Война против катаров

Втр, 07/30/2013 - 15:51

Придет он, вновь вращая кормило мира…

Теряя паству, церковь теряла власть. В 1198 году очередным римским папой стал Иннокентий III(1198— 1216), великий воитель и самодержец церковный, принцепс среди христиан и папа среди монархов. По сути своей он был не только главным иерархом церковным, но и главным феодалом светским, постепенно подчинившим себе всю Европу. Он готов был сразиться с любым королем и императором и одержать над ним победу. Он женит французского короля и разводит короля испанского, он отлучает английского короля от церкви и отрывает Италию от Священной Римской империи. Наконец, он разоряет Византийскую империю, устремив туда крестовый поход рыцарей. Разве мог этот тиран клира и паствы позволить, чтобы совсем недалеко от Рима жили вольнодумцы?

Одной из первых мер, принятых Иннокентием, стало смещение церковных руководителей в Лангедоке. Однако это ни к чему не привело.

Иннокентий III все больше склоняется к тому, чтобы косой своей кары срезать росток, чуждый церкви: «Этих еретиков надо истребить!».

В борьбе с катарами папа решил опереться на династию Капетингов, правивших окрестностями Парижа и Орлеана, предложив бедному, но воинственному французскому королю Филиппу-Августу (1180—1222) истребить секту, а в награду получить графство Тулузское. По традиции владетель Парижа считался королем Франции, но еще в начале ХII века сей «король» напоминал обычного помещика, переезжавшего из одного поместья в другое, соседнее; всего же поместий было несколько. При случае король был готов ограбить купцов, как разбойник с большой дороги. Большая часть Франции  — в силу династических уз  — принадлежала английским монархам. Бургундия, Фландрия, Шампань, Бретань, Лангедок были почти самостоятельными державами. Конечно, Филипп-Август обрадовался в душе, узнав о папском подарке, но распорядиться им он бы не смог и потому отклонил предложение.
Прошло четыре года. Уже Византийская империя пала, сменившись Латинской империей, а катары все так же были тверды в своей вере. Иннокентий возмущался и волновался, не зная, кого из соседних монархов склонить к походу против катаров. Помог случай.

В январе 1208 года легат Петр Кастельно был убит пажом графа Раймона VI Тулузского (1194—1222). Незадолго до смерти он обратился к графу, прося выдать катаров, укрытых в его городе, но граф отказался. За что и поплатился. Его обвинили в убийстве легата. Река истории перелилась из одного русла в другое.

И был славный рыцарь убит французами, и никто тогда не спасся…

Папы «поставлены Господом над народами и царствами, чтобы вырывать, разрушать, созидать и насаждать»,  — писал Иннокентий III. Теперь было время разрушать. Он вновь пишет к французскому королю Филиппу-Августу и объявляет священный крестовый поход против врагов «Господа нашего Иисуса Христа». На этот раз король поддержал его, хотя и не стал во главе похода.

Весной 1209 года войско крестоносцев перешло Рону и двинулось в сторону Лангедока. Командовал им Симон де Монфор, мелкий дворянин, коему уже пришлось бывать в крестовом походе. Отправились, как писал Жан де Нострдам, «дабы вредить графу Тулузскому». Солдатам же были отпущены все грехи и обещаны добычи богатые и скорые.
Первым на пути французских «опричников» лежал крупный город Безье, где жили свыше двухсот катарских «перфектов». После недолгой осады последовал штурм. Еще перед началом его зашел разговор о том, как отличить католика от катара. Вот тогда и прозвучал знаменитый ответ, задавший тон всей войне. Ответ аббата Арнольда: «Бейте их всех, ибо Господь познает своих».

«В Провансе, в Кро и в Монпелье  — резня.
А рыцари  — как стая воронья, Бесстыднее разбойника-ублюдка».
Пейре Визаль, провансальский трубадур (пер. В. Дынник)

Разыгралась чудовищная бойня, после чего папский любимец Арнольд доносил своему покровителю: «И город Безье был взят, причем наши не оказали пощады ни сану, ни возрасту, ни полу, и пало от меча почти 20 тысяч человек. Велико было избиение врагов, разграблен и сожжен был весь город  — чудесное свидетельство о страшной Божьей каре». По сообщению Ж. Ле Гоффа, только в городской церкви было истреблено 7 тысяч укрывшихся там людей. Чем не нашествие монголов на мирный европейский город? Так начался беспощадный поход во имя креста и Христа. Все люди окрестных мест бежали в Тулузу.

Крестоносцы были близки к триумфу. Но вдруг король Арагона Педро II (1196—1213) выступил на стороне своего зятя, графа Раймона Тулузского. Была на то своя подоплека.
Король Педро давно мечтал о великом приморском королевстве, что протянется от Сарагосы до Ниццы и охватит Арагон, Каталонию, Лангедок и Прованс. Мечта вполне реальная.
Эти области имели много общего. Их жители легко могли объясниться друг с другом, близкой была и культура этих стран. Здесь зародилась куртуазная поэзия  — поэзия трубадуров. Ее корни восходили, кстати, к искусству соседней исламской Испании. Здесь любили свободу, мыслили вольно, были терпимы к вере, знали толк в выгоде. Здесь процветали ремесла и торговля. Сама земля приносила богатство, а море  — барыш. И вполне могла появиться страна Окситания, как мыслилось Педро.
Матримониальная политика Педро Арагонского тоже способствовала объединению. Сам он породнил свою семью с Лангедоком, а его брат Санчо стал графом Прованса. И вот теперь все планы грозила нарушить свора северян-французов, пришедшая в чужие им земли. Король решил прекратить разорение своей будущей вотчины и отправился разбить захватчиков.
Но… в сентябре 1213 года в решающей битве близ Мюре король Педро был разбит и пал в бою. «И из тысячи бывших с ним рыцарей ни один не спасся». Мечта об Окситании закатилась навсегда.

Другие материалы рубрики


  • Египет — страна богатая, но мобилизовать для военной службы крестьян-феллахов или торговцев с базаров было более чем проблематично. Они платили налоги в казну султану и не хотели воевать. Поэтому правительство Египта покупало в рабство юношей и, обучив их военному искусству, использовало их для военной службы. Так как эти рабы принадлежали государству, их называли мамлюками (государственными рабами). При этом экономическое и социальное положение мамлюков было неизмеримо выше, чем свободных налогоплательщиков. Они были хорошо организованной, сплоченной и единственно реальной силой в стране. Мамлюки побеждали врагов ислама — крестоносцев, и именно они заставили Людовика IX сдаться на милость победителя.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В марте 1357 г. пленный французский король Иоанн Добрый подписал в Лондоне мирный договор, в котором были признаны все захваты Черного Принца. Но правивший страной в отсутствие отца дофин Карл и Генеральные штаты отказались признать этот документ. Несмотря на крайне тяжелое положение, лишенная короля и армии Франция не была настроена на капитуляцию. Но до национальной консолидации было еще далеко...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • История крестовых походов ассоциируется у большинства людей с борьбой европейских рыцарей за «Гроб Господень», то есть за Иерусалим. Но не менее захватывающие события происходили и после утраты крестоносцами последних крепостей в Палестине и на Леванте. В Северной Европе действовал рыцарский Орден Святой Марии Тевтонской, который боролся с последними языческими государствами Европы, а заодно и пытался захватить владения Польши и Новгородского княжества. Другим театром военных действий крестоносцев с иноверцами были Балканы. «Сарацинами» XIV века были турки-османы, которые стремительно расширяли свои владения в Европе и Азии.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В 1253 г. на извилистых берегах верховьев реки Онон состоялся курултай монгольского народа-войска. Было принято стратегическое решение завершить войну в Китае, для чего был назначен царевич Хубилай, и освободить от мусульман Иерусалим, что было поручено царевичу Хулагу. Странно и удивительно — но крестоносцы отнесутся к идее военного союза с монголами, как к предложению изгонять бесов с помощью сатаны. Палестинские рыцари решат, что привычное зло — меньшее зло, и помогут своим старым соседям-соперникам против новых неведомых народов, хотя и христиан. О чем со временем сильно пожалеют...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Понятие «Столетняя война» было придумано историками в XIX в. Тогда же были определены и хронологические рамки 1337 — 1453 гг., когда затяжной конфликт между двумя могущественными королевствами Западной Европы принял особенно интенсивный характер. Между тем это название довольно условно. Войну вполне можно назвать по крайней мере Трехсотлетней. Корни конфликта восходят к временам норманнского завоевания Англии (1066 г.)., а постоянные столкновения между двумя королями за владения на континенте не прекращались со второй половины XII в. Условность термина выявляется особенно ярко, если учесть, что в период 1337-1453 гг. неоднократно заключались перемирия.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5

  • Вначале XIII века, в то время когда европейские страны были заняты решением своих собственных проблем, молодой монгольский воин по имени Тэмуджин выступил в поход против татар, живших на землях, лежавших к востоку от той территории, которую занимали монгольские кланы. Достигнутый им успех позволил создать базу для дальнейшего расширения границ, и Тэмуджин смог приступить к созданию собственной великой империи.
    Она зародилась в степях Центральной Азии и стала самой большой империей в истории, протянувшейся от Центральной Европы на восток до Японского моря и на север - в Сибирь, на юго-восток и юг - к Индийскому полуострову, Индокитаю и Ирану, на запад - в Левант и Аравию.

    • Страницы
    • 1
    • 2