Третий крестовый поход (Ричард Львиное Сердце и Саладин)

Сб, 03/01/2014 - 20:26

Армия Ричарда

Хотя Ричард Львиное Сердце был признанным вождем крестносного движения, управление войском крестоносцев в значительной степени оставалось коллегиальным. Знатные и опытные рыцари составили во главе с ним нечто вроде военного совета или штаба, куда входили герцог Бургундский Андре де Шовиньи и магистры тамплиеров и госпитальеров Робер де Сабле и Гарнье де Наблю. Весомым было и слово иерусалимского короля Ги де Лузиньяна, а также Конрада Монферратского, маркиза Тирского. Последний после 1187 г. также претендовал на иерусалимский трон. В конце концов, в качестве компромисса, он был объявлен наследником короля Ги. Кроме бургундцев, тамплиеров и госпитальеров, отдельные подразделения составляли норманны, шампанцы, анжуйцы, уроженцы Пуатье.

Возглавляемые баронами крупные отряды («баталии») состояли из более мелких — «конруа», насчитывавших 20-50 рыцарей и тяжеловооруженных оруженосцев, причем в них наряду с рыцарями, а также их челядью и прислугой, включили и множество арбалетчиков. Войска сопровождали многочисленные вспомогательные подразделения: плотники, осадных дел мастера, кузнецы и даже походная прачечная, чтобы содержать одежду в чистоте и исключить заболевания. По уровню командной структуры и снабжения армия Ричарда в Третьем крестовом походе вряд ли имеет аналоги среди средневековых армий его времени. Только в византийской армии были подобные же службы. При этом все бытовое обслуживание в войске Ричарда осуществлялось женщинами. Сопровождавший армию флот был объединенным англо-франко-итальянским.

Воины Арсуфской битвы

Но мы не знаем, как были экипированы и вооружены западноевропейские и восточные воины, участники битвы при Арсуфе. Да, мы знаем, что среди них были и рыцари, и сержанты, и вооруженные слуги, а также лучники и арбалетчики, и что восточные рыцари — фарис — не уступали европейцам ни в выучке, ни в вооружении.
Начнем с того, что каждый рыцарь или оруженосец покрывал голову шлемом. С середины XII века появляются шлемы с яйцевидным куполом либо наклоненной вперед конусообразной верхушкой («распухание» увеличивало защитные свойства), с наличником в виде перевернутой буквы «Т» или с железной полумаской с глазницами и множеством вентиляционных отверстий. На печати Филиппа Эльзасского, графа Фландрии (1181 г.), представлен шлем типа невысокого цилиндра с ободом по низу и без наличника. Аналогичный головной убор виден на Реджинальде Фицурсе с миниатюры со сценой убийства канцлера Англии Томаса Бекета (необычная дуга на подбородке барона, как считают историки, не что иное, как повязка, удерживающая шлем). Как правило, на голове шлемы фиксировались при помощи подбородных ремней, а под шлем надевался мягкий чепец, обычно простеганный, похожий на те, что сегодня у нас надевают на самых маленьких деток.

К концу века полумаски превращаются в неподвижные забрала со смотровыми щелями, а шлемы приобрели цилиндрические очертания, причем в Германии они имели закругленный верх. Как анекдот, сохранился рассказ о Гийоме ле Марешале, чей шлем был расплющен мечом в бою и он покинул воинский строй, бросившись в кузницу. Ему пришлось положить голову на наковальню, и кузнец ударом молота выпрямил его шлем, из чего делаем вывод, что он целиком закрывал лицо, макушку и затылок персонажа.

Хрестоматийный «большой шлем» Ричарда Львиное Сердце с изображением идущего льва и веерообразным гребнем виден на королевской печати 1194-1195 гг., но она использовалась монархом уже после его возвращения в Англию, а в крестовом походе, скорее всего, он носил полусферический шлем, запечатленный на его первой печати 1189 г. Среди простых воинов, помимо «норманнских» шлемов, был распространен самый настоящий «котелок» с небольшими полями — так называемая «железная шляпа» («chapel de fer»).

Нередко шлемы золотили и раскрашивали произвольными или геральдическими изображениями («по ярким шлемам саксов текла ручьями кровь»). Знать имела на своих шлемах драгоценные камни («шлем зеленый, с карбункулом блестящим у наносья...»), при этом сзади к ним привязывались разноцветные ленты, возможно, подчеркивавшие социальный статус воина, а может быть, и просто красиво развевавшиеся на ветру...

Основным типом защитной одежды являлась кольчуга с кольчужным капюшоном и длинными рукавами, оканчивающимися рукавицами (на миниатюрах с изображением похода германского императора Генриха VI в Италию в 1194 г. у воинов отчетливо прорисованы кольчужные перчатки, как известно, появившиеся только в XIII веке). Кольчуги у сержантов имели короткие рукава. Подобный доспех получил название «хауберк» («hauberk», нем. «haubert»), который у конных воинов имел разрезы спереди и сзади внизу, для удобства посадки на лошадь. У кольчужного капюшона мог находиться лицевой клапан квадратной или треугольной формы, в поднятом положении закрывавший горло и подбородок и завязывавшийся шнурком на виске. Подол у кольчуг был либо до колен, либо до середины голени, однако германцы предпочитали короткие хауберки — «хаубергоны» («haubergeon»). По словам французского рыцаря-крестоносца Анаута Гуилхема де Маршана (или Арно Гильома де Марсана), у него был даже двойной хауберк, помимо обычного.

Поддоспешной одеждой обычно служил стеганый «акетон» (фр. «haqueton») или же сшитый из льняной ткани и набивавшийся травой, шерстью и паклей «гамбизон» («gambeson»), выглядывающий из-под хауберков у некоторых персонажей миниатюр «Винчестерской Библии» (1160 — 1175 гг.). У пехотинцев, арбалетчиков они нередко заменяли более дорогую кольчугу, а в сочетании с ней, скажем, гамбизон усиливал защитный эффект: Боха-ад-Дин с изумлением описывал солдат Ричарда Львиное Сердце, которые во время марша на Арсуф как ни в чем не бывало шагали с десятком вражеских стрел в спине каждый!?

Хауберк и броню обыкновенно надевали на длинную тунику — «боевую рубаху», чьи полы высовывались из-под доспехов и достигали стопы. На территории Священной Римской империи такая мода, видимо, не прижилась, но, может быть, исключения все же случались…

Зато весьма модным с этого времени стало ношение поверх доспехов суконной накидки — «сюрко» («surcoat»), изредка имевшей длинные рукава, с разрезами впереди и позади. Появление ее объясняют разными причинами: примером мусульман, обычно скрывавших под одеждой доспехи, желанием похвастаться богато вышитыми тканями («кто в бархате, а кто в шелку») или стремлением скрыть «нагую кольчугу», что диктовалось феодально-религиозной моралью. Есть мнение о теплозащитной функции сюрко, предохранявшем кольчуги от нагревания солнечными лучами. Нельзя этого отрицать полностью, однако некоторые западные исследователи экспериментально установили, что хауберк на солнце практически не нагревается, а значит, эта причина была не главной.

Обычным цветом сюрко был белый, однако известно, что были также и цветные сюрко, в том числе и выглядевшие словно шахматная доска!

По известиям очевидцев, крестоносцы использовали также трофейные доспехи (включая византийские), в частности «джасеран» («jazerant») — покрытый сверху тканью и с толстой подкладкой и «джавшан» («jawshan») — ламеллярный, то есть чешуйчатый панцирь.

Кольчуга дополнялась у рыцарей кольчужными поножами — «шоссами» (фран. «chausses»), которые у состоятельных воинов закрывали ноги полностью, у бедных «милитов» («miles») оставляли прикрытой только переднюю часть, а сзади завязывались. Полностью кольчужный доспех весил 25 кг (один хауберк — 14 кг) и совсем не сковывал движений, о чем свидетельствовал обычай посвящения в рыцари: получивший рыцарское звание молодой человек должен был вскочить в седло в полном вооружении, однако не прибегая к помощи стремян. По мусульманской традиции на Востоке кольчужные чулки, вероятно, обтягивали полотном или носили полностью суконные чулки. Во Франции в эпоху Третьего крестового похода появились стеганые поножи («chauces gan paisiees»), а во французских поэмах того времени упоминаются стальные шоссы, наколенники и золотые шпоры.

Тамплиеры под кольчугу надевали стеганую куртку — «оплечье» («les espalieres»), чье название указывает, что сначала так называлась только часть одежды, а поверх хауберка носилась «гербовая котта» («jupon d′armer») цветов ордена, помимо того упоминаются длинное клиновидное платье («jupel») с узкими рукавами, плащ, подбитый овчиной шерстью — «упланд», широкий летний плащ без подкладки («esclavine»), некая «мантия», застегивающаяся на груди пряжкой (фибулой), безрукавная накидка — «гарнаш» («garnaches»), две нательные рубахи, двое «шоссов» и башмаки («soleretes»). Во время похода постель и смена белья укладывались в один мешок, а кольчуга и шлем — в другой, в виде кожаной сетки.

Из поэм конца XII в. можно почерпнуть сведения о стеганом оплечье, надевавшемся под кольчугу — «клавэне» («clavain»), о чулках со шнуровкой и простеганной одежде по турецкой моде. Как защита от солнца широко использовались фетровые шляпы с широкими полями и капюшоны с «хвостом» — длинным сужающимся концом.

Интересно, что еще в 1188 г. с общего согласия Филиппа II Августа, Генриха II (в ту пору короля Англии) и графа Фландрского было установлено различие в цветах крестов крестоносного вещества, отправлявшегося в Палестину. Французы должны иметь на одежде красные кресты, а подданные английской короны — белые, фламандцы — зеленые, итальянцы — желтые, а немцы, скорее всего, — черные.

Регламентированная геральдика, правда, несколько однообразная, отличала и членов военно-монашеских братств (ведь каждый кандидат при вступлении отрекался от прежней жизни, фамилии и ...герба). Мантии госпитальеров имели черный цвет, хотя для боевых действий использовались алые плащи. Одежда членов ордена Святого Иоанна отличалась белым крестом на плече и груди, простой или восьмиконечной формы (введенной или 1-м магистром Раймондом Дюпюи, или в ХIII в.), и что примечательно — братьям полагался «полный» крест, а донатам (члены конгрегации, не связанные обетами) всего лишь половина. Благодаря тексту «Устава Тамплиеров» можно представить их символику: «Повелеваем, чтобы все платья братьев были бы во всякую погоду одного цвета, то есть белого или черного. И всем братьям-рыцарям зимой и летом мы разрешаем по возможности носить белые плащи».

Другие материалы рубрики


  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...С этого момента начинается история бесконечных войн Карла Великого. В 774 г. он одержал победу над лангобардами и на Пасху прибыл в Рим. Ему устроили невиданную по торжественности встречу, а он вручил папе дарственную на земли, намного превышающую по щедрости дар Пипина Кроткого. После этого Карл стал называться королём франков и лангобардов. Потом пришлось сражаться с союзником Дезидерия, герцогом Баварским. Франкский король присоединил к своим владениям Баварию, после долгой, кровопролитной, много раз возобновлявшейся войны, затем завоевал и крестил языческую Саксонию. Чтобы покорить эту страну, ему пришлось переселить на эти земли франков, и превратить в крепостных две трети её жителей, а также устроить невиданное по жестокости избиение сакских пленных в городе Вердене. В течение одного дня там было казнено четыре с половиной тысячи саксов, отказавшихся принять христианство. На востоке Карл воевал с аварами, и в результате этих войн народ авары перестал существовать. На этот раз ему не удалось даже никого крестить, ибо население было истреблено полностью. Вот как описывает эту войну Эйнхард: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн, если не считать саксонской, была та, которая последовала за походом в страну вильцев, а именно война против аваров, или гуннов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Но не XVI век изобрел «козни дьявола». Вера в магию, чертей, колдунов и ведьм — древнейшего происхождения. В законодательстве самых «темных» столетий, как было принято некогда именовать раннее Средневековье, то предусматривались наказания для обвиняемых в ведовстве, то запрещалось их преследование. В VIII в. Карл Великий воспретил под страхом смерти в недавно обращенной тогда в христианство Саксонии «языческий обычай» сожжения ведьм. В решениях церковных соборов X в. указывалось, что убеждение некоторых женщин, будто они летали на шабаш, есть следствие происков сатаны, и доверие к таким рассказам равносильно впадению в ересь. Однако уже в XII—XIII вв. положение существенно изменилось. А в конце XV и начале XVI вв. восторжествовало вообще диаметрально противоположное мнение: кознями дьявола и ересью надлежит считать как раз неверие в реальность шабаша. Эта позиция была зафиксирована, между прочим, в получившей зловещую известность книге «Молот ведьм», написанной инквизиторами Г. Инститорисом и Я. Шпренгером и опубликованной в 1487 г. при прямом поощрении со стороны римского престола...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...В 1189 году начинается Третий крестовый поход. Гвидо де Лузиньян с очень небольшими силами, нарушив данное Салах-ад-дину (так на самом деле звучит имя Саладин) в плену слово, возобновил войну и осадил Акру. Во время долгой осады осажденными был второй раз взят в плен и на этот раз обезглавлен Жерар де Ридефор. К 1191 году только прибытие участников Третьего крестового похода позволило Лузиньяну, после двухлетней осады, овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра). Тамплиеры, принимавшие активное участие в осаде крепости, размещают в городе свой Тампль (так традиционно уже называется штаб-квартира Ордена). На сто лет город стал штаб-квартирой тамплиеров, которые лихорадочно собирали новые кадры. Восемнадцать месяцев у Ордена не было магистра. Но понемногу все снова наладилось...



  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В 1405 году — почти за век до того, как Христофор Колумб открыл Америку, — отправился в путь один из самых больших за всю историю человечества флотов, им командовал адмирал — евнух Чжэн Хэ. Это было проникновение в мир иных народов высокой культуры, которая была настолько выше культуры аборигенов, что вызвала у них настоящее потрясение. Мореплаватели вели подробные и точные записи увиденного и составляли карты. Но со временем Китай погрузился в болото изоляции от всего остального мира, и мысли о мировой экспансии исчезли, а ценнейшие документы были попросту уничтожены. Со временем о небывалых достижениях просто забыли. Любые поездки китайцев за рубеж запрещались…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Вот уже восемьсот лет история о короле Артуре, мудром волшебнике Мерлине и доблестных рыцарях Круглого Стола числится среди самых востребованных сюжетов художественной культуры. То есть — за восемьсот лет можно поручиться, а дальше ее истоки теряются во мраке веков. Дальше мы просто не имеем достоверных письменных источников, а проследить судьбу устного предания очень трудно.
    Цикл артуровских романов Томаса Мэлори, напечатанных в 1485 г. под общим заглавием «Смерть Артура», был одним из первых в мире светских художественных произведений, изданных массовым, по меркам того времени, тиражом.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4