Василий Верещагин. Часть 4. Куба

Втр, 01/06/2015 - 18:27

БОЛЬШАЯ РАСПРОДАЖА

Предварительный показ картин для журналистов состоялся 13 ноября 1902 года в галерее Астора фешенебельного отеля «Уолдорф Астория», но самого художника на вернисаже не было. Отсутствовала и картина «Взятие Рузвельтом Сен-Жуанских высот». Это вызвало сенсацию. Поползли слухи, что в студии Верещагина случилось что-то неладное. Не прояснил ситуацию и организатор аукциона господин О'Брайен. На настойчивые требования пишущей братии: «Что с Верещагиным?» он разводил руками: «Не представляю, что с ним случилось. Он был здесь около полудня и ушел очень сердитым…».

Вскоре посыльный принес записку от художника, извещавшего, что он болен и присутствовать на вернисаже не может. Журналисты устремились в Bryant Park, но узнали не многое. Служащий сказал, что в студии на прошлой неделе побывал президент Рузвельт, «восхищенно созерцая картину». Верещагин в данный момент работает. Возможно, после посещения президента он что-то решил поправить в полотне. Администратор, которого «отловили» журналисты, сообщил, что не имеет никакой информации о своем знаменитом постояльце, поскольку тот занял студию всего четыре дня назад.

Такое развитие событий только накалило страсти предстоящего аукциона. О самом аукционе в статье «Продажа коллекции картин Верещагина в Нью-Йорке», опубликованной в двух декабрьских номерах «Московских ведомостей», рассказала известная американская журналистка и давний друг Верещагина Варвара Николаевна Мак-Гахан (урожденная Елагина). Наибольшую интригу, писала она, составляли полотно «Взятие Рузвельтом Сен-Жуанских высот» и серия картин «1812 год». Картину «Сен-Жуан», имеющую большую историческую ценность для американцев, «отвоевал» у соперников некий Дж. А. Брандер, выложивший за полотно 18 000 долларов (36 000 тогдашних рублей). К ней он «прикупил» полотна «Генерал Макартур со штабом в Калукане» (500 долларов) и «Битва при реке Сапоте» (120 долларов). Счастливый обладатель тут же заявил журналистам, что на выставках этих трех исторических картин он быстренько сколотит «кругленький капитал без особой затраты собственной энергии».

В целом, по сообщению Мак-Гахан, аукцион принес Верещагину 43070 долларов (около 87 тысяч рублей), но разочаровал алчных аукционистов внезапным извещением о снятии с продаж наполеоновской серии «1812 год». Дело в том, что накануне последнего дня аукциона из Петербурга пришло сообщение о приобретении царским правительством всех двадцати картин за 100 000 рублей, для Русского музея имени Александра III. Известие пришло как нельзя кстати. Еще перед началом торгов журналисты обратили внимание на небольшую группу спекулянтов, внимательно изучавших и обсуждавших картины. Они договаривались искусственно сбить цены, с тем, чтобы после покупки шедевров с большой выгодой перепродать «тугим на подъем здешним дирекциям картинных галерей и музеев», а то и возвратить их в Старый Свет, например, тому же русскому правительству.
Для Верещагина это была отрадная новость. Теперь дорогие его сердцу картины «1812 год» навсегда останутся в России, а он, наконец, расплатившись с долгами, может свободно вздохнуть и отправиться домой, к семье.

В письме к Владимиру Васильевичу Стасову от 16 декабря 1902 года Лидия Васильевна радостно сообщала: «Василий Васильевич теперь на нашем юге (скорее всего в Одессе — С.А.) и скоро вернется домой. … Из Америки было сообщено о близкой продаже картин в Нью-Йорке министру двора с вопросом, не желает ли он удержать некоторые, в ответ на что было уведомлено, что [...дело завершено] приобретением всей коллекции. Коллекция состоит из 20 картин. Заплачено за них 100 тысяч рублей из Кабинета [...]. Куда они назначаются, в точности неизвестно. Картины идут теперь сюда из Америки».

О проданных на аукционе филиппинских и кубинских картинах и, прежде всего, «Взятие Рузвельтом Сен-Жуанских высот» Верещагин, судя по всему, особо не жалел. Он не считал их большой творческой удачей (как полотна «1812 год»), да и цели их написания, как мы теперь знаем, были совсем другие. Одна из них — банальное желание заработать денег и вновь обрести свободу независимого творчества, чего он больше всего ценил в своей жизни…

Другие материалы рубрики


  • ...В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия», об этом ему сообщил лично посол Швеции Ульман. Поехать на торжественную церемонию вручения Ландау, естественно, не смог. После аварии Ландау все время находился в угнетенном состоянии, ходил с трудом и жаловался на боли. При попытке заговорить с ним на научные темы он неизменно отвечал: «Я сейчас плохо себя чувствую. Завтра это пройдет и мы поговорим». В марте 1968 г. у Ландау, по-видимому, как отдаленное следствие повреждений при аварии, развился паралич кишечника. Операция не помогла, работа кишечника не восстановилась. Первого апреля 1968 г. Ландау умер от послеоперационного тромба...



  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В Петербурге Василий Васильевич пробыл не долго. Решив свои дела, повстречался со Стасовым, тоже обратившим внимание на разительные перемены в поведении старого друга. «Он оставался у меня от 3 до 11 вечера, — сообщает Владимир Васильевич своей племяннице В.Д. Комаровой. — Был мил, умнее, любезен, все что угодно, но… прежнего Верещагина уже нет. Прежняя сила, гордость, взбалмошность, непреклонность — пропали. В сто раз мягче стал, многое стал спускать, стушевывать, прощать… Характер прежний и физиономия — сбавились!!!». А перед самым отъездом на Филиппины Верещагин молит Стасова принять на себя роль душеприказчика: «…прошу Вас позаботиться о том, чтобы в случае если умру, утону, буду застрелен и т.п., в возможно скором времени после моей смерти была устроена в Обществе поощрения художеств аукционная продажа моих картин и выручена возможно большая сумма денег моим «детишкам на молочишко». И это пишет человек незаурядной смелости, воли и твердости характера!

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • 7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • В 1911 г. Ллойд Джордж смог вплотную заняться разработкой билля о социальном страховании, включающего систему выплаты пособий по безработице, инвалидности и болезни. Однако ситуация в стране была далека от классовой идиллии. Пожалуй, она была даже более тревожной, чем в памятные 1905-1907 годы. В 1912 г. в Англии было в три раза больше бастующих, чем в 1910, а число потерянных за счет стачек рабочих дней превысило общее число за предыдущие шесть лет. Чтобы подавить выступления рабочих, все чаще использовалась армия. В некоторых случаях отдавались приказы стрелять в толпу. Счет раненых среди протестующих шел на сотни, случались убитые. Как и «полицейский социализм» в России, английские социальные реформы 1908-1911 гг. вводились «не вместо террора, а вместе с террором» — с той, однако, разницей, что в Англии представление о том, кто должен стать объектом террора, было гораздо более четким. Речь тогда шла не об установлении прочного классового мира, а лишь о попытке хотя бы отчасти сбить разгоравшееся пламя социальной борьбы. Радикальная пресса в общем-то правильно отмечала, что целью реформ было отколоть от рабочего движения тех, кто склонен к компромиссу, чтобы затем беспощадно раздавить непримиримых «разрушителей». Другое дело, что лидеры либеральной партии никогда и не отрицали, что желают воспрепятствовать полному разрушению существующего общества, поэтому они идут на уступки ради того, чтобы не потерять все. В отличие от коммунистов, они не видели в этом ничего предосудительного.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Иван Грозный был женат 7 раз. Для православного монарха это беспрецедентный рекорд. Также, как указывают источники, он, кроме «официальных» жен, имел множество наложниц, устраивал пьяные оргии.
    Судьба его жен поистине трагична. Мария Темрюковна, Марфа Собакина, Анна Васильчикова умерли от «таинственных» болезней. Еще двух жен, заподозренных в измене, пытали с целью вырвать признательные показания, а затем жестоко казнили. Мария Долгорукая прилюдно была утоплена в ледяной проруби, а Василису Мелентьеву, обвязанную веревками и с плотно заткнутым ртом, но еще живую, похоронили. Официально она считалась сосланной в монастырь. «Повезло» лишь Анне Колтовской, которую царь заключил в монастырь, где она прожила более 50 лет.
    Последней женой Ивана Грозного была Мария Нагая. Она и «впрямь была царицей. Высока, стройна, бела и умом и всем взяла». Настоящая русская красавица: большие, выразительные глаза, густая коса ниже пояса. Тем не менее и она скоро стала ненавистна царю, несмотря на то, что родила ему сына, впоследствии печально известного царевича Дмитрия.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4