Верещагин. Часть 3.

Ср, 12/24/2014 - 20:29

В Лондоне давно и очень ревниво следили за проникновением России в Среднюю Азию и на Дальний Восток. Еще во время первой поездки Верещагина в Индию (1874–1875) английские спецслужбы всячески противодействовали его желанию посетить Непал и Тибет, рассматривая повышенный интерес иностранца к пограничным районам как рекогносцировку сухопутных путей проникновения России в Индию через горные перевалы. Верещагину пришлось даже обращаться к послу в Великобритании графу Петру Андреевичу Шувалову (до июня 1874 года начальник III третьего отделения Е.И.В. Канцелярии — С.А.) с просьбой выслать в Бомбей соответствующие рекомендательные письма. А Владимира Васильевича Стасова — взять на себя труд организовать в российской печати кампанию против индийских средств массовой информации, обвинявших его в шпионаже. «Намеки на возможную цель моей поездки были высказываемы и прежде, — пишет он В.В. Стасову 12/24 апреля 1875 года из Агры, — и я боюсь думать, что когда я предприму тщательный обзор и объезд гималайской границы с ее в высшей степени интересными странами и племенами, подозрения эти обратятся в положительную уверенность. Меня бесит одна мысль о том, что всюду полицейские агенты будут сдавать меня с рук на руки. …В Одепуре английский резидент не дал мне ничего, кроме вежливых отказов».

После окончания японо-китайской войны (1894-1895) Петербург в 1898 году принудил Китай передать России в аренду сроком на 25 лет Квантунский полуостров с городом Порт-Артур и подписать контракт на строительство Китайской Восточной железной дороги (КВЖД). На Даунинг-стрит, в ответ на этот шаг, приступили к разработке плана нейтрализации продвижения «Русского медведя» в свои суверенные территории. Но разразившаяся в Поднебесной «боксерская война» (октябрь 1898) под лозунгом борьбы против иностранного засилья вынудила Великобританию заключить союз с Россией (апрель 1899). Правда, союз оказался, как и все предыдущие, недолговечным. Еще в начале XIX века участник англо-русской войны 1807-1812 годов морской офицер Захар Панафидин точно подметил: «Англичане очень странно поступали со всеми своими союзниками: везде видна цель собственной выгоды». И в этот раз, несмотря на заверения оказать активное участие в подавлении мятежа, англичане предпочли сделать это руками союзников.

В это же время бурно развивающиеся Соединенные Штаты Америки активно вытесняли слабеющую Испанию из бассейнов Карибского и Южно-Китайского морей. После загадочного взрыва американского броненосца «Мэн» (об этом читайте в НиТ 6, 2011 г.)15 февраля 1898 года в Гаванском порту американцы начали полномасштабные действия. Конгресс принял резолюцию с требованием к Испании незамедлительно освободить Кубу, передав ее на попечительство США, Министерство иностранных дел разорвало дипломатические отношения с Мадридом, американские средства массовой информации развернули шумную кампанию против «испанских жестокостей на Кубе». В стране начался призыв в армию волонтеров и боевое развертывание флота. С 21 апреля корабли ВМС США приступили к захвату всех испанских судов, идущих на Кубу, а тремя днями позже Испания объявила войну США. Война закончилась подписанием 10 октября 1898 года Парижского договора, согласно которому Испания отказывалась от всех своих притязаний на Кубу, острова Антильского архипелага, острова Гуам в Микронезии и за 20 миллионов долларов уступала американцам Филиппины. Куба объявлялась независимым государством. Правда, эта независимость осталась на бумаге. Вскоре американцы полностью оккупировали «остров Свободы», превратив его в свой протекторат с главной военно-морской базой в Гуантанамо. А вот Филиппины оказались крепким орешком, и, чтобы окончательно утвердиться там, завоевателям пришлось в течение почти четырех лет (февраль 1899 — апрель 1902) изрядно потрудиться, используя все методы: от обмана, предательства и угроз до жесточайших военных карательных операций с самыми изуверскими способами усмирения непокорных аборигенов.

Даже беглый обзор международной обстановки показывает, что опасения за свою судьбу у Василия Васильевича были совсем не преувеличены. О предвоенной ситуации в этом регионе, готовой в любой момент разразиться огненным ураганом, он наверняка знал. Но остается загадкой — кто и зачем послал пятидесятивосьмилетнего художника во взрывоопасную мировую Тмутаракань и какая роль ему при этом отводилась? Ведь нельзя же принимать всерьез расхожее объяснение о «синдроме войны», каждый раз побуждавшем Верещагина отправляться в самую гущу кровавой драки, едва она вспыхивала не важно где.

В недавно изданной в серии ЖЗЛ книге «Верещагин» ее автор Аркадий Кудря выдвигает версию, что художник отправился на Филиппины для написания нескольких картин из американо-филиппинской войны с намерением показать их патриотично настроенным американцам вместе со своими полотнами «1812 год» — и тем самым усилить значимость наполеоновской серии. Эта версия, как и всякая не противоречащая здравому смыслу, имеет право быть. Но если таковую задумку художник и держал в голове, то жизненного воплощения она не достигла. Что подтверждает и автор книги: «По-видимому, картины эти были начисто лишены обличительного пафоса прежних военных полотен Верещагина» и, добавим от себя, по своему содержанию не способствовали пониманию глубинного смысла наполеоновских полотен. Ясно одно: мы никогда не узнаем всей правды об этой странной поездке, но попытаться приподнять завесу тайны должны, с тем, чтобы лучше понять внутренний мир художника.

Другие материалы рубрики


  • ...Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают центра-лизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, прояв-лялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Когда Мэри Тюдор выходила замуж за своего возлюбленного, думала ли она о том, что королевская кровь, которая течет в ее жилах, принесет несчастье едва ли не всем ее потомкам? Вряд ли. Она любила, она была любима. Ей было не до раздумий — Мэри, наконец, получила от судьбы драгоценный подарок — возможность стать супругой того, к кому столько лет стремилось ее сердце. А даже если бы и задумалась, что с того? Ведь ее супруг был близким другом короля, а сама она — любимой его сестрой. Разве это не залог счастливого будущего детей, которые у них появятся? Но судьба распорядилась иначе.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Военные заслуги Цезаря в 50-е годы до н.э. позитивно повлияли на его репутацию в Риме. Его политический противник Цицерон в одной из официальных речей признает: «Могу ли я быть врагом тому, чьи письма, молва о нем и курьеры всякий день радуют слух мой не слыханными доселе названиями племен, народностей и местностей?» («О консульских провинциях», 22). «Некогда ... природа укрепила Италию Альпами; ведь если бы доступ в нее был открыт полчищам диких галлов, этому городу [Риму] никогда не довелось бы стать оплотом и местопребыванием верховной власти. Теперь же Альпы могут опуститься! Ведь по ту сторону высоких гор, вплоть до Океана, уже нет ничего такого, чего Италии следовало бы бояться» (там же, 34). С галльскими походами Цезаря были связаны еще некоторые мини-открытия. По словам его биографа Светония (56, 6), Цезарь, составляя отчеты сенату, первым стал придавать им вид книги со страницами, тогда как ранее консулы и военачальники писали их на листах сверху донизу. Римский архитектор Витрувий в своем известном трактате «Об архитектуре» (П, 9,14-16) сообщает, что во время боевых действий в Альпах Цезарь открыл для римлян лиственницу, из которой галлы строили свои крепости. Во время второго похода в Германию (54 г.) Цезарем были открыты такие диковинные для римлян виды животных, как большерогий олень («бык с видом оленя»), лоси и зубры.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В 1911 г. Ллойд Джордж смог вплотную заняться разработкой билля о социальном страховании, включающего систему выплаты пособий по безработице, инвалидности и болезни. Однако ситуация в стране была далека от классовой идиллии. Пожалуй, она была даже более тревожной, чем в памятные 1905-1907 годы. В 1912 г. в Англии было в три раза больше бастующих, чем в 1910, а число потерянных за счет стачек рабочих дней превысило общее число за предыдущие шесть лет. Чтобы подавить выступления рабочих, все чаще использовалась армия. В некоторых случаях отдавались приказы стрелять в толпу. Счет раненых среди протестующих шел на сотни, случались убитые. Как и «полицейский социализм» в России, английские социальные реформы 1908-1911 гг. вводились «не вместо террора, а вместе с террором» — с той, однако, разницей, что в Англии представление о том, кто должен стать объектом террора, было гораздо более четким. Речь тогда шла не об установлении прочного классового мира, а лишь о попытке хотя бы отчасти сбить разгоравшееся пламя социальной борьбы. Радикальная пресса в общем-то правильно отмечала, что целью реформ было отколоть от рабочего движения тех, кто склонен к компромиссу, чтобы затем беспощадно раздавить непримиримых «разрушителей». Другое дело, что лидеры либеральной партии никогда и не отрицали, что желают воспрепятствовать полному разрушению существующего общества, поэтому они идут на уступки ради того, чтобы не потерять все. В отличие от коммунистов, они не видели в этом ничего предосудительного.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • 7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4