Урбен Леверье

Сб, 04/05/2014 - 19:49

Он немедленно отправляется в городок Оржер и является к Лескарбо в дом. Как утверждают современники, «Лескарбо был подвергнут своим неизвестным гостем строгому экзамену, причем Леверье шаг за шагом выпытывал у него все подробности сделанного им открытия и в конце концов, по-видимому, убедился, что сомневаться в действительности этого открытия нельзя». Урбен Леверье, как следует из только что приведенной цитаты И.И.Литрова, признал результаты наблюдений Лескарбо. Более того, по возвращению в Париж на ближайшем заседании Парижской Академии он делает официальное сообщение. Во время выступления Леверье указал, что наблюдаемое Лескарбо тело следует принять за новую нижнюю (т.е. находящуюся внутри земной орбиты) планету. Указанная планета, исходя из данных Лескарбо, имеет период обращения равный 20 суткам и находится на расстоянии от Солнца в 7 раз меньшем, чем Земля и в 3 раза ближе Меркурия. Вскоре, однако, начались возражения. Так соотечественник Леверье астроном Лиэ, находившийся в Бразилии и наблюдавший Солнце одновременно с Лескарбо, опроверг отчет последнего как ложный. Сам же Леверье упрямо продолжал собирать свидетельства наблюдателей. Следует отметить, что этому сбору сопутствовала жесткая селекция. Далеко не каждое свидетельство о наблюдении воспринималось как достоверное. Все они подвергались серьезной экспертизе, подобно тому, как сегодня «фильтруются» сообщения об НЛО.

Из огромного числа сообщений абсолютное большинство были отброшены как недостоверные. За исключением десяти, которые охватывали период с 1761 по 1865 годы.

Каждое из этих тщательно отобранных десяти наблюдений вселяло в Урбена Леверье надежду на то, что призрачный Вулкан будет, что называется, с закрытыми глазами найден в космической бездне и предстанет перед астрономами. Место проведения семи из этих десяти наблюдений нам удалось установить (см. карту-схему). Следует заметить, что сообщение Лескарбо в отобранную десятку все же не попало. Из десяти сообщений лишь одно сделано профессионалом (Капель Лофт, 1818 год), остальные — любителями, причем два сообщения относились к одному и тому же эпизоду, а соответствующие наблюдения сделаны находящимися на расстоянии 700 километров друг от друга наблюдателями в одно и то же время.

Имея указанный массив из 10 наблюдений, Леверье приступил к предвычислению прохождений Вулкана по диску Солнца в ближайшем будущем.

Был предсказан ряд прохождений гипотетического Вулкана на фоне Солнца. Казалось бы, он должен следовать строго «по расписанию», подчиняясь законам небесной механики. Но, увы, ни в 1860, ни в 1862, ни в 1865 году Вулкан не показался. Более того, Генрик и Брадлей посвятили этому более 10 лет тщательных наблюдений еще при жизни Леверье, но никаких следов интрамеркуриальной планеты, несмотря на огромные усилия астрономов в течение длительного времени, выявить не удалось. Хотя такие попытки продолжались и после смерти Леверье в 1877 году. Итак, триумф математики, имевший место в 1846 году, увы, повторно не состоялся.

Не надо быть профессионалом, чтобы догадаться о причинах отказа «математической мельницы». Каждому образованному человеку становится понятно, что дело не в законах небесной механики и не в математическом их выражении, а скорее всего в … ошибочности исходных предположений Леверье. Говоря проще, то, что сведено в массиве из десяти наблюдений 1761-1865 гг., есть не десять наблюдений происхождения одной планеты, а десять наблюдений совершенно разных тел!
К такому мнению легко прийти, если исходить из сегодняшних представлений о космосе. Сегодня мы знаем, что околосолнечное (и околоземное в том числе) пространство буквально «напичкано» малыми телами, что вблизи Земли пролетают постоянно опасные космические тела — потенциальные ударники, мы знаем, что вблизи Солнца наблюдаются так называемые Sun-grize кометы, которые могут проектироваться на Солнце в виде темных пятен.

Однако такая, с позволения сказать, раскрепощенность во взглядах на строение Солнечной системы не свойственна астрономам ХІХ века. Они уже знали об астероидах, но знания эти были ограничены классическими представлениями. Считалось, что все астероиды уже открыты и находятся они между орбитами Марса и Юпитера, а поэтому к Солнцу приближаться не могут. Неудачи в поисках Вулкана не обескуражили Леверье. Он тоже понимал, что дело вовсе не в неадекватности небесномеханических законов, а в неверности исходных предположений. И тогда ученый, оставаясь в рамках классических представлений об астероидах и кометах, делает вполне логический в рамках той парадигмы вывод, который заключается в следующем.

В интрамеркуриальном пространстве находится не одна планета, а несколько более мелких планет, суммарное гравитационное действие которых на Меркурий и вызывает наблюдаемые в прошлом разности между теоретическими и действительными его положениями.

Перегруппировав должным образом массив наблюдений, он разбивает его на 4 сезонные группы, и в 1876 году, через 30 лет после триумфального 1846 года, начинает новый цикл исследований.
Но и на этот раз строго обоснованный численный прогноз Леверье не подтвердился при наблюдениях. Но это уже предмет отдельного рассказа.

Таким образом, после открытия «на кончике пера» в 1846 году Нептуна Леверье в течение последующих трех десятилетий как минимум дважды пытался повторить столь эффектный «аккорд» по отношению к интрамеркуриальной планете Вулкан, а затем к группе таких планет. Но, увы, звукам фанфар суждено было прозвучать лишь однажды. Методы небесной механики работают безотказно и сегодня, благодаря их применению человек почти полвека успешно летает в космос. Но, тем не менее, ни гипотетический Вулкан, ни гипотетическая группа его младших собратьев около полутораста лет тому назад не подчинились этим законам, не предстали в предсказанное время в нужном месте перед объективами телескопов.

Другие материалы рубрики


  • Иван Грозный был женат 7 раз. Для православного монарха это беспрецедентный рекорд. Также, как указывают источники, он, кроме «официальных» жен, имел множество наложниц, устраивал пьяные оргии.
    Судьба его жен поистине трагична. Мария Темрюковна, Марфа Собакина, Анна Васильчикова умерли от «таинственных» болезней. Еще двух жен, заподозренных в измене, пытали с целью вырвать признательные показания, а затем жестоко казнили. Мария Долгорукая прилюдно была утоплена в ледяной проруби, а Василису Мелентьеву, обвязанную веревками и с плотно заткнутым ртом, но еще живую, похоронили. Официально она считалась сосланной в монастырь. «Повезло» лишь Анне Колтовской, которую царь заключил в монастырь, где она прожила более 50 лет.
    Последней женой Ивана Грозного была Мария Нагая. Она и «впрямь была царицей. Высока, стройна, бела и умом и всем взяла». Настоящая русская красавица: большие, выразительные глаза, густая коса ниже пояса. Тем не менее и она скоро стала ненавистна царю, несмотря на то, что родила ему сына, впоследствии печально известного царевича Дмитрия.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...



  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3