Верещагин. Часть 3.

Ср, 12/24/2014 - 20:29

В Лондоне давно и очень ревниво следили за проникновением России в Среднюю Азию и на Дальний Восток. Еще во время первой поездки Верещагина в Индию (1874–1875) английские спецслужбы всячески противодействовали его желанию посетить Непал и Тибет, рассматривая повышенный интерес иностранца к пограничным районам как рекогносцировку сухопутных путей проникновения России в Индию через горные перевалы. Верещагину пришлось даже обращаться к послу в Великобритании графу Петру Андреевичу Шувалову (до июня 1874 года начальник III третьего отделения Е.И.В. Канцелярии — С.А.) с просьбой выслать в Бомбей соответствующие рекомендательные письма. А Владимира Васильевича Стасова — взять на себя труд организовать в российской печати кампанию против индийских средств массовой информации, обвинявших его в шпионаже. «Намеки на возможную цель моей поездки были высказываемы и прежде, — пишет он В.В. Стасову 12/24 апреля 1875 года из Агры, — и я боюсь думать, что когда я предприму тщательный обзор и объезд гималайской границы с ее в высшей степени интересными странами и племенами, подозрения эти обратятся в положительную уверенность. Меня бесит одна мысль о том, что всюду полицейские агенты будут сдавать меня с рук на руки. …В Одепуре английский резидент не дал мне ничего, кроме вежливых отказов».

После окончания японо-китайской войны (1894-1895) Петербург в 1898 году принудил Китай передать России в аренду сроком на 25 лет Квантунский полуостров с городом Порт-Артур и подписать контракт на строительство Китайской Восточной железной дороги (КВЖД). На Даунинг-стрит, в ответ на этот шаг, приступили к разработке плана нейтрализации продвижения «Русского медведя» в свои суверенные территории. Но разразившаяся в Поднебесной «боксерская война» (октябрь 1898) под лозунгом борьбы против иностранного засилья вынудила Великобританию заключить союз с Россией (апрель 1899). Правда, союз оказался, как и все предыдущие, недолговечным. Еще в начале XIX века участник англо-русской войны 1807-1812 годов морской офицер Захар Панафидин точно подметил: «Англичане очень странно поступали со всеми своими союзниками: везде видна цель собственной выгоды». И в этот раз, несмотря на заверения оказать активное участие в подавлении мятежа, англичане предпочли сделать это руками союзников.

В это же время бурно развивающиеся Соединенные Штаты Америки активно вытесняли слабеющую Испанию из бассейнов Карибского и Южно-Китайского морей. После загадочного взрыва американского броненосца «Мэн» (об этом читайте в НиТ 6, 2011 г.)15 февраля 1898 года в Гаванском порту американцы начали полномасштабные действия. Конгресс принял резолюцию с требованием к Испании незамедлительно освободить Кубу, передав ее на попечительство США, Министерство иностранных дел разорвало дипломатические отношения с Мадридом, американские средства массовой информации развернули шумную кампанию против «испанских жестокостей на Кубе». В стране начался призыв в армию волонтеров и боевое развертывание флота. С 21 апреля корабли ВМС США приступили к захвату всех испанских судов, идущих на Кубу, а тремя днями позже Испания объявила войну США. Война закончилась подписанием 10 октября 1898 года Парижского договора, согласно которому Испания отказывалась от всех своих притязаний на Кубу, острова Антильского архипелага, острова Гуам в Микронезии и за 20 миллионов долларов уступала американцам Филиппины. Куба объявлялась независимым государством. Правда, эта независимость осталась на бумаге. Вскоре американцы полностью оккупировали «остров Свободы», превратив его в свой протекторат с главной военно-морской базой в Гуантанамо. А вот Филиппины оказались крепким орешком, и, чтобы окончательно утвердиться там, завоевателям пришлось в течение почти четырех лет (февраль 1899 — апрель 1902) изрядно потрудиться, используя все методы: от обмана, предательства и угроз до жесточайших военных карательных операций с самыми изуверскими способами усмирения непокорных аборигенов.

Даже беглый обзор международной обстановки показывает, что опасения за свою судьбу у Василия Васильевича были совсем не преувеличены. О предвоенной ситуации в этом регионе, готовой в любой момент разразиться огненным ураганом, он наверняка знал. Но остается загадкой — кто и зачем послал пятидесятивосьмилетнего художника во взрывоопасную мировую Тмутаракань и какая роль ему при этом отводилась? Ведь нельзя же принимать всерьез расхожее объяснение о «синдроме войны», каждый раз побуждавшем Верещагина отправляться в самую гущу кровавой драки, едва она вспыхивала не важно где.

В недавно изданной в серии ЖЗЛ книге «Верещагин» ее автор Аркадий Кудря выдвигает версию, что художник отправился на Филиппины для написания нескольких картин из американо-филиппинской войны с намерением показать их патриотично настроенным американцам вместе со своими полотнами «1812 год» — и тем самым усилить значимость наполеоновской серии. Эта версия, как и всякая не противоречащая здравому смыслу, имеет право быть. Но если таковую задумку художник и держал в голове, то жизненного воплощения она не достигла. Что подтверждает и автор книги: «По-видимому, картины эти были начисто лишены обличительного пафоса прежних военных полотен Верещагина» и, добавим от себя, по своему содержанию не способствовали пониманию глубинного смысла наполеоновских полотен. Ясно одно: мы никогда не узнаем всей правды об этой странной поездке, но попытаться приподнять завесу тайны должны, с тем, чтобы лучше понять внутренний мир художника.

Другие материалы рубрики


  • ...Про принадлежность М. Грушевского к масонским «ветеранам» свидетельствует и тот факт, что именно он, вместе с Ф. Штейнгелем, представлял киевские ложи на всероссийском масонском конвенте летом 1912 г. в Москве. Наличие в России 14...15 масонских лож давало основание для создания собственной организации, наряду с другими Великими Собраниями. Участник этого тайного собрания А. Гальперн позже свидетельствовал, что между российскими и украинскими ложами разгорелась острая дискуссия по поводу названия организации. Преимущественное большинство Конвента отстаивало название «Великое Собрание России», Грушевский же требовал, чтобы слово "Россия" ни в каком случае в названии не фигурировало. В конце концов было одобрено компромиссное название «Великое Собрание народов России». Следует отметить, что Ф. Штейнгель в этой дискуссии поддерживал российскую сторону. Поэтому не случайно он был избран в верховный совет российской масонской организации.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия», об этом ему сообщил лично посол Швеции Ульман. Поехать на торжественную церемонию вручения Ландау, естественно, не смог. После аварии Ландау все время находился в угнетенном состоянии, ходил с трудом и жаловался на боли. При попытке заговорить с ним на научные темы он неизменно отвечал: «Я сейчас плохо себя чувствую. Завтра это пройдет и мы поговорим». В марте 1968 г. у Ландау, по-видимому, как отдаленное следствие повреждений при аварии, развился паралич кишечника. Операция не помогла, работа кишечника не восстановилась. Первого апреля 1968 г. Ландау умер от послеоперационного тромба...



  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Военные заслуги Цезаря в 50-е годы до н.э. позитивно повлияли на его репутацию в Риме. Его политический противник Цицерон в одной из официальных речей признает: «Могу ли я быть врагом тому, чьи письма, молва о нем и курьеры всякий день радуют слух мой не слыханными доселе названиями племен, народностей и местностей?» («О консульских провинциях», 22). «Некогда ... природа укрепила Италию Альпами; ведь если бы доступ в нее был открыт полчищам диких галлов, этому городу [Риму] никогда не довелось бы стать оплотом и местопребыванием верховной власти. Теперь же Альпы могут опуститься! Ведь по ту сторону высоких гор, вплоть до Океана, уже нет ничего такого, чего Италии следовало бы бояться» (там же, 34). С галльскими походами Цезаря были связаны еще некоторые мини-открытия. По словам его биографа Светония (56, 6), Цезарь, составляя отчеты сенату, первым стал придавать им вид книги со страницами, тогда как ранее консулы и военачальники писали их на листах сверху донизу. Римский архитектор Витрувий в своем известном трактате «Об архитектуре» (П, 9,14-16) сообщает, что во время боевых действий в Альпах Цезарь открыл для римлян лиственницу, из которой галлы строили свои крепости. Во время второго похода в Германию (54 г.) Цезарем были открыты такие диковинные для римлян виды животных, как большерогий олень («бык с видом оленя»), лоси и зубры.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • Величайший триумф небесной механики, каковым стало открытие Нептуна, неразрывно связан с именем Леверье.
    Однако историки науки часто умалчивают о том, что научная деятельность Урбена Леверье не всегда была столь безупречно успешной.
    История с открытием Нептуна, являясь самым ярким событием в жизни ученого, имеет и свое не столь триумфальное продолжение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3