Церковные наказания

Ср, 08/07/2013 - 21:58

Курировала вопросы, связанные с наложением епитимьи, консистория. Консистория была главным органом епархиального управления и обладала широким рядом возможностей для поддержания высокого уровня «нравственности и морали» среди верующих всей губернии.
Обычно в канцелярии консистории создавалось 3-5 организационных подразделений, которые назывались столами. В четвертом столе, который традиционно занимался вопросами брака и епитимьи, работали наиболее опытные и образованные работники консистории. Это было связано с тем, что рассмотрение подобных дел шло зачастую при сотрудничестве со светскими органами власти и требовало основательных знаний и церковного, и гражданского права. Возглавлял работу этого стола столоначальник, назначаемый самим епархиальным архиереем.

Конечно, если речь шла о незначительных «прегрешениях», в которых обычно каются на исповеди большинство прихожан, то епитимья накладывалась их приходским священником в виде дополнительных молитв, поклонов, поста и т.д. В консисторию, выполнявшую функции церковного суда, попадали дела, за которые по гражданским законам того времени все равно полагалось какое-то наказание.

Епитимья сопровождала наказания за большинство криминальных преступлений, за попытки самоубийства и заключение третьего брака. Епитимья полностью заменяла собой уголовную ответственность по преступлениям, совершенным по неосторожности. Такими «преступлениями», например, считались недосмотр за ребенком, в результате чего он мог погибнуть или стать инвалидом, убийство во время самообороны и т.д. Это хорошо иллюстрируют заголовки дел, рассмотренных по этой причине: «О наложении епитимьи ротмистру Горшковскому за невольное убивство рядового», «О предании крестьянку Левченкову православному суду за недосмотр малолетней девочки, чрез что она утонула».

Рассмотрим, для примера, дело про убийство одного брата И. Дрогваль другим — К. Дрогвалем, во время семейной ссоры. Обвинив брата в недосмотре за своими домашними животными, в результате чего они потоптали ему посевы, во время драки К. Дрогваль нанес брату смертельный удар по голове. Внимательно ознакомившись с делом, консистория вынесла следующую резолюцию: «хотя открылось, что обыватель К. Дрогваль умер от удара его родного брата по голове деревянным ключем, такой удар был нанесен ним без злого умысла. Наказать публично батагом 15 ударами, затем подвергнуть церковному покаянию на срок который духовное правление сочтет нужным».
Довольно часто епитимья заменяла реальное лишение свободы за преступления, которые по меркам современного законодательства можно классифицировать как убийство. Так, например, среди заголовков дел в консистории встречаем «О наложении церковного покаяния на крестьянку Савичеву за удушение своего ребенка», «О наложении церковной епитимьи девке Давыденковой о рождении незаконного младенца и зарытии его в землю», «О предании церковному покаянию И. Мареничеву, Л. Дудченкову первую — за отравление мужа, вторую — за знание» и т. д.

Часть преступлений, особенно браки, заключенные вследствие насилия или обмана, начинали рассматривать в уголовном суде, а завершали архиерейской резолюцией.
При этом не учитывалась специфика церковного наказания: если от потерпевшего не поступало ходатайства о возбуждении уголовного дела, то это делало невозможным и церковную епитимью, поскольку это выплывало из формулировки закона. С другой стороны, если к подсудимому применялись телесные наказания за совершенное преступление, то ему уменьшали срок епитимьи.

Законодательство империи оставляло за собой право определять, где необходима церковная епитимья, а где — нет.
«Именно назначение церковного покаяния уголовными судами страны на основе государственных законов нельзя не признать явлением, вредным для церкви», — отмечали современники. По их мнению, «духовные особы и органы церковной власти должны действовать словом и убеждением, а не быть исполнителями почти готовых судебных решений».

В арсенале консистории были самые разные наказания. Епитимьи, накладываемые на прихожан и на священнослужителей, несколько отличались.
Еще в начале XIX в. священников, порочащих свой сан, чиновники консистории могли даже посадить на цепь.

Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случав влекло за собой наказание с посажением на цепь — пьянство, соединенное с буйством.

Кстати, этому самому пьянству всегда способствовал тот факт, что легко можно было самогонный аппарат купить интернет магазин.

Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком — на год или два года, или неопределенным — «до указа», «донеже в чуствие прийдет». Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .
Хронологически срок епитимьи был немного дольше, чем наказание гражданского суда. Особенно это касалось преступлений, совершенных «без злого умысла», к которым российское законодательство было очень гуманным.

Наиболее обычной и распространенной епитимьей первой половины XIX ст., назначаемой консисторией, были «поклоны». Количество поклонов было разным (от 150 до 1000), но за один раз необходимо было сделать не более 100 .
Осужденный к поклонам должен был положить их на алтарь собора того города, в уезде которого он жил. Крестовый иеромонах стоял тут же и после исполнения епитимьи докладывал об этом в консисторию. Благочинный, в силу инструкции, имел право поставить священника на колени в алтаре, а диакона — в церкви и даже на паперти.

Другие материалы рубрики


  • ...Даже в XIX в. священников, порочащих свой сан, чиновники консистории могли посадить на цепь. Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случаев влекло за собой наказание с посажением на цепь – пьянство, соединенное с буйством. Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком – на год или два, или неопределенным – „до указа”, “ донеже в чуствие прийдет”. Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .



  • Для исследования внутреннего развития и состояния православной церкви на данный момент важно понимание не только ее общехристианских этических и канонических основ и истоков, но также особенностей ее социально-экономического положения в определенные периоды.
    Ко времени официального принятия христианства в 988 г. и, следовательно, возникновения церковной организации, государство уже существовало на Руси в течение почти двух веков. Оно имело свою развитую систему княжеского управления и права и многовековые обычаи восточнославянской языческой культуры.
    В то время экономика Киевской Руси уже достигла сравнительно высокого уровня. Численность населения государства равнялась примерно 4-5 млн человек.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Самым крупным по численности и влиянию в настоящее время остается масонство США в составе 50 суверенных великих лож по штатам, округу Колумбия и отдельно для цветных — всего около 4 млн. членов. Их филиалы разбросаны по многим странам мира, особенно по Латинской Америке и Канаде. Активность находит заметное проявление в социальной сфере, поскольку при всех братствах имеются крупные фонды благотворительности и «бюджеты солидарности», что позволяет помогать адептам, оказавшимся в затруднительном положении, субсидировать больницы, дома престарелых для братьев и их жен, университеты, центры медицинских исследований. Ряд объединений занимаются международной деятельностью. К великим ложам примыкают многочисленные полузакрытые ордена.



  • В конце V в. н. э. Западная римская империя рухнула и началась эпоха, называемая Темными веками. Земли, входившие в состав империи, одну за другой захлестывали волны варварских нашествий. Рвались создаваемые столетиями экономические связи между провинциями, гибли люди, утрачивались технические знания. Знаменитые римские дороги, прежде содержавшиеся в безукоризненном порядке, зарастали травой. Случалось, все выжившее население некогда обширного города теперь могло укрыться от врагов за стенами одного-единственного городского сооружения — цирка или императорского дворца. Бывшая некогда сердцем великой империи Италия лежала в руинах и превратилась в периферию. «Что осталось еще в этом мире, что еще могло бы нравиться нам? Мы видим только печаль, мы слышим только воздыхания. Города разрушены, укрепления превращены в развалины, деревни опустошены, земля стала пустыней. И эти остатки населения постоянно побиваются бичами Божьими!

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...В своем «Отразительном письме о новоизобретенном пути самоубийственных смертей» инок Евфросин дал широко развернутую, написанную в ярком импрессионистском стиле картину деятельности и проповеди самосжигателей. Он отмечал часто нечестные и весьма предосудительные приемы проповедников самосжигания, не стеснявшихся ни в каких средствах для того, чтобы завлечь на костер гарей свои наивные и слабо разбиравшиеся в богословских вопросах жертвы. Евфросин заявлял, что самосожжение противно духу христианства. Он обильно цитировал Священное писание, святых отцов и доказывал, что православные христиане, идущие добровольно на гарь,— вовсе не святые мученики за веру, а просто не разбирающиеся в вопросах веры самоубийцы, а сами проповедники гарей — опасные грешники, ответственные за смерть и гибель душ своих несчастных последователей. Подводя итоги этим аргументам, Евфросин приходил к заключению, что, нарушая основные истины христианства и каноны церкви, самосжигатели автоматически лишались церковного благословения и отлучались от церкви.