Василий Верещагин. Часть VI. Конец трудного пути

Втр, 01/06/2015 - 18:35

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА

Отъезд из Москвы был назначен на 28 февраля 1904 года. Накануне возвратившийся из Петербурга Верещагин пребывал в крайне возбужденном состоянии. Прощание с родными было тяжелым. Сын художника вспоминает: «Отец рано утром 28 февраля напился чаю, позавтракал, простился с каждым из служащих в усадьбе, а потом прощался с матерью…Нас (детей) перед восьмью часами позвали к отцу в мастерскую. Матери там не было. Она была в таком ужасном душевном состоянии, что уже не владела своими нервами и осталась в своей комнате. …Отец, крайне взволнованный, только молча прижимал нас к себе и нежно гладил по голове. … Потом крепко обнял и поцеловал каждого из нас, встал, отвел нас в столовую… вышел в переднюю, быстро оделся, и мы слышали, как хлопнула дверь парадного подъезда.… Вдруг мы услышали быстрые шаги отца. Он стоял на пороге столовой, лицо его выражало страшное волнение, а глаза, в которых блестели слезы, он быстро переводил с одного из нас на другого. То были последние мгновения, в течение которых мы его видели. Старая кухарка покачала сокрушенно головой и громким шепотом сказала: «Вернулся! Ох, не хорошо это! Не быть добру!». С пути следования Василий Васильевич пишет жене: «Мне дали целый вагон — микст, с которым могу прицепляться к какому хочу поезду и останавливаться, где мне нужно,…в нем кроме проводника, еще денщик из стражи, даже варящий мне борщ». Из-под Омска сообщает, что везут много солдат и снарядов: «Говорят, на месте есть уже 100 000 войск, а если японцы дадут передохнуть, то скоро будет и 200 000. Боюсь, что потом будет перерыв из-за весенней воды и размыва дождей…». В своих воспоминаниях Н.И. Кравченко замечает: «Василий Васильевич проехал из Мукдена в Артур. Жил он в вагоне, а где и как работал, никто не знал. Он вообще не любил говорить о своих работах заблаговременно, а в последнее время в особенности…».

Между тем Верещагин опытным глазом отмечает, что к войне ничего не готово, в то время как в столицу регулярно уходят оптимистичные реляции. Об этом он с возмущением пишет царю: «Не верьте, государь, что Кругобайкальская железная дорога может быть скоро готова — она долго еще не будет в состоянии перевозить войска, и желательно было бы обратить внимание на Амур. ...Затем, можно думать, что если японцы не будут еще к теплому времени основательно побиты, китайское население зашевелится, потому что систематическое дурное обращение наше с туземцами озлобило их. Я сам был свидетелем кормления туземцев плюхами, и это — на железной дороге; того же, что делалось по сторонам, пересказать трудно, так что попытки восстаний со стороны жителей весьма вероятны и возможны».

Побывав в Порт-Артуре, живописец не скрывает негодования полной бездеятельностью чиновников и вновь обращается к императору: «Порт-Артур поразил меня малостью своей бухты, так как из западной части вычерпано очень мало за 6 лет. Из-за этого в него нельзя входить — в него втаскивают; из него нельзя выходить — из него вытаскивают. За все 6 лет не вырыли нового дока и не исправили, до годности к исправлению броненосцев, старого. Вовсе забросили док для починки миноносцев. Орудия на батареях и фортах грозных высот, окружающих гавань и город, плохи, по большей части старого образца. Большая часть пушек, включая и мортиры, принуждены молчать, в то время как неприятель стреляет по нам «на счастливого», разбивает, ранит. Закажите побольше быстроходных броненосных крейсеров — все, кому то следует знать, поймут ваше намерение. Общий голос признает, ваше величество, что 26 и 27 января японцы наверно могли взять Порт-Артур, потому что на батареях не было ни одного орудия, а у небольшого количества защитников даже не имелось патронов с собой».

Двумя днями позже судьба привела его снова в Порт-Артур, где он повстречался с вновь назначенным командующим флотом Тихого океана адмиралом Степаном Осиповичем Макаровым. «Сейчас еду на адмиральский корабль «Петропавловск», — сообщает он жене 30 марта/12 апреля 1904 года, — с которого вот уже три ночи ездил на сторожевое судно встречать брандер, но без успеха…». Письмо это оказалось последним.

Что же до цитированных выше писем Василия Васильевича к императору Николаю II, подлинники которых хранятся в Центральном Историческом архиве (Санкт-Петербург), то ни на одном из них не имеется каких-либо пометок. Неизвестно читал ли их государь. Скорее всего, нет. По-видимому, придворная «камарилья», всегда ненавидевшая Верещагина, посчитала нужным оградить императора от нелицеприятных оценок дальневосточного военного командования самозваным «штатским» экспертом.

…Пасмурным утром 31 марта (12 апреля) 1904 года в 9 часов 43 минуты броненосец «Петропавловск» при возвращении на внешний рейд Порт-Артура подорвался на вражеской минной банке и через две минуты затонул. Водолазы, обследовавшие погибший броненосец вскоре после случившейся трагедии, докладывали: «Мощный взрыв разорвал «Петропавловск» на две части». Кроме командующего флотом Тихого океана, на броненосце погибли начальник штаба флота контр-адмирал М. Молас, 27 офицеров и 620 матросов, а также знаменитый русский живописец Василий Васильевич Верещагин. Спасти удалось лишь 73 матроса, 5 младших офицеров, командира «Петропавловска» капитана 1 ранга В. Яковлева и великого князя Кирилла Владимировича.

Во время работы следственной комиссии спасенный матрос сигнальщик Бочков показывал: «Пришли мы на рейд. «Петропавловск» впереди. Я стоял на мостике боевой рубки и разбирал сигналы по сигнальной книге. Как дали последний сигнал адмирала «миноносцам войти в гавань», ход замедлили, почти стали. Вдруг корабль вздрогнул, раздался ужасный взрыв; за ним другой, третий, как будто у середины под мостиком. Корабль наш кренило. На мостике увидел я адмирала, он лежал в крови ничком. Я бросился к нему, хотел поднять. Корабль точно куда-то падал. Меня потянуло вниз. Помню еще падающие мачты, потом — ничего. Был у нас на корабле старичок, красивый с белой бородой, все что-то в книжку записывал, стоя на палубе. Вероятно, утонул. Добрый был…».
Так закончил свой трудный жизненный путь славный сын многострадальной России художник-патриот Василий Васильевич Верещагин…

Другие материалы рубрики


  • В 1911 г. Ллойд Джордж смог вплотную заняться разработкой билля о социальном страховании, включающего систему выплаты пособий по безработице, инвалидности и болезни. Однако ситуация в стране была далека от классовой идиллии. Пожалуй, она была даже более тревожной, чем в памятные 1905-1907 годы. В 1912 г. в Англии было в три раза больше бастующих, чем в 1910, а число потерянных за счет стачек рабочих дней превысило общее число за предыдущие шесть лет. Чтобы подавить выступления рабочих, все чаще использовалась армия. В некоторых случаях отдавались приказы стрелять в толпу. Счет раненых среди протестующих шел на сотни, случались убитые. Как и «полицейский социализм» в России, английские социальные реформы 1908-1911 гг. вводились «не вместо террора, а вместе с террором» — с той, однако, разницей, что в Англии представление о том, кто должен стать объектом террора, было гораздо более четким. Речь тогда шла не об установлении прочного классового мира, а лишь о попытке хотя бы отчасти сбить разгоравшееся пламя социальной борьбы. Радикальная пресса в общем-то правильно отмечала, что целью реформ было отколоть от рабочего движения тех, кто склонен к компромиссу, чтобы затем беспощадно раздавить непримиримых «разрушителей». Другое дело, что лидеры либеральной партии никогда и не отрицали, что желают воспрепятствовать полному разрушению существующего общества, поэтому они идут на уступки ради того, чтобы не потерять все. В отличие от коммунистов, они не видели в этом ничего предосудительного.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Когда Мэри Тюдор выходила замуж за своего возлюбленного, думала ли она о том, что королевская кровь, которая течет в ее жилах, принесет несчастье едва ли не всем ее потомкам? Вряд ли. Она любила, она была любима. Ей было не до раздумий — Мэри, наконец, получила от судьбы драгоценный подарок — возможность стать супругой того, к кому столько лет стремилось ее сердце. А даже если бы и задумалась, что с того? Ведь ее супруг был близким другом короля, а сама она — любимой его сестрой. Разве это не залог счастливого будущего детей, которые у них появятся? Но судьба распорядилась иначе.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В марте 1937 г. Ландау переезжает в Москву, и здесь, в ИФП, он работает до конца своих дней. Первая научная работа, опубликованная Ландау после перехода в ИФП, была посвящена вопросам ядерной физики. Ландау, развивая идеи Бора, применил методы статистической физики к изучению тяжелых атомных ядер. Он получил количественные оценки для многих наблюдаемых величин, включая ширину ядерных уровней. Работа быстро стала классической в своей области...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Величайший триумф небесной механики, каковым стало открытие Нептуна, неразрывно связан с именем Леверье.
    Однако историки науки часто умалчивают о том, что научная деятельность Урбена Леверье не всегда была столь безупречно успешной.
    История с открытием Нептуна, являясь самым ярким событием в жизни ученого, имеет и свое не столь триумфальное продолжение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства. С 1895 по 1899 г. в стране было сооружено рекордное количество новых железнодорожных линий, — в среднем строилось свыше 3 тыс. км путей в год. К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика, завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов (во Франции) и железнодорожных обществ (в Германии). Современники шутили, что русская железнодорожная сеть строилась на деньги берлинских кухарок. В 1890-е годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи.



  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2