Урбен Леверье

Сб, 04/05/2014 - 19:49

АСТЕРОИДЫ, КОМЕТЫ, НЛО И СВЯЗЬ ВРЕМЕН

История науки по-своему поучительна. Часто в хитросплетениях ее фактов можно увидеть, как зарождались магистральные направления науки сегодняшней, как исчезали и появлялись суеверия, почувствовать в полной мере всю диалектичность науки и вытекающую из нее связь времен.
Не является в этом смысле исключением и история с поисками интрамеркуриальных планет.

Факты наблюдения прохождений по диску Солнца загадочных темных телец имели место задолго до исследований Леверье. Чаще всего такие факты не находили объяснения, иногда за неизвестные темные тела, проходящие между наблюдателем и Солнцем, принимали солнечные пятна.

Вышеизложенная история с гипотетическим Вулканом — первая известная нам попытка строго научного объяснения загадочных прохождений. Эти явления, как мы видели, не удалось объяснить в рамках представлений ХІХ века о строении Вселенной вообще и гипотезы об интрамеркуриальной планете в частности. После того как гипотеза о существовании Вулкана не подтвердилась, а факты прохождения «чего-то» по Солнцу остались необъясненными, интерес к таким явлениям, казалось, исчез. Хотя еще в 1878 году Петерс и писал о том, что темным летящим на фоне Солнца телом может быть находящаяся между наблюдателем и Солнцем комета. Таким образом, объяснения загадочных прохождений на основе кометной гипотезы, можно сказать, предполагались еще в ХІХ веке, во времена поиска Вулкана. Но такие объяснения не шли дальше робких гипотез.

Ситуация в корне изменилась во второй половине 80-х годов ХХ века. Именно в это время всплеск интереса к аномальным явлениям совпал с лавинообразным ростом числа малых тел, в первую очередь астероидов, которые заходят внутрь земной орбиты и имеют достаточно высокую вероятность тесного сближения с Землей. Так только за первые 7 месяцев 1990 года было открыто 11 потенциально опасных астероидов, из них 8 были открыты паломарской службой РСАS за несколько летних ночей. Сейчас счет потенциальных ударников идет на тысячи. Становится понятно, что во время такого сближения, зачастую чреватого столкновением, астероид, огибая Солнце, может проектироваться на Солнце как темное тело. Но особенно важно то, что таких малых тел очень много (см.диаграмму).

Достоверность астероидно-кометной гипотезы от этого только выигрывает. О единой кометно-астероидной гипотезе можно говорить, если учесть, что между этими классами малых тел существует тесная генетическая связь. Встречаются как кометы с астероидными орбитами, так и астероиды с «кометным» поведением.

Понятно, что для астронома ХІХ века такой подход был преждевременным и не научным. Астероид № 4 Vesta был открыт в 1804 году, следующий (Astreia) лишь 1845 г.

Другие открытия астероидов начались лишь 27 лет спустя. Для всех известных во времена Леверье астероидов орбиты проходили вдали от земной орбиты, именно между орбитами Марса и Юпитера. Это была классика, представления о входе малого тела (кометы или астероида) внутрь земной орбиты находились вне астрономической парадигмы того времени.

И лишь открытие огромного массива малых тел, входящих внутрь земной орбиты, дает возможность проверить их на предмет возможности прохождений по диску Солнца. Как свидетельствуют расчеты, прохождение астероида по диску Солнца вряд ли можно назвать редким событием, особенно на фоне вероятностей их столкновения с планетами. Так для 151 астероида, положения которых были просчитаны с 1761 по 1865 год с интервалом в 10 минут, получены следующие результаты. За указанные 104 года обнаружено 39 случаев прохождения по диску Солнца для 15 астероидов. То есть примерно 10% из отобранных нами астероидов имели прохождения. А такой астероид, как 1995 CR, в период с 1761 по 1865 год имел 10 эпизодов прохождения по Солнцу, причем один из них лишь через 5 дней после одного из интересовавших Леверье наблюдений.

Думается, что, зная о таком «произволе» в мире малых тел Солнечной системы, Леверье скорее предпочел бы искать виновников прохождений среди астероидов, а не выдвигать гипотезу об интрамеркуриальной планете. И именно здесь, по нашему убеждению, следует искать причину провала попыток повторить «аккорд 1846 года» применительно к Вулкану.

В этой истории есть и крайность. В период расцвета «аномальщины» в конце 80-х годов вдруг, вспомнив о прохождениях «чего-то темного» по Солнцу, объяснили все просто. Неопознанные темные тельца, издревле наблюдающиеся при пересечении солнечного диска, есть, конечно же, НЛО (в смысле корабли инопланетян). Тем более что астероидов, заходящих внутрь земной орбиты и могущих проектировать на Солнце, в конце 80-х знали не так уж много. Возможно, такой взгляд и имеет право на существование в пределах другой, не доступной нам сегодня парадигмы.

Однако мы предпочитаем оставаться в рамках устоявшихся сегодня знаний, как это сделал в свое время Леверье. Пусть даже мы, подобно ему, совершим очередной ошибочный виток на восходящей спирали познания. Ибо отрицательный результат — тоже результат.

Другие материалы рубрики


  • Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • 7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...



  • В 1911 г. Ллойд Джордж смог вплотную заняться разработкой билля о социальном страховании, включающего систему выплаты пособий по безработице, инвалидности и болезни. Однако ситуация в стране была далека от классовой идиллии. Пожалуй, она была даже более тревожной, чем в памятные 1905-1907 годы. В 1912 г. в Англии было в три раза больше бастующих, чем в 1910, а число потерянных за счет стачек рабочих дней превысило общее число за предыдущие шесть лет. Чтобы подавить выступления рабочих, все чаще использовалась армия. В некоторых случаях отдавались приказы стрелять в толпу. Счет раненых среди протестующих шел на сотни, случались убитые. Как и «полицейский социализм» в России, английские социальные реформы 1908-1911 гг. вводились «не вместо террора, а вместе с террором» — с той, однако, разницей, что в Англии представление о том, кто должен стать объектом террора, было гораздо более четким. Речь тогда шла не об установлении прочного классового мира, а лишь о попытке хотя бы отчасти сбить разгоравшееся пламя социальной борьбы. Радикальная пресса в общем-то правильно отмечала, что целью реформ было отколоть от рабочего движения тех, кто склонен к компромиссу, чтобы затем беспощадно раздавить непримиримых «разрушителей». Другое дело, что лидеры либеральной партии никогда и не отрицали, что желают воспрепятствовать полному разрушению существующего общества, поэтому они идут на уступки ради того, чтобы не потерять все. В отличие от коммунистов, они не видели в этом ничего предосудительного.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...В марте 1937 г. Ландау переезжает в Москву, и здесь, в ИФП, он работает до конца своих дней. Первая научная работа, опубликованная Ландау после перехода в ИФП, была посвящена вопросам ядерной физики. Ландау, развивая идеи Бора, применил методы статистической физики к изучению тяжелых атомных ядер. Он получил количественные оценки для многих наблюдаемых величин, включая ширину ядерных уровней. Работа быстро стала классической в своей области...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4