Василий Верещагин. Часть 4. Куба

Втр, 01/06/2015 - 18:27

БОЛЬШАЯ РАСПРОДАЖА

Предварительный показ картин для журналистов состоялся 13 ноября 1902 года в галерее Астора фешенебельного отеля «Уолдорф Астория», но самого художника на вернисаже не было. Отсутствовала и картина «Взятие Рузвельтом Сен-Жуанских высот». Это вызвало сенсацию. Поползли слухи, что в студии Верещагина случилось что-то неладное. Не прояснил ситуацию и организатор аукциона господин О'Брайен. На настойчивые требования пишущей братии: «Что с Верещагиным?» он разводил руками: «Не представляю, что с ним случилось. Он был здесь около полудня и ушел очень сердитым…».

Вскоре посыльный принес записку от художника, извещавшего, что он болен и присутствовать на вернисаже не может. Журналисты устремились в Bryant Park, но узнали не многое. Служащий сказал, что в студии на прошлой неделе побывал президент Рузвельт, «восхищенно созерцая картину». Верещагин в данный момент работает. Возможно, после посещения президента он что-то решил поправить в полотне. Администратор, которого «отловили» журналисты, сообщил, что не имеет никакой информации о своем знаменитом постояльце, поскольку тот занял студию всего четыре дня назад.

Такое развитие событий только накалило страсти предстоящего аукциона. О самом аукционе в статье «Продажа коллекции картин Верещагина в Нью-Йорке», опубликованной в двух декабрьских номерах «Московских ведомостей», рассказала известная американская журналистка и давний друг Верещагина Варвара Николаевна Мак-Гахан (урожденная Елагина). Наибольшую интригу, писала она, составляли полотно «Взятие Рузвельтом Сен-Жуанских высот» и серия картин «1812 год». Картину «Сен-Жуан», имеющую большую историческую ценность для американцев, «отвоевал» у соперников некий Дж. А. Брандер, выложивший за полотно 18 000 долларов (36 000 тогдашних рублей). К ней он «прикупил» полотна «Генерал Макартур со штабом в Калукане» (500 долларов) и «Битва при реке Сапоте» (120 долларов). Счастливый обладатель тут же заявил журналистам, что на выставках этих трех исторических картин он быстренько сколотит «кругленький капитал без особой затраты собственной энергии».

В целом, по сообщению Мак-Гахан, аукцион принес Верещагину 43070 долларов (около 87 тысяч рублей), но разочаровал алчных аукционистов внезапным извещением о снятии с продаж наполеоновской серии «1812 год». Дело в том, что накануне последнего дня аукциона из Петербурга пришло сообщение о приобретении царским правительством всех двадцати картин за 100 000 рублей, для Русского музея имени Александра III. Известие пришло как нельзя кстати. Еще перед началом торгов журналисты обратили внимание на небольшую группу спекулянтов, внимательно изучавших и обсуждавших картины. Они договаривались искусственно сбить цены, с тем, чтобы после покупки шедевров с большой выгодой перепродать «тугим на подъем здешним дирекциям картинных галерей и музеев», а то и возвратить их в Старый Свет, например, тому же русскому правительству.
Для Верещагина это была отрадная новость. Теперь дорогие его сердцу картины «1812 год» навсегда останутся в России, а он, наконец, расплатившись с долгами, может свободно вздохнуть и отправиться домой, к семье.

В письме к Владимиру Васильевичу Стасову от 16 декабря 1902 года Лидия Васильевна радостно сообщала: «Василий Васильевич теперь на нашем юге (скорее всего в Одессе — С.А.) и скоро вернется домой. … Из Америки было сообщено о близкой продаже картин в Нью-Йорке министру двора с вопросом, не желает ли он удержать некоторые, в ответ на что было уведомлено, что [...дело завершено] приобретением всей коллекции. Коллекция состоит из 20 картин. Заплачено за них 100 тысяч рублей из Кабинета [...]. Куда они назначаются, в точности неизвестно. Картины идут теперь сюда из Америки».

О проданных на аукционе филиппинских и кубинских картинах и, прежде всего, «Взятие Рузвельтом Сен-Жуанских высот» Верещагин, судя по всему, особо не жалел. Он не считал их большой творческой удачей (как полотна «1812 год»), да и цели их написания, как мы теперь знаем, были совсем другие. Одна из них — банальное желание заработать денег и вновь обрести свободу независимого творчества, чего он больше всего ценил в своей жизни…

Другие материалы рубрики


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...



  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Величайший триумф небесной механики, каковым стало открытие Нептуна, неразрывно связан с именем Леверье.
    Однако историки науки часто умалчивают о том, что научная деятельность Урбена Леверье не всегда была столь безупречно успешной.
    История с открытием Нептуна, являясь самым ярким событием в жизни ученого, имеет и свое не столь триумфальное продолжение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3