенью 9 г., когда Вар находился в летнем лагере, до него дошли известия о восстании отдельных германских племен в областях, через которые римляне собирались возвращаться на зимние квартиры. По уверениям Арминия, это были незначительные волнения, которые никак не могли представлять особой угрозы. Для их усмирения наместник двинулся со всем войском, за которым следовал большой обоз. В нем, помимо военной прислуги, находились женщины, дети, рабы и вьючный скот. Это объяснялось тем, что во внутренних областях Германии было трудно передвигать и снабжать войска. Поэтому обоз римлян хотя и заключал в себе только самое необходимое, однако составлял довольно внушительную составляющую походной колонны. Также известно, что римские войска были ослаблены выделением солдат для гарнизонов отдельных фортов, прикрытия транспортов, карательных экспедиций и преследования разбойников. Только за счет чего было произведено это ослабление — за счет легионов или вспомогательных войск — не известно. Имеющиеся данные говорят только о том, что на момент предстоявшего сражения римское войско составляло до 30 000 человек, из которых только 12 000 — 18 000 были годными к битве солдатами. Вар пытался усилить его за счет набора вспомогательных германских отрядов, но они обратили свое оружие в обратную сторону, сыграв свою роль в разгроме войск Квинтилия Вара.

Взбунтовавшиеся (не без помощи и подсказки Арминия) германцы жили к югу или к западу от Ализо, укрепленной стационарной римской крепости. Именно поэтому обоз и находился вместе с войском, иначе Вар отправил бы его с небольшим прикрытием в крепость, а сам выступил бы отдельно. Ведь для небольшой экспедиции его армия была достаточно снабжена продовольствием и боевым снаряжением. Но когда армия выступила, на ее скорость продвижения и маневренность сразу начали влиять окружающие факторы, одним из которых была дорога. Прочной постоянной дороги за недолгое время своего господства римляне не успели построить. А существующую грунтовую дожди сделали в некоторых местах труднопроходимой, так что иногда ее приходилось огибать, для чего местами рубили деревья. Кроме того, германцы испортили много мостов, пытаясь задержать войско Вара. Как уже говорилось ранее, несмотря на предупреждение Сегеста, особых мер предосторожности так и не было принято. Легионеры не были готовы к внезапному бою, да и обоз был разбросан между частями. В целом походная колонна растянулась не менее чем на 5 км. Вскоре после выступления Арминий со своими помощниками попросил Квинтилия Вара отпустить их, чтобы те якобы усыпили бдительность восставших и подготовили почву для успешной карательной акции. Вар, который доверял молодому вождю безоговорочно, не возражал против этих действий. Но отпустив Арминия и Сенимера, он, как оказалось, совершил грубый просчет — были потеряны заложники, которые могли бы обезопасить армию. Этим и воспользовались германцы, сначала уничтожившие арьергард, а после атаковавшие всей массой длинную колонну римских войск. Как только это произошло, голова колонны остановилась. Римляне выбрали необходимое открытое место и разбили мощный укрепленный лагерь, в который постепенно собрались подходившие части колонны. Только теперь Вар понял, что попал в ловушку. Он собрал всех высших офицеров и вместе с ними стал совещаться о дальнейших действиях армии. Вариантов было предложено два: вернуться обратно в летний лагерь или пробиваться к Ализо.
Первый вариант давал возможность лучше организовать оборону. Но в свете произошедшего предательства союзных германцев не было гарантии, что этот лагерь не захвачен. Да и снабдить этот гарнизон достаточным запасом продовольствия на случай долгой осады не представлялось возможным. К тому же обратный путь был не менее опасен, чем путь вперед. Во втором варианте была уверенность в целости крепости, ее более мощных укреплениях и достаточных припасах. Оставалось только пробиться через германцев и выдержать волну восстания, пока не придет помощь. Главным в данном положении для наместника виделось в сохранении основной части войска, для чего требовалось минимизировать потери. К тому же в войске находилось много гражданских лиц, которые требовали защиты. Поэтому Вар принял решение двигаться на Ализо. Но именно это решение и стало фатальным для римлян. Весь лишний обоз был сожжен, а войска перегруппированы. На второй день после выхода из летнего лагеря римляне выступили по направлению к Дэрскому ущелью. Теперь они шли по открытому полю, но все же не обошлось без некоторых потерь. Пока натиск германцев был довольно слаб. Двигаясь тесно сомкнутыми рядами, римляне медленно продвигались вперед, но напоследок они снова вошли в лес, где войска были затруднены в свободном движении. После двухмильного перехода к вечеру Вар подошел к Дэрскому ущелью. Но здесь стало известно, что проход перекрыт германцами. Для прорыва нужен был удар всех сил римлян, так как число германцев постоянно росло. Но для успешного штурма был нужен обход с фланга, который требовал времени. И наличие гражданских лиц требовало сначала обезопасить войско укреплением. Для этой цели был создан второй укрепленный лагерь, но, учитывая условия, в которых он строился, очевидно, что его укрепления были менее сильными, чем в первом.

Другие материалы рубрики


  • ...Первым за этот вопрос взялся австриец Вейт. Оказывается, в армии римского полководца была должность производителя строительных работ, которую в те времена занимал некий Маммурра Формианец. Однако, анализируя целый ряд обстоятельств, Вейт пришел к выводу, что автором моста все же был сам Цезарь. Косвенно об этом свидетельствует хотя бы довольно-таки подробное описание моста в «Записках …». Эта книга была предназначена в первую очередь для римских политиков, а потом уже для простых обывателей. Цезарь старался в книге подчеркнуть собственные заслуги, доказать свое искусство полководца, мудрость и благородство гражданина. Поэтому «Записки …» должны были способствовать росту его популярности, и включение подробного описания строительства моста в труд имело смысл, если автором проекта был Цезарь, а не какой-то древнеримский прораб Маммурра...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Но в своем стремлении установить гегемонию в Средиземноморье карфагеняне имели сильных конкурентов. Этими конкурентами были греки, выходцы из малоазийского города Фокеи.
    Около 600 г. до н. э. близ места впадения реки Роны в Средиземное море фокейцы основали колонию Массалию (ныне г. Марсель). Это положило начало активной экспансии греков на запад. Вскоре они нашли себе союзников. Правители Тартесса, давно с беспокойством наблюдавшие за усилением Карфагена, отдавали себе отчет в том, что не смогут противостоять ему в одиночку. Они предпочли поддержать греческую колонизацию. Царь Тартесса Аргантоний позволил фокейцам основать несколько колоний на юго-восточном побережье Пиренейского полуострова и оказывал им всяческую помощь. Первые военные столкновения между фокейцами и карфагенянами закончились не в пользу последних...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Близ впадения в Волгу реки Оки есть небольшая железнодорожная станция под названием Сейма. В июне 1912 г. некий штабс-капитан Конев, проводя на соседствующих с ней холмах воинские учения, нашел в земле искусно выделанный бронзовый топор. Находка вызвала большой интерес. В самом скором времени здесь провели археологические раскопки — увы, только силами воинской части, о чем более поздние исследователи не перестают сокрушаться. Профессиональная археологическая подготовка господ офицеров сильно уступала их энтузиазму. Все же удалось установить, что холмы над Окой скрывали в себе могильник бронзового века, включающий по крайней мере полсотни захоронений с богатым погребальным инвентарем: бронзовым и каменным оружием, керамикой, нефритовыми украшениями. То есть, это выглядело как могильник с предписанными обычаем приношениями мертвым. Человеческие останки при раскопках описаны не были, но поначалу археологи относили их отсутствие насчет то ли небрежности первых исследователей, то ли условий захоронения, не позволивших сохраниться костным тканям. Большая часть находок была отправлена в музей Нижнего Новгорода.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Закат за нами… Ветра тихий стон.
    И орды готов за чертой Тицины.
    Порою стилус и клинок едины.
    Когда приходит твой Армагеддон, нет смысла прятаться за стены сна и веры.
    Ночь так близка. К Харону полумеры!
    Нам больше нет пространства отступать.
    Пергаментом всю горечь не впитать, но попытаюсь…
    Каюсь, верю, маюсь…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ... Финикия не была единым самостоятельным политическим образованием. Каждый крупный город имел подвластные ему сельскохозяйственные территории и фактически являлся самостоятельным государством. Кроме того, крупные города имели зависимые от них более мелкие города-спутники, которых называли дочерьми главного города. Так Тир, расположенный на острове, осуществлял связь с материком через лежащий поблизости на побережье город Усу, который был «дочерью Тира». В каждом городе-государстве был, как правило, свой царь, хотя известны и случаи республиканского правления. Цари делили свою власть с советом старейшин и народным собранием. Не всегда города-государства сохраняли независимость. В XVIII в. до н.э. Библ был частью Египетского царства, затем, воспользовавшись ослаблением Египта, снова обрел самостоятельность. Между финикийскими городами шла борьба за первенство...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Шумиха в прессе:
    «Аркаим — это остаток древнейшей цивилизации человечества».
    «Аркаим — естественное место Силы. Побывав в таком месте, человек обретает мощные ресурсы для духовного роста, творческого и интеллектуального развития. Сила Аркаима обладает способностями раскрывать родовую память и умеет пробуждать настоящее творчество».
    «Древнеарийский город Аркаим — это одно из величайших археологических открытий XX века» .
    «На самом деле «древние» города типа Аркаима — это старые казачьи поселения-крепости эпохи XV-XVIII вв.».
    «Это город-крепость, город-мастерская литейщиков, где производилась бронза, это город-храм и обсерватория, где, вероятно, проводились сложные для того времени астрономические наблюдения».
    «Аркаим — это древнейший в мире славянский город-обсерватория».
    «Аркаим — это в срочном порядке найденный русскими националистами «исторический» аргумент, способный оправдать русское доминирование на всей территории бывшей империи».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Римский ученый Плиний в своей «Естественной истории» (IX, 121) сообщает, что на пиру Клеопатра даже растворила в вине дорогую жемчужину, желая поразить Антония окончательно. Можно только догадываться, во сколько обошлись египетскому бюджету эти увеселительные мероприятия. Однако роскошные празднества в Тарсе имели вполне рациональное объяснение. Статус Клеопатры был в то время весьма неопределенным, ведь Антоний обвинял ее в недостаточной помощи против Брута и Кассия, в связи с чем Квинт Деллий и был послан в Александрию. Подыгрывая Антонию, который разъезжал по Малой Азии, презентуя себя в качестве Нового Диониса, Клеопатра тем самым стремилась завоевать его покровительство. В этом аспекте фантастические пиры вполне окупались.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Еще во время Александрийской войны Цезарь, опираясь на свои диктаторские полномочия, возвратил Египту остров Кипр, аннексированный Римом в 58 г. и превращенный в провинцию. По словам Диона Кассия, этот дар должен был успокоить враждебных Риму александрийцев. Впоследствии Кипр был передан под власть Клеопатры, которая направила туда специального стратега и даже чеканила на острове свою монету. В Египте были дислоцированы четыре римских легиона, которыми командовал доверенный вольноотпущенник диктатора Руфин. По словам биографа Цезаря Светония (II в. н.э.), эти войска должны были поддерживать порядок в Египет, поскольку сам Цезарь опасался превращать в провинцию столь богатое ресурсами царство. Оставляя Клеопатру на троне, Цезарь рассматривал ее как свою ставленницу. Тем не менее, во внутренней политике царица могла действовать вполне независимо.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Во времена А.С. Пушкина никто толком не знал, кто такие хазары, но помнили, что с ними связано начало собственно русской истории. Хазары, о которых упоминает великий поэт в «Песне о вещем Олеге», и доныне одна из загадок истории. Сюжет пушкинских строк совсем не связан с хазарами, ведь речь идет о смерти Олега, исходящей от любимого коня. Однако начало любого повествования всегда запоминается в первую очередь.
    До недавнего времени историками-славяноведами считалось, что в Х веке славяне были биты хазарами и потому платили им дань. Однако хазарское влияние на Русь было недолгим.
    На стыке VIII-IX веков князья Аскольд и Дир освободили от хазарской дани полян. Нестор-летописец в Начальной летописи — «Повести временных лет» — рассказывает, как степняки-хазары подошли к земле полян — жителей Киева — и потребовали с них дань, и поляне дали им дань — мечами.



  • К началу III века под властью Рима успело прожить немало поколений. Для десятков когда-то независимых народов и царств этот город давно перестал быть символом захватчика, превратившись в неотъемлемую часть мира, своеобразный опорный столб, на котором держался порядок и относительный покой позднего античного Средиземноморья. Но, как и любая империя, Рим не был застрахован от крупномасштабного кризиса, который поставил великую империю на грань выживания.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3