Венец эволюции

Ср, 06/12/2013 - 21:36

Автор: Роман Ваганов

* * *

Журналист Артем Быков, после попадания в него шаровой молнии решает написать ряд репортажей о необычных явлениях природы. Ведомый вещими снами, он посетит пески Африки и льды Арктики, побывает в Бермудском треугольнике и на древнейшем озере планеты в Венесуэле, познает физическую сущность затмений и миражей, красных приливов и метеоритного дождя, полярного сияния и многих других загадочных явлений.
Но поможет ли это людям, считающих себя высшим разумом и венцом эволюции, противостоять разбушевавшимся силам природы и предотвратить грядущий конец света…

* * *

ЭПИЗОД 1. ГЛОРИЯ

Яркое солнце ослепляло глаза, мешая внимательнее изучить уступ, прежде чем за него зацепиться. Артем Быков выбрал место понадежней, как объяснил ему перед подъемом Сергей, закрепил скобу в горную породу и защелкнул на ней карабин со страховочным тросом. Несмотря на тридцатиградусную жару у подножья, высоко в горах, было не очень жарко, скорее даже немного прохладно. При подъеме на каждые сто метров температура воздуха падала примерно на пол градуса, и поэтому на вершине было всего около десяти градусов, дул свежий прохладный ветерок, отчего настроение у Артема было приподнятое.
- «Здорово, что Сергей все-таки сумел уговорить меня съездить отдохнуть вместе с ним», - подумал Артем, поправляя рюкзак за спиной.
- Ну, ты как там? – услышал он сверху голос Сергея Платова, который отвлек его от размышлений. – Помощь нужна?
- Да нет, все нормально. Уже через пять минут тоже буду наверху.
В отличие от друга, который уже закончил подъем, Артем Быков не был так хорошо подготовлен и отстал от него на несколько метров. И это было не удивительно, ведь Сергей был атлетически сложен и уже пять лет, как работал спасателем в МЧС. А с учетом того, что он постоянно участвовал в соревнованиях по пожарно-спасательному спорту и благодаря ежедневным тренировкам, он был в хорошей физической форме. Однако Артем, на свое здоровье тоже не жаловался и в свои тридцать лет при росте метр восемьдесят пять и худощавом телосложении был очень вынослив, чем порой удивлял многих.
С Платовым Артем дружил давно. Они с детства росли в одном дворе и всегда были рядом. Правда, в последнее время, после того как оба устроились на работу, и Сергей женился, времени на общение оставалось все меньше. Наверное, именно по этому, на предложение Платова провести вместе часть заслуженного отдыха в походе по горам, Артем согласился без раздумья. Тем более на работе в издательстве, где он трудился журналистом, работы было мало и ему в последнее время приходилось писать небольшие статьи про все и обо всем, но не о чем конкретном, что его естественно не радовало. Артем мечтал о том, что начальство ему когда-нибудь доверит стоящую работу, над которой можно будет плодотворно поработать и написать потрясающую статью.
Так, в раздумьях, сам того не заметив, Артем, наконец, добрался до вершины и смог, разогнуться во весь рост, позволяя затекшим от напряжения суставам отдохнуть.
Окинув местность взглядом, Быков еще раз невольно восхитился раскинувшемуся под ним ландшафту. Тянь-Шанский хребет расстелился с запада на восток более чем на две с половиной тысячи километров. В переводе с китайского, Тянь-Шань означает «небесные горы». И действительно никакими другими словами это место, лучше нельзя было бы описать.
С высоты около пяти тысяч метров над уровнем моря был прекрасно виден весь окружающий ландшафт. Во все стороны, насколько хватало взгляда, раскинулись высокие, неприступные горы, верхушки самых высоких из которых, были покрыты снежным покровом. На подножьях гор произрастали характерные для этих мест тянь-шаньские ели, высота которых порой достигала до сорока метров, но с высоты птичьего полета они казались небольшими елочками.
Облака, плывущие на чистом голубом небе, окружали их буквально со всех сторон. Кучевые, громоздкими тучами, проплывали под ними и, стелились по поверхности гор, местами переходя в туман, накрывающий небольшие горные участки. Другие слоисто-перистые облака неспешно проплывали над их головами, иногда скрывая палящее солнце. В окружении всего этого великолепия величественной природы возникало ощущение того, что ты находишься в сказке.
Вершина горы, на которую они поднялись, представляла собой небольшое плато размерами, примерно двадцать на тридцать метров. С северной ее стороны, находился вход в небольшую пещеру, исследованием которой уже занялся Сергей.
- Ну, как тебе здесь, - услышал Артем, донесшийся из темноты голос друга.
- Как будто сам не знаешь, - улыбнулся он. - Природа просто глаза радует.
Артем прошелся взад-вперед по площадке, наслаждаясь свежим воздухом и чудесным ароматам благоухающей чистотой природы. Дышалось здесь немного легче, чем в городе, даже несмотря на то, что воздух в горах более разреженный и кислорода в нем меньше. Организму приходилось работать активнее, отчего учащалось дыхание, усиливалось кровообращение, и как следствие поднимался тонус.
Под ноги попался низкорослый кустарник, по внешнему виду напоминавший древнейший папоротник, и Быков с удивлением оторвал от него пушистую веточку и внимательно ее рассмотрел. Она была необычного цвета, что-то среднее между зеленым и темно-голубым.
- Это растение называется арча, – сказал подошедший сзади Сергей. – Это весьма необычный вид можжевельника. В горах оно растет только, на определенных высотах, у подножья ты такого не увидишь.
- Да действительно природа просто поражает воображение. После всех своих поездок в различные места, я даже и не надеялся, что у нас на планете остались еще такие замечательные участки местности, нетронутые «благодарной» рукой человека.
- Согласен, все твои рассказы, про сгоревшие под корень леса и загрязненные отходами реки, этот уголок природы не идет ни в какое сравнение.
- Что там леса, я все не могу забыть командировку, когда меня, вместе с группой экспертов отправили на место розлива нефти в мексиканский залив, … что там творилось…, это просто уму непостижимо. Видел бы ты как огромное побережье, от края до края покрыто масляной пленкой, все берега завалены выброшенной на берег рыбой, дельфинами, а иногда даже и китами; птиц, с ног до головы покрытых слоем нефти. – Артем встряхнул головой, пытаясь прогнать мысли из головы. - Вот тогда действительно становится страшно за матушку-природу. Долго она такое терпеть не будет, и возможно раньше, чем мы можем себе предположить, сметет все живое с лица земли очередным похолоданием, как в ледниковый период или глобальным потеплением из-за смещения оси и таяния льдов.
Пока Артем размышлял, собирая палатку, Сергей развел костер.
- Ну, что будем готовить? – спросил Платов.
- А что у нас есть? ... То и будем, есть, - пошутил Артем.
- Кстати, а знаешь, что высоко в горах вода закипает при семидесяти градусах.
- Нет, не знал, - удивился Быков. - Как такое возможно?
- Это связано с тем, что здесь более низкое атмосферное давление. Так что если ты надумаешь сварить яйца вкрутую, то тебе это вряд ли удастся.
- Да, порой просто удивляешься, как мало мы знаем об окружающем нас мире, не замечаем того, что происходит вокруг нас, - размышлял Артем. Ведь это просто немыслимо, сколько у природы имеется загадок и тайн, которые еще не покорились пытливому уму ученых и исследователей.
- А может нам и не нужно знать этого, - задумчиво произнес Сергей. - Ведь каждый имеет право иметь свои тайны, даже природа.
- Ты говоришь о природе – как о живом существе, - удивился Быков.
- А разве это не так? – возразил Платов, ты посмотри вокруг, как можно управлять огромными, бескрайними просторами, контролировать круговорот воды. По сей день всех нас поражают такие явления природы как приливы и отливы, смерчи и ураганы, … чего уже говорить о ходе эволюции всего живого…. Да ни одной искусственной системе, не будь она разумной, не возможно было бы за всем этим уследить и сохранить естественный ход вещей, - глаза у Сергея загорелись, было видно, что он действительно верит в то, о чем говорит. - Может ты и скажешь, что все это можно легко объяснить с научной точки зрения, но здесь еще есть, о чем поспорить.
- Да зачем спорить, - прервал Артем тираду слов друга. - Я с тобой полностью согласен и допускаю теорию, что наша планета сама по себе является огромным живым макроорганизмом….
- А почему ты тогда удивился, когда я сказал, что Земля живая.
- Я удивился не твоим словам, а той точки зрения, которую ты высказал. Ведь иногда я и сам так же рассуждаю, - пояснил Артем. - Я бы многое отдал, чтобы очутиться вдруг на необитаемом острове, совсем одному, не ведая забот, подальше от цивилизации и компьютеров. Тогда можно было бы насладиться спокойной жизнью, позабыв о нескончаемых трудовых буднях, обо всех проблемах, слиться воедино в гармонии с матушкой-природой.
Закончив обед уничтожением всего съестного, что нашлось в рюкзаках из провизии, туристы – альпинисты - любители, как они себя в шутку называли, решили немного передохнуть, перед спуском. Расположившись вдвоем в палатке, они быстро заснули под звуки насвистывающего вокруг ветра.

* * *

Проснулись они практически одновременно, от предчувствия чего-то недоброго. Воздух вокруг был сильно наэлектризован. Артем быстро поднялся и выскочил из палатки. Осмотревшись вокруг, он заметил, что все небо было затянуто грозовыми тучами, которые передвигались по небосводу неестественно быстро, возможно по причине того, что находились от них на незначительном расстоянии…... Из-за отсутствия яркого солнца, складывалось впечатление, что наступил поздний вечер.
- Срочно в укрытие, - крикнул Сергей, но его голос потонул в поднявшемся свисте порывистого ветра.
Артем, даже не расслышав слова Платова, прекрасно понял, что тот имел в виду и, не дожидаясь второго приглашения, быстро побежал в сторону небольшой пещеры, обнаруженной ранее.
Укрывшись под ее сводами, путешественники, наконец, смогли перевести дух.
- Который час? – спросил Артем.
- Без десяти минут четыре.
- А такое ощущение, что уже наступила ночь. Как теперь будем возвращаться?
Вопрос остался без ответа. Пошел проливной дождь, и что творилось снаружи, скрыла водяная завеса, непрерывным потоком хлынувшая с неба. В следующее мгновение все вокруг озарилось ярким светом, от сверкнувшей в непосредственной близости молнии. Через некоторое время все стены пещеры затряслись от раздавшегося раската грома.
- Наверное, молния попала в нашу палатку, - пытаясь перекричать разбушевавшуюся стихию, предположил Артем.
- Нет, но гроза очень близко от нас, - ответил ему Сергей, - примерно в километре от нас.
- С чего такие утверждения. Мне кажется, удар молнии пришелся в аккурат на то место, где мы разбили лагерь.
- Гром прогремел примерно через три секунды, после молнии, - начал объяснять Сергей. – И если учесть, что скорость звука около трехсот метров в секунду, то получается, что молния ударила в районе километра от нас.
- Не знал, что ты так образован, - пошутил Артем.
- Этому нас учат на работе. Может пригодиться в экстренной ситуации.
Очередная вспышка молнии прервала их разговор, заставив забиться в дальний угол. На этот раз громовой раскат прогремел почти одновременно со вспышкой, после чего снова наступила темнота. Друзья молча переглянулись, без слов прекрасно понимая мысли друг друга.
Вход в пещеру, до этого слегка различимый на фоне стен, начал светлеть, и поначалу показалось, что дождь начал угасать, открывая просветы в небе. Но их ожидания не оправдались, ливень не прекращался. В пещеру, через проход, неспеша влетел золотистый шар, плавно паря на высоте около метра от пола. В помещении стало немного ярче, словно, кто-то включил небольшую керосиновую лампу. Повсюду заскользили тени, переливаясь причудливыми узорами по стенам пещеры. Шар на секунду завис у входа и снова медленно двинулся в их сторону, своей траекторией движения повторяя рельеф пола. Друзья переглянулись между собой тревожными взглядами. Они сразу поняли, что их посетило ничто иное, как шаровая молния.
Поверхность шара была похожа на пленку воды, в которой как в озере, отражались окружающие предметы. В диаметре молния была чуть больше баскетбольного мяча. Тепла она не выделяла, границы его были четко различимы. Складывалось впечатление, что на ее поверхности пробегают золотистые искорки, напоминающие блики на воде. В тех местах, где искры сталкивались между собой, поднимая в воздух небольшие фонтанчики, появлялись миниатюрные паровые облака, которое тут же дымкой растворялись в воздухе, отчего казалось, что на поверхности шаровой молнии кипит и испаряется вода.
Светящийся шар плавно подплыл к ним и завис в воздухе, на расстоянии вытянутой руки от Артема.
- Сиди неподвижно и не делай резких движений, - услышал он тихий голос Сергея.
- Мне кажется, что она на меня смотрит, – удивленно прошептал Артем. – Такое впечатление, что она изучает меня, копошась в голове, пытается прочитать мои мысли, понять, что я чувствую.
Свечение молнии постепенно стало угасать. За несколько секунд, прошедших с ее появления она сменила свой цвет с ярко золотистого на бледно желтый.
- Лишь бы она не взорвалась здесь, - сказал замерший в одной позе Платов.
- Мне кажется, что она хочет что-то сказать, - произнес Артем. – По крайней мере, я слышу, чужие мысли в голове, но никак не могу разобрать их смысл.
Шаровая молния стала темнеть, видимо теряя свою энергию. По ее поверхности пробежала волна, прямо как на воде после падения камня, рождая новый вихрь голубоватых искр. Цвет ее постепенно угасал и вскоре стал матово черным. Молния немного приподнялась в воздухе и, Артему показалось, что она сейчас улетит обратно. Но в следующий миг шар медленно, со скоростью всего несколько сантиметров в секунду начала двигаться в направлении Артема. Быков невольно начал отодвигаться в сторону, пытаясь уйти с курса ее движения, однако шаровая молния как специально двигалась по той же траектории, неумолимо приближаясь к нему. Шаг вбок, шаг назад, и еще немного… нет, упорная молния не отставала. Артем почувствовал спиной холодное прикосновение стены и осознал, что оказался зажатым в противоположном углу пещеры. Молния тихо приближалась, будто выбрала его своей жертвой и не собиралась уходить без «добычи».
Сергей наблюдавший за погоней назойливого шара, наконец понял, что хуже уже не будет, поднял с земли камень и крикнув Артему: - «Берегись» - бросил его в шаровую молнию.
Ничего не произошло, камень подлетел к молнии, ударился о ее поверхность и пропал внутри, оставив только рябь на поверхности, которая сменилась змейками искр. Внутри шара стало что-то происходить. Сначала молния начала пульсировать, постепенно то увеличиваясь в размерах, то уменьшаясь. Это можно было уловить даже невооруженным взглядом. В ее центре словно разгорелся костер, из которого вырывались снопы искр, долетающих до поверхности молнии, ударяющихся об ее оболочку, с внутренней стороны, и не в силах выскочить наружу, затухали и падали внутрь, чтобы в следующее мгновение разгореться вновь.
Цвет молнии на мгновение снова стал огненно-желтым, словно молния получила новую энергию, проглотив камень. Но в следующий миг, в последнем порыве агонии, она ярко вспыхнула и развернувшись в струну, вонзилась в грудь Быкова.

* * *

Глаза Артема застелила красная пелена, сознание померкло, и он ощутил что падает. Но не вниз, как обычно, а вверх. Стало трудно дышать. Мышцы парализовало. Сознание отделилось от тела и влекомое неведомой силой стремилось покинуть бренную оболочку. Душа улетала из тела, мысли постепенно рассеивались и терялись. И чем дальше ввысь уносилось сознание, тем меньше хотелось бороться с этим….
Пустота…. Тишина…. Мрак….
Когда душа уже почти растворилась в бездне, и разум перестал сопротивляться, Быков ощутил, приток свежего воздуха, который подхватил его, и вдохнул в него новые силы. Неимоверным усилием воли, Артем собрался и взяв под контроль свое «падение», смог наконец остановиться.
Мрак…. Тишина…. Пустота….
Очередная струйка, живительной силой разлилась по осколкам души, связывая их воедино. И снова падение. Теперь уже вниз….
Артем очнулся, открыл глаза и ощутил себя стоящим на берегу моря, которое раскинулось вокруг, насколько хватало взгляда. Дул прохладный, легкий ветерок, доносящий до слуха приятный плеск морской волны. Вода, плещущаяся под ногами, была голуба и прозрачна. В ней без труда можно было рассмотреть небольших морских обитателей, моллюсков, мелких рыбок снующих у дна. Правда, иногда они, накрываемые пеной, скрывались под гребнями накатившей волны.
Артем прошелся по побережью, пытаясь понять, где он оказался, но вскоре бросил это занятие и уселся на большой валун. Позади него возвышались скалистые утесы, пугающие своей неприступностью. Над водой пролетела чайка, заставляя стайку мелкой рыбешки броситься в рассыпную. Вокруг не было видно ни одной живой души. Вглядываясь в гладь воды, уходящей за горизонт, внимание Быкова привлекла красная пленка, которая словно туман, приближалась к берегу и закрывала собой водную поверхность. Артем вернулся к скалам и взобрался как можно выше, пытаясь рассмотреть, что происходит. Однако то, что он увидел, повергло его в шок.
Вблизи берега вода была кристально чиста, но вот дальше… Буквально через какие то сто метров от побережья, гладь воды была покрыта кисейной пленкой, ярко красного цвета. Это было очень похоже на розлив нефти, только вода была покрыта не масляной пленкой черного цвета, а была окрашена во всевозможные цвета, в основном красных оттенков. Алые, бурые, багряные, янтарные, а иногда и зеленые пятна, причудливые ленты и полосы медленно надвигались к берегу, поглощая поверхность воды небольшого залива.
Артем подумал, - «может, это просто вода зацвела, … но, почему именно красным цветом?»
Невольно в памяти всплыли слова из Библии: - «И вся вода в реке превратилась в кровь, и рыба в реке вымерла». Действительно, увиденная им картина, вполне соответствовала этим строкам.
Красные пятна продолжали свое наступление, заполняя весь залив «кровавым цветом», подобно морскому приливу, неумолимо затопляющему берега.
Артем слез со скал и прошелся по побережью. Стало значительно труднее дышать. Складывалось впечатление, что воздух стал намного тяжелее. Вдобавок ко всему солнце, медленно заходящее за горизонт, добавило багряных красок и небосводу.
По мере захода светила, вода уже полностью окрашенная «кровавым приливом» стала едва заметно светиться. И чем темнее становилось вокруг, тем это свечение становилось ярче.
- Земля, обагряясь кровью, плачет и умирает, - присев на песок, подумал Артем. Воздуха катастрофически не хватало. Голова стала кружиться. Где-то на грани сознания послышались голоса:
- Помоги, по..мо..ги,… по…мо…
Красная пелена опустилась на глаза, и все вокруг померкло.

* * *

- Артем, ты живой? - донеслось до него на грани сознания. – Ты меня слышишь? Очнись. – Из пелены тумана, плывшего перед глазами, сформировалось лицо Сергея Платова. – Ну, наконец, вроде бы приходишь в себя. Я уже думал – все.
Артем огляделся по сторонам потерянным взглядом и внезапно вспомнил все, что произошло.
- Я спал или все это: гроза, шаровая молния, взрыв … было на самом деле? – медленно выдавливая из себя каждое слово, спросил Быков.
- А ты посмотри на себя и сам все поймешь – пошутил Сергей, слегка воспрянувший духом после того, как Артем очнулся.
Быков оперся на локоть и слегка поднялся. В небе ярко светило солнце, где-то далеко пролетал бородач, местный ястреб, широко расправив крылья. Костер, который они разводили до грозы, тихонько потрескивал, играя языками пламени. Казалось, ничего не напоминало о том, что произошло недавно. Тут взгляд Артема опустился ниже и он осознал, что лежит на каменистой площадке, абсолютно голый.
- Ты зачем меня раздел? – спросил он Сергея, инстинктивно озираясь по сторонам в поисках одежды.
- Это не я тебя раздел, а шаровая молния, – усмехнувшись, ответил Платов. – Тебя как шарахнуло, что я со страха чуть со скалы не выбросился. Твоя одежда вспыхнула и сгорела за пару секунд, а кожа осталась абсолютно нетронута огнем. Просто феноменально. Так что скажи спасибо, что легко отделался. Насколько я знаю, после таких встреч мало кому удавалось выжить. Отделался лишь небольшим ожогом, – сказал Сергей, указав рукой на место на груди Артема, куда угодила молния.
Быков, опустив глаза, обнаружил в районе солнечного сплетения странный ожог в форме круга, с несколькими пятнами внутри. Правда, ожогом его назвать можно было лишь относительно. Никаких волдырей или обожженной кожи не было и в помине. Словно специально кто-то взял и нарисовал этот причудливый круг на груди. Артем попробовал оттереть его, но после нескольких неудачных попыток прекратил это занятие.
- Болит? – сочувственно спросил Сергей.
- Ты бы не сказал, я бы и не заметил, - потрогав «отпечаток» шаровой молнии ответил Артем.
- Нашу землю напоминает, - улыбнувшись, сказал Сергей. – Вот посмотри, на шаре пятна похожи на материки. Вот Африка и Австралия. Да посмотри же.
- Отстань, - отмахнулся Артем, лучше найди мне что одеть.
- Могу предложить только куртку, - подумав, ответил Платов. – Так на всякий случай брал с собой, а вот со штанами проблема…. Хотя подожди, - Сергей порылся в своем рюкзаке и достал из него короткие шорты, после чего расплылся в улыбке и протянул их Быкову. – Держи. Думал позагорать удастся.
Нарядившись в то, что нашлось под рукой, Артем сказал, - Теперь надо быстрее спускаться и двигаться домой. Хватит с меня на сегодня приключений.
- А ты как себя чувствуешь? Сможешь, спуск осилить? – поинтересовался Платов.
- А ты что, меня доктору хочешь сначала показать? – отшутился в ответ Артем.
- Ну, хоть узнать у кого-нибудь ... про симптомы, … вдруг голова будет кружиться или еще что….
- Да у кого мы сможем спросить, мы же высоко в горах. Да боюсь, что обычные доктора мне сейчас не помогут.
- Подожди, - сказал Сергей и снова начал рыться в кожаной сумке Pola. Перерыв в ней все до самого дна, он с гордостью вытащил оттуда телефон. – Спутниковый. Везде связь должен ловить. Начальник заставил взять, «на всякий пожарный».
- И кому предлагаешь позвонить.
- Да хоть кому, – ответил Сергей. - Что я его зря с собой все время таскал. Как никак с пол килограмма весит. Хотя бы сообщим, что с нами все в порядке и начнем спуск, – и подумав еще немного, добавил, - А вообще я очень сомневаюсь, что найдется человек, который сможет тебе рассказать про «симптомы» после «заражения» шаровой молнией.
- Совсем забыл, - сказал Артем, - у отца, ведь одноклассник и очень хороший друг Баймлер Николай Платонович, работает в Ленинградском Научно-исследовательском институте. Точно. И, по-моему, он как раз руководит сектором по изучению необычных явлений природы. Вот у него можно было бы поинтересоваться. Помню раньше, когда я жил с родителями, он часто приходил в гости и постоянно занимал нас рассказами про цунами, ураганы и прочие феномены.… Вот он точно знает толк в шаровых молниях.
- И как мы найдем его номер.
- Не поверишь, но он у меня в память телефона забит, на случай если отца найти надо будет. Он у него часто пропадает, - ища сотовый в рюкзаке, ответил Быков. – Вот нашел…. Ну что, будем звонить?
- А он тебя, как подопытного кролика, не положит на операционный стол? – пошутил Сергей.
- Ну не знаю. Вообще-то он может. Для него работа важнее всего в жизни. Он все еще к шестидесяти годам не женился. Постоянно задерживается на работе.
Ну, давай попробуем, - сказал Артем и набрал номер. В телефоне зазвучали гудки вызова.
- Слушаю, - спустя несколько секунд послышался мужской голос.
- Николай Платонович? - спросил Артем.
- Да. А с кем я разговариваю?
- Это Артем Быков, сын Сергея Васильевича.
- А, узнал, узнал. Как отец поживает, что-то уже пару недель как у меня не появляется?
- С отцом все в порядке. У меня мало времени…. Понимаете, … тут такая ситуация, - не зная с чего начать рассказ, запнулся Быков. – Если вкратце, то я сейчас в горах и … по-моему, меня ударила шаровая молния. Вот я и решил узнать, как быть в данной ситуации…
- Что говоришь? Шаровая молния?
- Ну да. - Артем коротко описал произошедшие с ними события.
- Склонен тебе поверить, - ответил профессор, после недолгого размышления. - Все что ты рассказал, очень похоже на правду… И хотя теорий о происхождении шаровых молний великое множество, согласно общей точки зрения, причиной ее появления может быть плазменный заряд при интерференции электромагнитных волн, возникающих при грозовых разрядах, – начал свою лекцию Николай Платонович. – Молния целиком состоит из частичек воды, сдерживаемых в виде водяной пленки, своеобразного мыльного пузыря, удерживаемого поверхностным натяжением воды. Снаружи температура шаровой молнии может быть и не очень большой, даже при том, что внутри температура плазмы иногда составляет до тридцати тысяч градусов. А это ведь в несколько раз больше чем температура Солнца. Это пока не объяснимо, но факт. – Профессор выдохнул, закончив предложение, и снова продолжил. – Гораздо интереснее так называемые черные молнии, с которой вы и встретились, судя по описанию. Есть много очевидцев, которые, как и ты, указывали на то, что видели, как шаровая молния постепенно темнела, теряя свою энергию и переставала излучать свет. В таком случае это хоть как-то объясняет причину того, почему ты остался цел. Но в любом случае это происшествие необходимо изучить более подробно. Как приедешь домой, первым делом ко мне в лабораторию.
- Ну вот, встрял, кролик, - тихо шепнул Сергей, внимательно слушавший весь разговор.
- Еще было бы неплохо измерить электромагнитный фон и взять пробы грунта в том месте, куда пришелся разряд….
Научно-фантастическую лекцию профессора перебил Сергей, который внезапно изменился в лице и указывая рукой за спину Артему, закричал, - Смотри. Смотри скорей.
Артем, повернулся и посмотрел, в сторону, куда показал Сергей. Смысл слов профессора, увлеченного своим рассказом, постепенно перестал доходить до Быкова. Он замер, пораженный тем, что увидел.
- Ты меня слушаешь? Артем. Почему ты молчишь? – Быков только сейчас понял, что профессор так и не замолкал ни на секунду.
- Да, да. Я вас слушаю….. Просто здесь такое…. - Артем с трудом собрался с мыслями.
- Что там еще у вас?
- Понимаете. На облаке, которое окутало соседнюю гору, …. Как бы сказать … В общем на нем моя тень огромных размеров.
- Так понятно. И что дальше, - нисколько не удивился заявлению профессор.
- Да все бы ничего, но в том месте, где у тени располагается голова, хорошо виден цветной ореол похожий на радугу. Только он идет не дугой, а по кругу. Да и сама тень, как живая, колеблется, в точности повторяя все мои движения.
- Ну да, все понятно. Брокенский призрак.
- Какой призрак? - удивленно спросил Артем.
- Есть поблизости от вас источник света, … костер, например?
- Да, а откуда вы знаете?
-Тогда все ясно. Брокенский призрак - широко известный оптический феномен, часто сопровождается глорией. Обязан своим названием горе Брокен, что в Германии, благодаря туману, который бывает там 306 дней в году, – невозмутимо продолжал профессор. – Если вы читали «Фауста» Гёте, то должны помнить, что именно на Брокене собираются на шабаш ведьмы:

На Брокен ведьмы тянут в ряд.
Овес взошел, ячмень не сжат.
Там Уриан, князь мракобесья,
Красуется у поднебесья….

Взгляни на край бугра.
Мефисто, видишь, там у края
Тень одинокая такая?
Она по воздуху скользит,
Земли ногой не задевая.

Артем, не переставая любоваться необычным явлением природы, стоял и заворожено слушал, как Николай Платонович цитировал Гёте.
- А что касается глории, - она, являясь оптическим явлением, представляет собой разноцветные кольца вокруг тени наблюдателя, отбрасываемой на облако, - не замолкая ни на миг, продолжал профессор. – И это хоть и редкое явление, но вполне естественное, тем более после дождя, когда воздух насыщен водяными парами. Глория похожа на радугу, и образуется за счёт дифракции света, отражённого каплями воды.
Слушать Николая Платоновича было очень интересно. Прямо как в детстве, только сейчас, все то о чем рассказывал ученый, происходило с ним наяву.
- Для образования глории необходим яркий, точечный источник света, - монотонно продолжал профессор. - В вашем случае им послужил костер. Второе условие - наблюдателю нужно расположиться на возвышенности, чтобы увидеть свою тень на слое тумана или как в вашем случае - на облаке. Также это явление в азиатских странах иногда называют «Светом Будды».
- Тоже мне избранный, - пошутил Сергей Платов и слегка толкнул в плечо замечтавшегося Артема. – Давай закругляйся, а то все деньги выговоришь.
- Спасибо. Я перезвоню, как буду дома, - остановил профессора Быков и выключил телефон.
Путешественники собрали вещи и начали спуск. Всю обратную дорогу Артем молчал. Он никак не мог выбросить из головы происшедших с ним событий и в особенности странный «сон» о «кровавых приливах». В памяти до сих пор тревожным маячком звучало, донося до сознания: «Помоги, помоги»…