Урбен Леверье

Сб, 04/05/2014 - 19:49

Он немедленно отправляется в городок Оржер и является к Лескарбо в дом. Как утверждают современники, «Лескарбо был подвергнут своим неизвестным гостем строгому экзамену, причем Леверье шаг за шагом выпытывал у него все подробности сделанного им открытия и в конце концов, по-видимому, убедился, что сомневаться в действительности этого открытия нельзя». Урбен Леверье, как следует из только что приведенной цитаты И.И.Литрова, признал результаты наблюдений Лескарбо. Более того, по возвращению в Париж на ближайшем заседании Парижской Академии он делает официальное сообщение. Во время выступления Леверье указал, что наблюдаемое Лескарбо тело следует принять за новую нижнюю (т.е. находящуюся внутри земной орбиты) планету. Указанная планета, исходя из данных Лескарбо, имеет период обращения равный 20 суткам и находится на расстоянии от Солнца в 7 раз меньшем, чем Земля и в 3 раза ближе Меркурия. Вскоре, однако, начались возражения. Так соотечественник Леверье астроном Лиэ, находившийся в Бразилии и наблюдавший Солнце одновременно с Лескарбо, опроверг отчет последнего как ложный. Сам же Леверье упрямо продолжал собирать свидетельства наблюдателей. Следует отметить, что этому сбору сопутствовала жесткая селекция. Далеко не каждое свидетельство о наблюдении воспринималось как достоверное. Все они подвергались серьезной экспертизе, подобно тому, как сегодня «фильтруются» сообщения об НЛО.

Из огромного числа сообщений абсолютное большинство были отброшены как недостоверные. За исключением десяти, которые охватывали период с 1761 по 1865 годы.

Каждое из этих тщательно отобранных десяти наблюдений вселяло в Урбена Леверье надежду на то, что призрачный Вулкан будет, что называется, с закрытыми глазами найден в космической бездне и предстанет перед астрономами. Место проведения семи из этих десяти наблюдений нам удалось установить (см. карту-схему). Следует заметить, что сообщение Лескарбо в отобранную десятку все же не попало. Из десяти сообщений лишь одно сделано профессионалом (Капель Лофт, 1818 год), остальные — любителями, причем два сообщения относились к одному и тому же эпизоду, а соответствующие наблюдения сделаны находящимися на расстоянии 700 километров друг от друга наблюдателями в одно и то же время.

Имея указанный массив из 10 наблюдений, Леверье приступил к предвычислению прохождений Вулкана по диску Солнца в ближайшем будущем.

Был предсказан ряд прохождений гипотетического Вулкана на фоне Солнца. Казалось бы, он должен следовать строго «по расписанию», подчиняясь законам небесной механики. Но, увы, ни в 1860, ни в 1862, ни в 1865 году Вулкан не показался. Более того, Генрик и Брадлей посвятили этому более 10 лет тщательных наблюдений еще при жизни Леверье, но никаких следов интрамеркуриальной планеты, несмотря на огромные усилия астрономов в течение длительного времени, выявить не удалось. Хотя такие попытки продолжались и после смерти Леверье в 1877 году. Итак, триумф математики, имевший место в 1846 году, увы, повторно не состоялся.

Не надо быть профессионалом, чтобы догадаться о причинах отказа «математической мельницы». Каждому образованному человеку становится понятно, что дело не в законах небесной механики и не в математическом их выражении, а скорее всего в … ошибочности исходных предположений Леверье. Говоря проще, то, что сведено в массиве из десяти наблюдений 1761-1865 гг., есть не десять наблюдений происхождения одной планеты, а десять наблюдений совершенно разных тел!
К такому мнению легко прийти, если исходить из сегодняшних представлений о космосе. Сегодня мы знаем, что околосолнечное (и околоземное в том числе) пространство буквально «напичкано» малыми телами, что вблизи Земли пролетают постоянно опасные космические тела — потенциальные ударники, мы знаем, что вблизи Солнца наблюдаются так называемые Sun-grize кометы, которые могут проектироваться на Солнце в виде темных пятен.

Однако такая, с позволения сказать, раскрепощенность во взглядах на строение Солнечной системы не свойственна астрономам ХІХ века. Они уже знали об астероидах, но знания эти были ограничены классическими представлениями. Считалось, что все астероиды уже открыты и находятся они между орбитами Марса и Юпитера, а поэтому к Солнцу приближаться не могут. Неудачи в поисках Вулкана не обескуражили Леверье. Он тоже понимал, что дело вовсе не в неадекватности небесномеханических законов, а в неверности исходных предположений. И тогда ученый, оставаясь в рамках классических представлений об астероидах и кометах, делает вполне логический в рамках той парадигмы вывод, который заключается в следующем.

В интрамеркуриальном пространстве находится не одна планета, а несколько более мелких планет, суммарное гравитационное действие которых на Меркурий и вызывает наблюдаемые в прошлом разности между теоретическими и действительными его положениями.

Перегруппировав должным образом массив наблюдений, он разбивает его на 4 сезонные группы, и в 1876 году, через 30 лет после триумфального 1846 года, начинает новый цикл исследований.
Но и на этот раз строго обоснованный численный прогноз Леверье не подтвердился при наблюдениях. Но это уже предмет отдельного рассказа.

Таким образом, после открытия «на кончике пера» в 1846 году Нептуна Леверье в течение последующих трех десятилетий как минимум дважды пытался повторить столь эффектный «аккорд» по отношению к интрамеркуриальной планете Вулкан, а затем к группе таких планет. Но, увы, звукам фанфар суждено было прозвучать лишь однажды. Методы небесной механики работают безотказно и сегодня, благодаря их применению человек почти полвека успешно летает в космос. Но, тем не менее, ни гипотетический Вулкан, ни гипотетическая группа его младших собратьев около полутораста лет тому назад не подчинились этим законам, не предстали в предсказанное время в нужном месте перед объективами телескопов.

Другие материалы рубрики


  • ...В марте 1937 г. Ландау переезжает в Москву, и здесь, в ИФП, он работает до конца своих дней. Первая научная работа, опубликованная Ландау после перехода в ИФП, была посвящена вопросам ядерной физики. Ландау, развивая идеи Бора, применил методы статистической физики к изучению тяжелых атомных ядер. Он получил количественные оценки для многих наблюдаемых величин, включая ширину ядерных уровней. Работа быстро стала классической в своей области...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ... Вернемся, однако, к главному герою нашей статьи. Говоря о деятельности Тотлебена в период между двумя войнами: 1854-1856 и 1877-1878 гг., необходимо, наверное, вспомнить о том, что этот период — время проведения весьма радикальной военной реформы, полностью изменившей принцип формирования российских вооруженных сил. Но, несмотря на занимаемый высокий пост, роль Эдуарда Ивановича в структурных, а не технических преобразованиях армии — весьма скромная. Он не слишком сочувствовал реформам, по мнению некоторых современников даже стремился их тормозить. Надо сказать, что многие талантливые русские военачальники были по своим убеждениям реакционерами...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства. С 1895 по 1899 г. в стране было сооружено рекордное количество новых железнодорожных линий, — в среднем строилось свыше 3 тыс. км путей в год. К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика, завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов (во Франции) и железнодорожных обществ (в Германии). Современники шутили, что русская железнодорожная сеть строилась на деньги берлинских кухарок. В 1890-е годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи.



  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Военные заслуги Цезаря в 50-е годы до н.э. позитивно повлияли на его репутацию в Риме. Его политический противник Цицерон в одной из официальных речей признает: «Могу ли я быть врагом тому, чьи письма, молва о нем и курьеры всякий день радуют слух мой не слыханными доселе названиями племен, народностей и местностей?» («О консульских провинциях», 22). «Некогда ... природа укрепила Италию Альпами; ведь если бы доступ в нее был открыт полчищам диких галлов, этому городу [Риму] никогда не довелось бы стать оплотом и местопребыванием верховной власти. Теперь же Альпы могут опуститься! Ведь по ту сторону высоких гор, вплоть до Океана, уже нет ничего такого, чего Италии следовало бы бояться» (там же, 34). С галльскими походами Цезаря были связаны еще некоторые мини-открытия. По словам его биографа Светония (56, 6), Цезарь, составляя отчеты сенату, первым стал придавать им вид книги со страницами, тогда как ранее консулы и военачальники писали их на листах сверху донизу. Римский архитектор Витрувий в своем известном трактате «Об архитектуре» (П, 9,14-16) сообщает, что во время боевых действий в Альпах Цезарь открыл для римлян лиственницу, из которой галлы строили свои крепости. Во время второго похода в Германию (54 г.) Цезарем были открыты такие диковинные для римлян виды животных, как большерогий олень («бык с видом оленя»), лоси и зубры.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Когда Мэри Тюдор выходила замуж за своего возлюбленного, думала ли она о том, что королевская кровь, которая течет в ее жилах, принесет несчастье едва ли не всем ее потомкам? Вряд ли. Она любила, она была любима. Ей было не до раздумий — Мэри, наконец, получила от судьбы драгоценный подарок — возможность стать супругой того, к кому столько лет стремилось ее сердце. А даже если бы и задумалась, что с того? Ведь ее супруг был близким другом короля, а сама она — любимой его сестрой. Разве это не залог счастливого будущего детей, которые у них появятся? Но судьба распорядилась иначе.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4