Церковь и деньги

Втр, 12/10/2013 - 22:14

К концу 17 века русская православная церковь обладала огромными земельными владениями и одной пятой всего податного населения страны. Колоссальные доходы позволяли ей полностью содержать себя и быть экономически независимой от государства. Духовенство часто стремилось повышать свои доходы за счет усиления эксплуатации крестьян. Вместо скромного образа жизни многие архиереи тратили огромные суммы на свое содержание, что ослабляло авторитет церкви в обществе и стимулировало распространение сектантства. Все земли церкви были распределены между многочисленными монастырями и высшим духовенством. В своих владениях духовенство управляло всеми сферами жизни и осуществляло судебные функции. Поэтому можно сказать, что церковь обладала судебно-административной независимостью, т.е. параллельно государственному светскому суду и управлению в стране существовал церковный суд и система управления. Все духовенство и зависимое от него податное население подчинялось верховному главе церкви  — патриарху. Патриарх избирался из среды высшего духовенства и обладал почти неограниченной властью в церковных делах. Считалось, что царь является главой светской, а патриарх — церковной власти, она дана им от бога, и они не имеют права претендовать на единоличное управление сразу и церковью, и государством. Религия пронизывала все сферы общественной жизни. Подавляющая часть населения исповедовала православие, и поэтому влияние церкви на общество было очень велико. Она могла манипулировать настроением общества, его отношением к происходящим событиям. Таким образом, государство в своей политике должно было учитывать интересы и мнение духовенства, представлявшего церковь.

Петр Великий  — первый, кто осмелился провести радикальные преобразования русской православной церкви, и на это у него были веские причины:
1. Реакцией на насильственную модернизацию, которую проводил Петр в России, явилась жесткая оппозиция широких слоев общества, в том числе и духовенства. Церковь могла призвать население к открытому сопротивлению реформам Петра, поэтому его целью было подчинение церкви монарху. Тогда бы церковь не сопротивлялась, а поддерживала преобразования светской власти.

2. Петр стремился к единому административному устройству и централизованному управлению страной, но его замыслам препятствовала административно-судебная автономия церкви. Чтобы церковное управление гармонично вписалось в новую государственную систему, Петру необходимо было его реорганизовать.
3. Активная внешняя политика и промышленное строительство государства явились причиной нехватки материальных и людских ресурсов. Петр считал возможным удовлетворить недостаток средств и рабочей силы за счет церкви.

4. В XVII-XVIII веках Западная Европа переживает процесс десакрализации общества. Петр сознательно или неосознанно пытался перенести это явление западной культуры в Россию, что способствовало бы ускорению общественного развития. Церковные реформы Петра охватывают период с 1701 по 1725 гг., который в свою очередь делится на четыре этапа.
На первом этапе (1701-1705 гг.) была произведена фактически полная секуляризация церковных имений и богатств. В 1701 г. создается государственный орган, Монастырский приказ, который наделялся административной, финансово-хозяйственной и судебной властью, т.е. становился, за исключением духовных дел, хозяином всех церковных вотчин и их населения. Юридически церковные вотчины остались принадлежать духовенству, но фактически управление вотчинами и распоряжение доходами с них перешли к государству. Таким образом, Петр теперь мог использовать доходы церкви на нужды государства, а саму церковь монарх поставил в экономическую зависимость от государства и тем самым ограничил ее политическую независимость.
Во время второго этапа (1705-1720гг.) изменяется первоначальный план проведения реформы: правительство отказывается от полной и переходит к частичной секуляризации духовных владений. Основная причина этих изменений заключается в том, что, проведя в 1701-1704 гг. описания монастырских вотчин и узнав реальные доходы церкви, правительство увидело, что многие монастыри не могут дать казне никакого дохода, и поэтому пришло к мысли, что гораздо проще и менее обременительно для него взять в свое управление лишь те вотчины, доходы с которых прибыльны, возвратив остальное прежним владельцам.

На третьем этапе реформ (1720-1721 гг.) было реорганизовано высшее церковное управление. Патриаршество, при котором все духовенство и богатство церкви управлялось патриархом, было упразднено. Теперь деятельностью церкви руководил не один человек, а духовная коллегия, Синод. Коллегия  — это вариант бюрократии, где власть главного чиновника ограничена полномочиями других членов коллегии. Такая форма управления церковью позволяла светской власти влиять на решения Синода, вызывая благосклонность или оказывая давление на отдельных его членов. Кроме того, Синод подчинялся непосредственно императору, что еще больше ограничивало самостоятельность церкви. Еще в 1718 г. Феофану Прокоповичу, архиепископу псковскому, было поручено заняться разработкой устава новой духовной коллегии, Духовного Регламента. В феврале 1720 г. высшие духовные сановники одобрили проект духовной коллегии. Петр I дал год сроку для ознакомления с проектом остальных архиереев. 14 февраля 1721 г. манифестом императора, без всякого церковного собора, был учрежден Святейший Правительствующий Синод. По штату для него определялись: один президент, два вице-президента, три советника, пять асессоров. Членами Синода назначались высшие иерархи, которые приносили в Сенате присягу на верноподданническую службу (не богу, а царю), и утверждались на должность императором. Формально по своему положению Синод был равен Сенату, высшему государственному учреждению, и подчинялся только императору. Синод, в отличие от патриарха, не мог проводить самостоятельную законотворческую деятельность в области церковного права. Фактически всякий законопроект Синода должен был утверждаться Сенатом или императором.

Еще одним симптомом поглощения церковной власти государственной стал институт синодальной прокуратуры. Для наблюдения за правильностью исполнения Духовного регламента, течением дел и дисциплиной в Синоде был назначен специальный светский чиновник, обер-прокурор Синода. Он должен был стать «оком государевым» в высшем церковном управлении. Обер-прокурор подчинялся генерал-прокурору Сената и должен был докладывать о состоянии дел в Синоде непосредственно императору. Таким образом, при реорганизации высшего управления церковью была значительно ограничена ее самостоятельность. Но по-прежнему церковь обладала значительными богатствами, судебными функциями и сильным влиянием на население страны. Кроме того, сумев расположить к себе монарха и оказав на него сильное влияние, духовенство могло добиться благоприятных условий для защиты своих интересов.

На четвертом этапе реформ (1722-1725 гг.) проводилась реорганизация социальной структуры духовенства (унификация иерархии церковных чинов, учреждение штатов церковнослужителей, чистка их рядов от нежелательных и случайных лиц) и наметилась тенденция лишения духовенства прав владения и управления своими вотчинами и передачи этих прав государству. Данные подушной переписи населения были использованы государством для учета и классификации низшего духовенства. Для церковнослужителей были определены штаты: один священник на 100-150 дворов прихожан. Священники, не нашедшие вакантных мест, и причетники (самый низший духовный сан) переводились в податное сословие, приравнивались к крепостным.

Постоянные задержки Синода по предоставлению отчетов об экономическом состоянии духовных владений, а также рост сумм, невыплаченных Синодом в казну, убеждали Петра I о необходимости лишить Синод хозяйственных прав, оставив ему только дела духовные. Перед самой своей смертью Петр преобразовал монастырский приказ в камер-контору. Итогом церковных реформ Петра стало то, что церковь в России вошла в структуру государственного аппарата и стала его неотъемлемой частью. Церковь потеряла значительную часть своей самостоятельности и политической власти. Государство старалось использовать церковь в качестве проводника государственной идеологии. Церковный амвон стал трибуной для пропаганды начинаний самодержавия в виде специальных проповедей, а также просто для оглашения приказов, которые перед началом службы зачитывались прихожанам. Государство рассматривало веру и церковь как инструменты воспитания верноподданных. Хождение в церковь и исповедание превратились в обязанность прихожан, исполнение которой строго контролировалось и документировалось. Священник, подобно солдату или чиновнику, давал клятву быть всегда готовым к государевой службе и должен был нарушать тайну церковной исповеди в интересах государства.

Другие материалы рубрики


  • ...Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случав влекло за собой наказание с посажением на цепь — пьянство, соединенное с буйством.
    Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком — на год или два года, или неопределенным — «до указа», «донеже в чуствие прийдет». Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .
    Хронологически срок епитимьи был немного дольше, чем наказание гражданского суда. Особенно это касалось преступлений, совершенных «без злого умысла», к которым российское законодательство было очень гуманным...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В своем «Отразительном письме о новоизобретенном пути самоубийственных смертей» инок Евфросин дал широко развернутую, написанную в ярком импрессионистском стиле картину деятельности и проповеди самосжигателей. Он отмечал часто нечестные и весьма предосудительные приемы проповедников самосжигания, не стеснявшихся ни в каких средствах для того, чтобы завлечь на костер гарей свои наивные и слабо разбиравшиеся в богословских вопросах жертвы. Евфросин заявлял, что самосожжение противно духу христианства. Он обильно цитировал Священное писание, святых отцов и доказывал, что православные христиане, идущие добровольно на гарь,— вовсе не святые мученики за веру, а просто не разбирающиеся в вопросах веры самоубийцы, а сами проповедники гарей — опасные грешники, ответственные за смерть и гибель душ своих несчастных последователей. Подводя итоги этим аргументам, Евфросин приходил к заключению, что, нарушая основные истины христианства и каноны церкви, самосжигатели автоматически лишались церковного благословения и отлучались от церкви.



  • ...Самым крупным по численности и влиянию в настоящее время остается масонство США в составе 50 суверенных великих лож по штатам, округу Колумбия и отдельно для цветных — всего около 4 млн. членов. Их филиалы разбросаны по многим странам мира, особенно по Латинской Америке и Канаде. Активность находит заметное проявление в социальной сфере, поскольку при всех братствах имеются крупные фонды благотворительности и «бюджеты солидарности», что позволяет помогать адептам, оказавшимся в затруднительном положении, субсидировать больницы, дома престарелых для братьев и их жен, университеты, центры медицинских исследований. Ряд объединений занимаются международной деятельностью. К великим ложам примыкают многочисленные полузакрытые ордена.



  • В конце V в. н. э. Западная римская империя рухнула и началась эпоха, называемая Темными веками. Земли, входившие в состав империи, одну за другой захлестывали волны варварских нашествий. Рвались создаваемые столетиями экономические связи между провинциями, гибли люди, утрачивались технические знания. Знаменитые римские дороги, прежде содержавшиеся в безукоризненном порядке, зарастали травой. Случалось, все выжившее население некогда обширного города теперь могло укрыться от врагов за стенами одного-единственного городского сооружения — цирка или императорского дворца. Бывшая некогда сердцем великой империи Италия лежала в руинах и превратилась в периферию. «Что осталось еще в этом мире, что еще могло бы нравиться нам? Мы видим только печаль, мы слышим только воздыхания. Города разрушены, укрепления превращены в развалины, деревни опустошены, земля стала пустыней. И эти остатки населения постоянно побиваются бичами Божьими!

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Даже в XIX в. священников, порочащих свой сан, чиновники консистории могли посадить на цепь. Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случаев влекло за собой наказание с посажением на цепь – пьянство, соединенное с буйством. Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком – на год или два, или неопределенным – „до указа”, “ донеже в чуствие прийдет”. Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .