Василий Верещагин. Часть VI. Конец трудного пути

Втр, 01/06/2015 - 18:35

НАКАНУНЕ ГРОЗНЫХ СОБЫТИЙ

Ухудшение отношений России с Японией из-за передачи (1898) Китаем в аренду на 25 лет Порт-Артура, строительства КВЖД и открытия российских лесных концессий в бассейне северокорейской реки Ялу не оставляли сомнений — война неизбежна. Хорошо осведомленный в восточных делах, Верещагин отчетливо сознавал — счет идет уже на месяцы, и если задумку написать серию картин о давно и основательно пленившей его Стране восходящего солнца не осуществить сейчас, то она останется не осуществленной никогда. Кроме творческих замыслов, надо полагать (и это подтверждают письма к Николаю II, о которых речь ниже), имелись и более веские основания для спешного отъезда в Японию в августе 1903 года. На этот раз поездом через Урал, Сибирь, Приморский край во Владивосток, а оттуда пароходом на японские острова.

Пока поезд катил по бескрайним российским просторам, из неспешных разговоров с попутчиками «за жизнь» Верещагину вырисовывается неприглядная картина. Большинство не верят, что «япошки» посмеют поднять меч войны. Дремучая российская беспечность поражает отсутствием элементарных правил безопасности: железнодорожные мосты не охраняются, воинские эшелоны на стоянках беззастенчиво грабят мародеры. Офицеры болтливы. Кругом нищета, убогость и беспробудное пьянство. Чем дальше от столиц, тем разнузданнее лихоимство, воровство и продажность чиновников всех уровней.

Владивосток наводнен шпионами, выискивающими и вынюхивающими слабые места нашей армии и флота. В письме к Л.В. Верещагиной (21 августа/13 сентября 1903) Василий Васильевич с горечью сообщает: «По газетам судя, в Японии считают теперешний момент для открытия военных действий наиболее удобный и подходящий. …У Японии флот и сухопутные войска очень хороши, так что она, в том нет сомнения, причинит нам много зла. …Поведут войну беспощадно (как того требует кодекс самураев, который Верещагин хорошо знал и подробно описал в путевых набросках первого путешествия в Японию — С.А.), на это последнее наша добродушная нация не способна.…У них все готово для войны, тогда как у нас ничего готового, все надобно везти из Петербурга». Читатель, наверное, помнит рассказ капитана 2 ранга Владимира Николаевича Китаева, направлявшегося в Порт-Артур в качестве представителя Невского судостроительного завода, поведанный Верещагину по пути на Филиппины.

Несмотря на «скорые» сборы, поездка в Японию была тщательно спланирована и поддержана на официальном уровне. Еще будучи в Петербурге, Верещагин связался с российским посланником в Токио бароном Романом Романовичем Розеном. Их во время первой поездки в 1884 году в США познакомила Варвара Николаевна Мак-Гохан. В ту пору (1884-1890) барон состоял генеральным консулом в Нью-Йорке. Во время второго путешествия в США (ноябрь 1888 года) Роман Романович представлял Василия Верещагина двадцать второму президенту США Гроверу Кливленду, за предвыборной кампанией которого наблюдал автор путевых набросков в августе 1884 года.

И вот теперь Розен устроил своему давнему знакомому беспрепятственное перемещение по ощетинившейся на войну Японии, снабдив Верещагина необходимыми рекомендательными письмами, в том числе к японскому консулу во Владивостоке господину Камакава. Тот, в свою очередь, обеспечил знаменитому живописцу беспрепятственный провоз через таможню багажа и сообщил приятную новость — барон Розен в настоящее время отдыхает в горах Никко — именно в той местности, куда намерен отправиться русский художник.
Во Владивостоке Верещагин познакомился с молодым новозеландским корреспондентом Доуном Стюартом. Юноша впервые по заданию редакции отправлялся в Японию и просил Василия Васильевича как многоопытного человека оказать покровительство. Верещагин охотно согласился, получив отличного информатора. В частности после посещения английского фрегата, прибывшего во Владивосток с «дружеским» визитом, журналист сообщил: «По мнению англичан, будет хорошо, если японцы зададут русским основательную трепку, в чем они им (японцам) охотно помогут».

Закончив все формальности, Верещагин и Стюарт садятся на японский пароход «Айкоку-Мару» и на третий день плавания благополучно прибывают в порт Цуруга. Оттуда поездом через Киото отправляются в Токио. В Киото удалось осмотреть одну из японских военных верфей. Инженер, сопровождавший русского живописца, любезно улыбаясь, неоднократно повторял, что зарисовки на территории категорически запрещены. Всячески уклоняясь от ответов на задаваемые вопросы, гид вел экскурсию торопливо, стараясь не задерживаться у стапелей. Но Верещагин, как опытный человек, к тому же выпускник морского кадетского корпуса, сходу уловил — на верфи идет интенсивная работа по подготовке флота к скорой войне.

…Зерна любви к экзотической стране в душу Василия Верещагина заронил еще в кадетские годы удивительный рассказ Ивана Александровича Гончарова о плавании на фрегате «Паллада», в качестве секретаря начальника экспедиции вице-адмирала Е.В. Путятина. Первое посещение Японии в 1884 году дало желанные всходы, а основательное знакомство с литературой развило и укрепило любовь к Японии, к ее истории, трудолюбивому, талантливому, до необычайности вежливому и настойчивому в достижении поставленных целей народу. Покорили и необычная природа, местный колорит и вековые традиции этой страны. Но особенно очаровали художника знаменитые храмы древнего Никко.

«Кто не видел Никко, тот не может сказать, что знает прекрасное» — гласит древняя японская пословица. В правоте ее Верещагин убедился воочию. Свое очарование он передает российским читателям: «Никко... состоит не только из красоты линий и гармонии красок храмов, но и... прелести обстановки, из громадных криптомерий, гор, бурных, шумных потоков, громадных, крытых зеленым мхом камней и т. п. — нужно видеть все это вместе, т. е. не только любоваться филигранной отделкой зданий, но и прислушаться к шуму деревьев, грохоту водопадов... чтобы понять впечатление, производимое этим местом... Храмы Никко посещаются столько же из религиозного чувства, сколько и из желания удовлетворить потребность восторженного поклонения изящному, бесспорно врожденному в народе; их посещают как храм, музей и школу искусств».
Поселившись недалеко от храмового комплекса, Василий Васильевич сосредоточенно работает, делая наброски, создавая этюд за этюдом, а по вечерам на крылечке небольшого аккуратного домика, ставшего временным пристанищем, ведет неспешные беседы с приютившими его хозяевами. По-видимому, и русский художник пришелся по душе аборигенам. Тактичный и вежливый, он везде встречал доброжелательный прием. Делясь с читателями о своих поездках по Японии, Верещагин не без удовольствия сообщает, что местные власти Киото сделали ему исключение, разрешив посетить и подробно ознакомиться с одной из знаменитых школ гейш, куда вход посторонним, вообще-то, категорически запрещен. Итогом знакомства стал великолепный этюд «Японка». На фоне полупрозрачной декорированной бумажной двери изображена молодая женщина в национальном цветистом кимоно со сложной прической, украшающей хорошенькую головку, любующаяся роскошными цветущими хризантемами. У японцев меч и хризантема символизируют силу и нежность — две ипостаси, находящиеся в равновесии. И если это равновесие, нарушаясь, склоняет чашу весов в сторону силы — древний кодекс самураев пробуждает в народе воинствующий дух, и тогда японец готов с мечом в руках биться до победного конца…

К ноябрю 1903 года обстановка накалилась настолько, что война могла разразиться в любую минуту. По требованию российских дипломатов Василий Верещагин последним пароходом покинул полюбившиеся японские острова. С собой он увозил огромную этнографическую коллекцию, более двадцати набросков и этюдов для будущей японской серии картин…

Другие материалы рубрики


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ... Вернемся, однако, к главному герою нашей статьи. Говоря о деятельности Тотлебена в период между двумя войнами: 1854-1856 и 1877-1878 гг., необходимо, наверное, вспомнить о том, что этот период — время проведения весьма радикальной военной реформы, полностью изменившей принцип формирования российских вооруженных сил. Но, несмотря на занимаемый высокий пост, роль Эдуарда Ивановича в структурных, а не технических преобразованиях армии — весьма скромная. Он не слишком сочувствовал реформам, по мнению некоторых современников даже стремился их тормозить. Надо сказать, что многие талантливые русские военачальники были по своим убеждениям реакционерами...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Иван Грозный был женат 7 раз. Для православного монарха это беспрецедентный рекорд. Также, как указывают источники, он, кроме «официальных» жен, имел множество наложниц, устраивал пьяные оргии.
    Судьба его жен поистине трагична. Мария Темрюковна, Марфа Собакина, Анна Васильчикова умерли от «таинственных» болезней. Еще двух жен, заподозренных в измене, пытали с целью вырвать признательные показания, а затем жестоко казнили. Мария Долгорукая прилюдно была утоплена в ледяной проруби, а Василису Мелентьеву, обвязанную веревками и с плотно заткнутым ртом, но еще живую, похоронили. Официально она считалась сосланной в монастырь. «Повезло» лишь Анне Колтовской, которую царь заключил в монастырь, где она прожила более 50 лет.
    Последней женой Ивана Грозного была Мария Нагая. Она и «впрямь была царицей. Высока, стройна, бела и умом и всем взяла». Настоящая русская красавица: большие, выразительные глаза, густая коса ниже пояса. Тем не менее и она скоро стала ненавистна царю, несмотря на то, что родила ему сына, впоследствии печально известного царевича Дмитрия.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • В Петербурге Василий Васильевич пробыл не долго. Решив свои дела, повстречался со Стасовым, тоже обратившим внимание на разительные перемены в поведении старого друга. «Он оставался у меня от 3 до 11 вечера, — сообщает Владимир Васильевич своей племяннице В.Д. Комаровой. — Был мил, умнее, любезен, все что угодно, но… прежнего Верещагина уже нет. Прежняя сила, гордость, взбалмошность, непреклонность — пропали. В сто раз мягче стал, многое стал спускать, стушевывать, прощать… Характер прежний и физиономия — сбавились!!!». А перед самым отъездом на Филиппины Верещагин молит Стасова принять на себя роль душеприказчика: «…прошу Вас позаботиться о том, чтобы в случае если умру, утону, буду застрелен и т.п., в возможно скором времени после моей смерти была устроена в Обществе поощрения художеств аукционная продажа моих картин и выручена возможно большая сумма денег моим «детишкам на молочишко». И это пишет человек незаурядной смелости, воли и твердости характера!

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6