Война против катаров

Втр, 07/30/2013 - 15:51

Была та вера обретаема всякой страной…

Еретики-катары давно стали «бельмом в глазу» римских пап. Все больше людей увлекала их вера. Сторонники ее встречались уже в Северной Франции и Фландрии, на берегах Рейна и Дуная, в Ломбардии, во Флоренции, Вероне, Венеции, даже в Риме. Больше же всего их было в Лангедоке.


Замок Каркассон (Carcassonne)

Св. Доменик и альбигойцы

Впервые учение, близкое катарам, было замечено в Европе в середине Х века. В далекой, окраинной стране Болгарии жил в то время поп Богомил. Лишь по хулам противников знаем мы его проповеди. Слова же его всколыхнули всю страну. Ведь Богомил рассказал людям то, что долго скрывали от них.

Спокон веку льются кровь и слезы, и никто не объясняет, почему так беспомощен Бог. Люди книжные и попы боятся говорить, что есть два Бога: один из них добрый, другой злой. Есть Господь и есть Люцифер, оба они равны по силам. Бог сотворил душу, Люцифер  — тело. Душа ищет небо, тело  — грязь. Душа молится, тело мотовствует. Душа  — голубь, тело  — свинья.

Богомил звал людей покаяться и отринуть все, что связано с телом. Когда-то Ш. Бодлер описывал свое видение: «Мне повстречалась толпа бредущих куда-то вдаль согбенных странников. И на спине каждый тащил огромную химеру» (перевод А. Ревича). Если поверить Богомилу, каждый из нас  — путешественник, который тащит свое тело, слепленное Сатаной. Поэтому, пока мы живем, мы должны всячески измываться над своим телом, ибо оно нечистое и каждой частью своей напоминает Сатану.

Сторонники этого попа, они так и звались  — богомилы, носили одежду черных цветов, точно монахи. Пища их была самой скромной, от мяса и вина они отказались. Брак был по возможности запрещен. Их жизнь можно было бы назвать медленным самоубийством.

И, тем не менее, учение богомилов было понятно и потому популярно. Многие крестьяне увлеклись им. Возможно, богомилы так и остались бы местной сектой, чем-то вроде наших скопцов, но в 1018 году Болгарское царство было завоевано Византией. Теперь богомильство распространилось уже в греческих областях империи и в Константинополе. В ХII веке оно уже  — в соседних странах: в Македонии, Боснии, Сербии, Далмации, и проникает далеко на запад  — в Италию, Францию, Германию. Появились их первые церкви, пока разрозненные.
В 1167 году из Греции в Ломбардию пришел паломник по имени Никита, принеся и сюда богомильство. А в Милане, в Орлеане, во Фландрии еще раньше, как эпидемии, вспыхивали увлечения богомильством. Теперь же словно прорвалась плотина.

Никита, вовсю раздувавший свет новой веры, увлекал все новых сторонников. И вскоре в Сен-Феликс-де-Карамане, неподалеку от Тулузы, состоялся собор последователей богомилов  — катаров.

Это сильно уязвило католическую церковь. В ее теле стал растекаться яд, от которого одна за другой отмирали целые общины. Укол схизматика был нанесен прямо в центр христианского учения, в идею о всемогущем Господе. После ожесточенных философских диспутов  — настоящих войн за веру, протекавших в ранние века христианства,  — победила именно эта идея. Ее яростно отстаивал один из отцов церкви  — блаженный Августин. И тогда дуалисты были посрамлены, так как оскорбляли весь христианский мир, говоря, что Дьявол так же силен, как и Бог.

Нет, в основе мира лежало доброе начало. Мир не был изначально расколот на добро и зло. Катары же, последователи богомилов, взяли другой, расколотый надвое камень и возвели на нем свою церковь. И назвали ее тоже христианской. Но двум разным церквям нельзя было ужиться на одном пространстве веры. Они сошлись, и встреча была «испепеляющей».

Каждый из них не был похож на каждого из других…

Уже не сотни, а сотни тысяч людей уверовали в учение людей, называемых Bougres (от слова «болгары»), Piphles, Patareni, Gazari, Cathari. Особенно много их было в Лангедоке. На улицах местных городов часто можно было увидеть людей, облаченных в широкие одежды и сильно отличающихся от остальных. Это  — «perfecti», «совершенные». Их считают святыми. Перед ними спешат склониться «credentes»  — «верующие», прося их благословения.

Католики удивленно взирают на эти сцены. Своим попам так не кланяются! И понятно, почему. Кто ж не знает, как живут священники? Катаются, как сыр в масле, одной рукой служат Богу, другой  — мамоне.

Их слова давно разошлись с делами. Между клиром и паствой давно пролегла трещина, ставшая пропастью. Ее-то катары и замостили своими делами. Они действительно вели спокойную, аскетичную жизнь, стараясь не допускать излишеств. И слова их с делами не расходились, как и у первых христиан.
«Сие золото мира есть гноение души»  — гласил известный девиз катарской секты. Для ее членов мир был лишь тенью невидимого и эхом неслышимого. Подлинная жизнь велась по ту сторону здешнего мира, там, где были владения Бога света.

Вот почему катары с особой ревностью соблюдали свои заповеди. Их вела по жизни мысль сбросить наконец грешную оболочку и обрести царство Духа.
Подобно богомилам, катары проповедовали безбрачие, вегетарианский образ жизни и не терпели насилие, особенно войну. Мужчины и женщины были для них равноправны. Орудие казни Иисуса  — крест  — они не почитали, считая эту традицию «глупой».

Интересно, что проповедь катаров имела большой успех среди людей богатых и знатных. Оно стало модным. Многие хотели «быть немножко» катарами. Почти как в нынешнем вертепе роскоши  — Голливуде  — очень популярен в чем-то близкий катарам буддизм, а несколько десятилетий назад среди западных интеллектуалов считалось модным «быть немножко» социалистами.
Оставаясь в чистоте, катары подрывали привычный церковный порядок. Они грозили опрокинуть здание, построенное и занимаемое римскими папами, как некогда была опрокинута башня в Вавилоне, а то что «Рим  — это второй Вавилон», об этом критики папской курии говорили столетиями.

Другие материалы рубрики

  • Вначале XIII века, в то время когда европейские страны были заняты решением своих собственных проблем, молодой монгольский воин по имени Тэмуджин выступил в поход против татар, живших на землях, лежавших к востоку от той территории, которую занимали монгольские кланы. Достигнутый им успех позволил создать базу для дальнейшего расширения границ, и Тэмуджин смог приступить к созданию собственной великой империи.
    Она зародилась в степях Центральной Азии и стала самой большой империей в истории, протянувшейся от Центральной Европы на восток до Японского моря и на север - в Сибирь, на юго-восток и юг - к Индийскому полуострову, Индокитаю и Ирану, на запад - в Левант и Аравию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Египет — страна богатая, но мобилизовать для военной службы крестьян-феллахов или торговцев с базаров было более чем проблематично. Они платили налоги в казну султану и не хотели воевать. Поэтому правительство Египта покупало в рабство юношей и, обучив их военному искусству, использовало их для военной службы. Так как эти рабы принадлежали государству, их называли мамлюками (государственными рабами). При этом экономическое и социальное положение мамлюков было неизмеримо выше, чем свободных налогоплательщиков. Они были хорошо организованной, сплоченной и единственно реальной силой в стране. Мамлюки побеждали врагов ислама — крестоносцев, и именно они заставили Людовика IX сдаться на милость победителя.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В 1253 г. на извилистых берегах верховьев реки Онон состоялся курултай монгольского народа-войска. Было принято стратегическое решение завершить войну в Китае, для чего был назначен царевич Хубилай, и освободить от мусульман Иерусалим, что было поручено царевичу Хулагу. Странно и удивительно — но крестоносцы отнесутся к идее военного союза с монголами, как к предложению изгонять бесов с помощью сатаны. Палестинские рыцари решат, что привычное зло — меньшее зло, и помогут своим старым соседям-соперникам против новых неведомых народов, хотя и христиан. О чем со временем сильно пожалеют...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В марте 1357 г. пленный французский король Иоанн Добрый подписал в Лондоне мирный договор, в котором были признаны все захваты Черного Принца. Но правивший страной в отсутствие отца дофин Карл и Генеральные штаты отказались признать этот документ. Несмотря на крайне тяжелое положение, лишенная короля и армии Франция не была настроена на капитуляцию. Но до национальной консолидации было еще далеко...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • История крестовых походов ассоциируется у большинства людей с борьбой европейских рыцарей за «Гроб Господень», то есть за Иерусалим. Но не менее захватывающие события происходили и после утраты крестоносцами последних крепостей в Палестине и на Леванте. В Северной Европе действовал рыцарский Орден Святой Марии Тевтонской, который боролся с последними языческими государствами Европы, а заодно и пытался захватить владения Польши и Новгородского княжества. Другим театром военных действий крестоносцев с иноверцами были Балканы. «Сарацинами» XIV века были турки-османы, которые стремительно расширяли свои владения в Европе и Азии.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Понятие «Столетняя война» было придумано историками в XIX в. Тогда же были определены и хронологические рамки 1337 — 1453 гг., когда затяжной конфликт между двумя могущественными королевствами Западной Европы принял особенно интенсивный характер. Между тем это название довольно условно. Войну вполне можно назвать по крайней мере Трехсотлетней. Корни конфликта восходят к временам норманнского завоевания Англии (1066 г.)., а постоянные столкновения между двумя королями за владения на континенте не прекращались со второй половины XII в. Условность термина выявляется особенно ярко, если учесть, что в период 1337-1453 гг. неоднократно заключались перемирия.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5