Третий крестовый поход (Ричард Львиное Сердце и Саладин)

Сб, 03/01/2014 - 20:26

Эксклавины (плащ с капюшоном) братьев отмечались простым алым крестом на левом плече, их котты — на груди и спине (дарованный в 1147 г. папой Евгением III «сей победоносный знак служил им щитом и дабы никогда не повернули они назад пред каким-нибудь неверным»), у полубратьев облачения были черные с половинкой креста, у рыцарей-мирян на службе ордена — коричневыми с «полным» крестом. Его концы могли быть в виде «ласточкиных хвостов», «крюков виселицы» или «иерихонских труб», что требует, однако, дополнительной проверки.

Выступали храмовники под легендарным знаменем Босан, которое средневековыми авторами описывается как «в серебре черная глава» — то есть «белый низ, черный верх».

Черный цвет трактовался как «земля» и «Азия», белый — как «серебро» и «Европа» (примечательно, что в битвах на врага обрушивались сначала братья в белых одеяньях, затем полубратья — в черных). Осведомленный в этом вопросе друг «бедных рыцарей Христовых» Жак де Витри упоминает, что они несут «бело-черное знамя, которое называют «le Beaucent» («Босан»), показывая, что открыты и доброжелательны к своим друзьям, черны и грозны для врагов». Любопытный вариант реконструкции знамени Храма предложили британские историки: равностороннее черно-белое полотнище с такого же цвета небольшими «язычками» вместо косиц и девизом ордена черными буквами вдоль верхнего и нижнего краев: «Non nobis Domine, non nobis, sed nomini tuo da gloriam» (лат. «Не нам, Господи, не нам, но во имя славы имени Твоего»). Загадочным символом остается банньер храмовников из белой ткани с алым кругом с вписанным в него алым крестом — так называемые «роза и крест» («вечное и временное»).

Стяг братства Святого Иоанна, скорее всего, был алым с крестом белого цвета и, судя по миниатюре из рукописи Матье Парижского, кроился прямоугольной формы с пятью или более косицами.

Бароны Иерусалимского королевства выступали под штандартом (или хоругвью) из белого шелка, на который был вышит или нашит громадный золотой крест с Т-образными концами и четырьмя небольшими крестами аналогичного цвета в четвертях. Знамя Святого Георга, обозначавшее войска короля Англии, предположительно несло большой белый крест на алом поле. Посредине армии франков в походе на Аскалон в 1191 г. двигалась боевая повозка со знаменем («vехillum», «baneria»), на высоком, окованном железом флагштоке, установленном на башне — «минарете», как его описывает Боха-ад-Дин, или штандартом — «драконом», по сообщениям Амбруаза и Рожера Говдена (не отсюда ли знаменитый воинский клич англичан «White dragone» — «Белый дракон!»?).

Священная орифламма («оriflamme», т.е. «золотое пламя» со старофран.) французов являла собой полотнище алого шелка (или ярко-красного) и, по мнению исследователей, в ХII в. выглядела как церковная хоругвь, прикрепленная к позолоченному древку.

Форма щитов рассматриваемого времени была различной, но приоритет сохранялся за «обратной каплей», причем к концу XII в. ее размеры стали максимальными, закрывая всадника и пехотинца с ног до головы. Верхняя кромка щита стала более горизонтальной, по бокам его края загибались, в то время как сам он становился все более плоским. Щиты изготавливались из дерева и обтягивались кожей, усиливались металлическим умбоном, накладками и оковкой по краям, но в этот период они начинают постепенно исчезать. Некоторые образцы могли отделываться драгоценными камнями или даже мехом, в литературных памятниках упоминаются полностью металлические и даже позолоченные щиты.

Заостренный нижний край позволял втыкать щиты в землю и образовывать из них для пехотинцев и спешившихся рыцарей что-то вроде «стены из щитов». Солдаты итальянских городов-республик и сицилийские феодалы, по-видимому, предпочитали щиты круглой формы, запечатленные на мозаиках церкви Св. Марка в Венеции, шахматных фигурах, резных шкатулках и колоннах из Сицилии и Неаполя.

Роспись лицевой поверхности щитов стала повсеместным явлением. Настоящей геральдикой это еще не было, но все же это было уже ее начало.
Арсенал наступательного вооружения был разнообразным, о чем можно судить по «Своду» тамплиеров, где указываются меч в ножнах, подвешенный к поясу двумя широкими, расположенными крест-накрест перевязями, удерживавшими ножны строго вертикально, копье, «турецкая булава» (с деревянной рукоятью, на конце которой находился свинцовый шар с шипами), боевой кинжал и два простых ножа.

Меч по праву считался главным оружием рыцаря и окружался романтическим ореолом, ему придавали магическое значение и как живому существу давали имя — достаточно вспомнить «Бальмунг» героя «Песни о Нибелунгах» Зигфрида, «Жуайез» Карла Великого и «Дюрандаль» Роланда. В навершие (головку) рукояти либо в саму рукоять нередко помещали даже мощи святых.
Уравновешивающее своей тяжестью навершие чаще всего было закругленным, в форме бразильского ореха, однако встречались и дискообразные. В Священной Римской империи на навершии изображались гербы, в итальянских землях и во Франции помещались надписи и имена. Рукояти становятся длиннее, нередко в полторы руки, при среднем весе меча 1,3-1,5 кг. Крестовины по стилю не сильно различались и, как правило, были прямыми, но встречались и с изогнутыми, зооморфными и орнаментированными концами. Лезвие достигало 0,8-0,9 м длины и по романской традиции делалось довольно широким, с долом для облегчения веса и остроотточенным. Седельные мечи иногда дополняли снаряжение рыцаря.
Усиление защитных свойств доспехов привело к появлению в фехтовании колющих приемов, довольно эффективных и пробивающих кольчугу и гамбезон, если судить по поэмам и миниатюрам, чему немало способствовала и длина клинка. Узколезвийный тесак, отточенный лишь с одной стороны и укрепленный на довольно длинной деревянной рукояти — древке, в это время входит в употребление среди бойцов, сражавшихся пешими.

Изменения коснулись и копий, в среднем имевших длину 3-4 м и диаметр 3,3 см. Ввиду усовершенствования брони и щитов появляются образцы длиной 4,5 м и диаметром 4,5 см. Древки изготавливались из ясеня, яблони, иногда ели, почему и назывались «фреснин», «фреснут», («frene» — «ясень»), «шармин» («charme» — «граб»), обычно наконечники были узкими. Удлинение копья объясняется также введением «труссекина» — крепкого седла с высокими луками, что позволяло рыцарю не упасть при ударе; есть свидетельства о том, что воины «клали копье на луку седла во время атаки». При новой тактике древко зажимали подмышкой правой руки в горизонтальном положении, но короткие копья по старинке поднимали над головой и, как и раньше, наносили ими удар сверху вниз.

Еще одним видом древкового оружия являлись дротики, которые в интересующий нас период вытеснялись копьями и лишь в Италии продолжали с успехом использоваться пехотой. К древку копья, под наконечником, часто крепился «пеннон», т.е. флажок произвольной расцветки.

Булава и шестопер, как считается, были заимствованы крестоносцами у сарацин и представляли собой, соответственно, литой бронзовый шар с шипами и металлическую головку с ребрами (перьями) на деревянной рукоятке. Считаясь оружием исключительно военной элиты, они пользовались большой популярностью у лиц духовного звания, включая братьев военных орденов, поскольку им было запрещено кровопролитие, а отстаивать свои интересы церковникам приходилось столь же часто, как и всем остальным. Вооружаясь такими «дубинками», они могли обойти библейскую заповедь, а удар таким оружием даже по кольчуге мог раздробить кости, нанести сильный ушиб или вызвать кровоизлияние у человека с почти гарантированным летальным исходом.

Огромными двуручными топорами были оснащены скандинавские пилигримы, преимущественно из Дании, где этот вид оружия был исключительно популярен со времен викингов. Владение топором передавалось по наследству северянами — плотниками и лесорубами — и считалось непригодным в конной схватке. Опыты, проведенные в наше время, показали, что пробивная мощь «датской секиры» с выгнутым длинным лезвием была такова, что она с одного удара разрубала щиты и защитную одежду, недаром Ричард Львиное Сердце отдавал ей особое предпочтение.

Неоценимые услуги европейцам в Святой Земле принесли лучники и арбалетчики. Материалом для изготовления луков, к примеру, в Англии, служили итальянский и испанский тис, белый вяз, орех, ясень и дуб. Высота лука приблизительно равнялась росту владельца, который надевал тетиву лишь перед боем и при ее натягивании прикладывал усилие в 50 кг. Стрелы англичане делали в основном из норвежской сосны, реже березы. Разные наконечники предназначались для пробивания кольчуг и панцирей, обрезания стремян и корабельных канатов. Индивидуальная подготовка стрелков подразумевала интенсивные каждодневные тренировки (охота как обязательный элемент), периодически проводились стрелковые соревнования. Опытный лучник выпускал в минуту не менее полдюжины стрел на расстояние в 200-400 ярдов (около 183-365 м). Скептики не доверяют рассказам средневековых хронистов о том, что стрелы могли пригвоздить всадника к коню и тому подобном, но вспомним о прославленном Робине Гуде из Локсли, попадавшем стрелой в стрелу, а ведь баллады о нем и его «зеленых молодцах» — английских йоменах относятся к эпохе Ричарда Львиное Сердце, который сам был прекрасным стрелком из лука и даже арбалета, что совершенно не вписывалось в нормы рыцарской этики. В своей армии он буквально культивировал искусство меткой стрельбы и нанял множество английских, нормандских и даже греческих стрелков. Уступая в скорострельности луку, арбалет (от «аркобаллиста», т.е. «arcus» — рука и «balista» — баллиста) компенсировал этот недостаток большой убойной силой.

Недаром 2-й Латеранский церковный собор 1139 г. запретил его использовать как «смертельное и богопротивное оружие», хотя и сделал исключение в его применении против сарацин и еретиков. Арбалеты делали из тисового дерева, бука, клена, китового уса, жил, деревянных пластинок, скрупулезно проклеенных (лук англо-нормандских арбалетов изготавливался из бараньих рогов). Тетиву натягивали с помощью специального блока и металлического «стремени» на ложе спереди, куда для упора вставляли ногу. Большим преимуществом этого оружия было то, что для стрельбы из него не требовались многолетние упражнения, опыт и физическая сила, а арбалетные «болты» с дистанции в 60-100 м пробивали любую броню.

Защита лошади в условиях войны на Ближнем Востоке была для крестоносцев насущной необходимостью, учитывая стоимость коней и их нехватку. Было ли это арабо-мусульманским и византийским влиянием или нет, но франки в последней четверти XII в. (если не ранее) стали применять попоны, чаще тканевые и стеганые, в которых Радульф Нигер (1187 г.) выделял следующие детали: «chamfron» — прикрытие конской головы, «coleriam» — для шеи и груди коня, «testeriam» — для передней части крупа и «cruperiam» — для задней части крупа. Статуты ордена тамплиеров свидетельствуют об использовании монахами-воинами белых, черных либо полосатых покрывал в качестве конских попон, причем каждому рыцарю полагались две попоны и чепрак. Участник Четвертого крестового похода и взятия Константинополя сеньор Робер де Клари сообщает, «что в войске латинян не было коня, который не был бы покрыт боевой попоной и шелковым покрывалом, не говоря обо всем прочем». «Попона коня, — говорит рыцарь Анаут Гуилхем де Маршан, — должна иметь такую же эмблему, что и седло, и быть такого же цвета, что твой щит и пеннон на конце копья».

Итог Арсуфской битвы

Король Англии в битве при Арсуфе проявил здравый рассудок, опытность, отвагу и честолюбие, причем такую оценку его поведению дали его противники — мусульмане. За все время пребывания в Святой Земле, как до, так и после битвы при Арсуфе он не проиграл ни одного сражения и всегда был в первых рядах сражающихся. Последнее, в общем-то, было характерно для рыцарских войн того времени и так поступали практически все герои-полководцы. Но в битве при Арсуфе Ричард показал себя еще и очень выдержанным, и терпеливым. И это с его импульсивным характером, рыцарской удалью и презрением к смерти?! Поистине в данном случае он ради этой победы не мог не одержать еще одной победы — над самим собой! Ведь что такое идти под стрелами врага, ранящих лошадей рыцарской конницы?! Только лошади и обеспечивали для тяжеловооруженных всадников необходимую для них подвижность, поэтому-то они и дорого стоили и очень ценились.

А тут Ричард сумел терпеливо выжидать, расстраивал вражеские атаки стрелами своих арбалетчиков, сумел свести на нет многократное численное превосходство мусульман, утомить их скачкой под жарким южным солнцем (а это утомляет в любом случае, даже если ты и местный уроженец!) — и только тогда, может быть и немного раньше, чем бы ему хотелось, но все равно вовремя, нанести им мощный ответный сокрушающий удар!

В истории сражений с мусульманами, которые имели место в ходе крестовых походов, это было единственное «правильное» сражение, итог которого решили не численное превосходство, не мужество отчаяния или нехватка воды, а трезвый расчет и дисциплина. Да-да, дисциплина, столь явно несвойственная рыцарским войскам. Так что в данном случае Ричард Львиное Сердце сделал все, что достойно великого полководца, и одержал победу, которая по праву занимает почетное место в анналах средневековой истории.

Другие материалы рубрики


  • ...С этого момента начинается история бесконечных войн Карла Великого. В 774 г. он одержал победу над лангобардами и на Пасху прибыл в Рим. Ему устроили невиданную по торжественности встречу, а он вручил папе дарственную на земли, намного превышающую по щедрости дар Пипина Кроткого. После этого Карл стал называться королём франков и лангобардов. Потом пришлось сражаться с союзником Дезидерия, герцогом Баварским. Франкский король присоединил к своим владениям Баварию, после долгой, кровопролитной, много раз возобновлявшейся войны, затем завоевал и крестил языческую Саксонию. Чтобы покорить эту страну, ему пришлось переселить на эти земли франков, и превратить в крепостных две трети её жителей, а также устроить невиданное по жестокости избиение сакских пленных в городе Вердене. В течение одного дня там было казнено четыре с половиной тысячи саксов, отказавшихся принять христианство. На востоке Карл воевал с аварами, и в результате этих войн народ авары перестал существовать. На этот раз ему не удалось даже никого крестить, ибо население было истреблено полностью. Вот как описывает эту войну Эйнхард: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн, если не считать саксонской, была та, которая последовала за походом в страну вильцев, а именно война против аваров, или гуннов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ... Тем временем, очень далеко от Франции и Англии произошло событие, которое взбудоражило всю Европу. В 1187 г. султан Египта и Дамаска Саладин отбил у христиан Иерусалим — бывший с 1099 г. столицей государства крестоносцев (Иерусалимского королевства). Как только эта ужасная новость достигла дворов европейских государей, было принято решение о новом крестовом походе, и Ричард поклялся принять в нем участие. Но весь следующий год ему было не до того. Он даже потратил значительную часть собранного для крестового похода чрезвычайного налога (так называемой Саладиновой десятины) на политическую и военную кампанию против Генриха II. В мятеж удалось вовлечь и принца Джона. Говорили, что известие об измене младшего сына стало роковым для английского короля. Потрясенный, он умер в 1189 г. в луарском замке Шинон, бывшем частью его континентальных владений (впоследствии этот замок прославился тем, что именно здесь Жанна д’Арк явилась ко двору дофина Карла)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Вот уже восемьсот лет история о короле Артуре, мудром волшебнике Мерлине и доблестных рыцарях Круглого Стола числится среди самых востребованных сюжетов художественной культуры. То есть — за восемьсот лет можно поручиться, а дальше ее истоки теряются во мраке веков. Дальше мы просто не имеем достоверных письменных источников, а проследить судьбу устного предания очень трудно.
    Цикл артуровских романов Томаса Мэлори, напечатанных в 1485 г. под общим заглавием «Смерть Артура», был одним из первых в мире светских художественных произведений, изданных массовым, по меркам того времени, тиражом.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В 1405 году — почти за век до того, как Христофор Колумб открыл Америку, — отправился в путь один из самых больших за всю историю человечества флотов, им командовал адмирал — евнух Чжэн Хэ. Это было проникновение в мир иных народов высокой культуры, которая была настолько выше культуры аборигенов, что вызвала у них настоящее потрясение. Мореплаватели вели подробные и точные записи увиденного и составляли карты. Но со временем Китай погрузился в болото изоляции от всего остального мира, и мысли о мировой экспансии исчезли, а ценнейшие документы были попросту уничтожены. Со временем о небывалых достижениях просто забыли. Любые поездки китайцев за рубеж запрещались…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Но не XVI век изобрел «козни дьявола». Вера в магию, чертей, колдунов и ведьм — древнейшего происхождения. В законодательстве самых «темных» столетий, как было принято некогда именовать раннее Средневековье, то предусматривались наказания для обвиняемых в ведовстве, то запрещалось их преследование. В VIII в. Карл Великий воспретил под страхом смерти в недавно обращенной тогда в христианство Саксонии «языческий обычай» сожжения ведьм. В решениях церковных соборов X в. указывалось, что убеждение некоторых женщин, будто они летали на шабаш, есть следствие происков сатаны, и доверие к таким рассказам равносильно впадению в ересь. Однако уже в XII—XIII вв. положение существенно изменилось. А в конце XV и начале XVI вв. восторжествовало вообще диаметрально противоположное мнение: кознями дьявола и ересью надлежит считать как раз неверие в реальность шабаша. Эта позиция была зафиксирована, между прочим, в получившей зловещую известность книге «Молот ведьм», написанной инквизиторами Г. Инститорисом и Я. Шпренгером и опубликованной в 1487 г. при прямом поощрении со стороны римского престола...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...В 1189 году начинается Третий крестовый поход. Гвидо де Лузиньян с очень небольшими силами, нарушив данное Салах-ад-дину (так на самом деле звучит имя Саладин) в плену слово, возобновил войну и осадил Акру. Во время долгой осады осажденными был второй раз взят в плен и на этот раз обезглавлен Жерар де Ридефор. К 1191 году только прибытие участников Третьего крестового похода позволило Лузиньяну, после двухлетней осады, овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра). Тамплиеры, принимавшие активное участие в осаде крепости, размещают в городе свой Тампль (так традиционно уже называется штаб-квартира Ордена). На сто лет город стал штаб-квартирой тамплиеров, которые лихорадочно собирали новые кадры. Восемнадцать месяцев у Ордена не было магистра. Но понемногу все снова наладилось...