Урбен Леверье

Сб, 04/05/2014 - 19:49

АСТЕРОИДЫ, КОМЕТЫ, НЛО И СВЯЗЬ ВРЕМЕН

История науки по-своему поучительна. Часто в хитросплетениях ее фактов можно увидеть, как зарождались магистральные направления науки сегодняшней, как исчезали и появлялись суеверия, почувствовать в полной мере всю диалектичность науки и вытекающую из нее связь времен.
Не является в этом смысле исключением и история с поисками интрамеркуриальных планет.

Факты наблюдения прохождений по диску Солнца загадочных темных телец имели место задолго до исследований Леверье. Чаще всего такие факты не находили объяснения, иногда за неизвестные темные тела, проходящие между наблюдателем и Солнцем, принимали солнечные пятна.

Вышеизложенная история с гипотетическим Вулканом — первая известная нам попытка строго научного объяснения загадочных прохождений. Эти явления, как мы видели, не удалось объяснить в рамках представлений ХІХ века о строении Вселенной вообще и гипотезы об интрамеркуриальной планете в частности. После того как гипотеза о существовании Вулкана не подтвердилась, а факты прохождения «чего-то» по Солнцу остались необъясненными, интерес к таким явлениям, казалось, исчез. Хотя еще в 1878 году Петерс и писал о том, что темным летящим на фоне Солнца телом может быть находящаяся между наблюдателем и Солнцем комета. Таким образом, объяснения загадочных прохождений на основе кометной гипотезы, можно сказать, предполагались еще в ХІХ веке, во времена поиска Вулкана. Но такие объяснения не шли дальше робких гипотез.

Ситуация в корне изменилась во второй половине 80-х годов ХХ века. Именно в это время всплеск интереса к аномальным явлениям совпал с лавинообразным ростом числа малых тел, в первую очередь астероидов, которые заходят внутрь земной орбиты и имеют достаточно высокую вероятность тесного сближения с Землей. Так только за первые 7 месяцев 1990 года было открыто 11 потенциально опасных астероидов, из них 8 были открыты паломарской службой РСАS за несколько летних ночей. Сейчас счет потенциальных ударников идет на тысячи. Становится понятно, что во время такого сближения, зачастую чреватого столкновением, астероид, огибая Солнце, может проектироваться на Солнце как темное тело. Но особенно важно то, что таких малых тел очень много (см.диаграмму).

Достоверность астероидно-кометной гипотезы от этого только выигрывает. О единой кометно-астероидной гипотезе можно говорить, если учесть, что между этими классами малых тел существует тесная генетическая связь. Встречаются как кометы с астероидными орбитами, так и астероиды с «кометным» поведением.

Понятно, что для астронома ХІХ века такой подход был преждевременным и не научным. Астероид № 4 Vesta был открыт в 1804 году, следующий (Astreia) лишь 1845 г.

Другие открытия астероидов начались лишь 27 лет спустя. Для всех известных во времена Леверье астероидов орбиты проходили вдали от земной орбиты, именно между орбитами Марса и Юпитера. Это была классика, представления о входе малого тела (кометы или астероида) внутрь земной орбиты находились вне астрономической парадигмы того времени.

И лишь открытие огромного массива малых тел, входящих внутрь земной орбиты, дает возможность проверить их на предмет возможности прохождений по диску Солнца. Как свидетельствуют расчеты, прохождение астероида по диску Солнца вряд ли можно назвать редким событием, особенно на фоне вероятностей их столкновения с планетами. Так для 151 астероида, положения которых были просчитаны с 1761 по 1865 год с интервалом в 10 минут, получены следующие результаты. За указанные 104 года обнаружено 39 случаев прохождения по диску Солнца для 15 астероидов. То есть примерно 10% из отобранных нами астероидов имели прохождения. А такой астероид, как 1995 CR, в период с 1761 по 1865 год имел 10 эпизодов прохождения по Солнцу, причем один из них лишь через 5 дней после одного из интересовавших Леверье наблюдений.

Думается, что, зная о таком «произволе» в мире малых тел Солнечной системы, Леверье скорее предпочел бы искать виновников прохождений среди астероидов, а не выдвигать гипотезу об интрамеркуриальной планете. И именно здесь, по нашему убеждению, следует искать причину провала попыток повторить «аккорд 1846 года» применительно к Вулкану.

В этой истории есть и крайность. В период расцвета «аномальщины» в конце 80-х годов вдруг, вспомнив о прохождениях «чего-то темного» по Солнцу, объяснили все просто. Неопознанные темные тельца, издревле наблюдающиеся при пересечении солнечного диска, есть, конечно же, НЛО (в смысле корабли инопланетян). Тем более что астероидов, заходящих внутрь земной орбиты и могущих проектировать на Солнце, в конце 80-х знали не так уж много. Возможно, такой взгляд и имеет право на существование в пределах другой, не доступной нам сегодня парадигмы.

Однако мы предпочитаем оставаться в рамках устоявшихся сегодня знаний, как это сделал в свое время Леверье. Пусть даже мы, подобно ему, совершим очередной ошибочный виток на восходящей спирали познания. Ибо отрицательный результат — тоже результат.

Другие материалы рубрики


  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...



  • Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • В Петербурге Василий Васильевич пробыл не долго. Решив свои дела, повстречался со Стасовым, тоже обратившим внимание на разительные перемены в поведении старого друга. «Он оставался у меня от 3 до 11 вечера, — сообщает Владимир Васильевич своей племяннице В.Д. Комаровой. — Был мил, умнее, любезен, все что угодно, но… прежнего Верещагина уже нет. Прежняя сила, гордость, взбалмошность, непреклонность — пропали. В сто раз мягче стал, многое стал спускать, стушевывать, прощать… Характер прежний и физиономия — сбавились!!!». А перед самым отъездом на Филиппины Верещагин молит Стасова принять на себя роль душеприказчика: «…прошу Вас позаботиться о том, чтобы в случае если умру, утону, буду застрелен и т.п., в возможно скором времени после моей смерти была устроена в Обществе поощрения художеств аукционная продажа моих картин и выручена возможно большая сумма денег моим «детишкам на молочишко». И это пишет человек незаурядной смелости, воли и твердости характера!

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ... Вернемся, однако, к главному герою нашей статьи. Говоря о деятельности Тотлебена в период между двумя войнами: 1854-1856 и 1877-1878 гг., необходимо, наверное, вспомнить о том, что этот период — время проведения весьма радикальной военной реформы, полностью изменившей принцип формирования российских вооруженных сил. Но, несмотря на занимаемый высокий пост, роль Эдуарда Ивановича в структурных, а не технических преобразованиях армии — весьма скромная. Он не слишком сочувствовал реформам, по мнению некоторых современников даже стремился их тормозить. Надо сказать, что многие талантливые русские военачальники были по своим убеждениям реакционерами...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3