Война Судного Дня и Пятая эскадра СССР. Часть 1

Чт, 05/21/2015 - 21:33





Война Судного дня. Фотохроника

На сирийском фронте 8-12 октября обе стороны производили перегруппировку и наращивание сил. 8 октября израильтяне подтянули 14-ю, 17-ю, 19-ю, 20-ю и 79-ю бронетанковые и 1-ю пехотные бригады, а затем перешли в контрнаступление, сильно потеснив сирийскую армию. Вместе с сирийцами против Израиля сражались 3-я бронетанковая иракская дивизия, 3-я бронетанковая иорданская дивизия, марокканская дивизия. Кроме войск из арабских государств на стороне Сирии сражалось 20-30 северокорейских пилотов и около 500 человек из кубинской бронетанковой бригады. Однако, несмотря на отчаянное сопротивление, сирийские войска и союзные части вынуждены были отступить, практически вернувшись на исходные позиции. 10 октября все израильские части на сирийском фронте перешли в наступление, имея перед собой задачу прорвать арабскую оборону в направлении Дамаска. В результате упорных боев инициатива перешла в руки израильтян. К концу дня им удалось продвинуться на 5-6 км, а к середине 12 октября — на 12-20 км. Три израильские дивизии смогли прорвать сирийскую оборону к северу от дороги Кунейтра-Дамаск. С 13 октября израильская армия продолжала наступление на Дамаск, которое было остановлено только 16 октября в связи с полным истощением сил обеих сторон. С 19 октября линия фронта проходила по Дамасской равнине. Столкновения продолжались до 24 октября, когда в соответствии с резолюцией СБ ООН боевые действия были прекращены.

Надо признать, что все участники войны несли ощутимые потери. За неделю боев, к примеру, было уничтожено около 300 арабских и чуть меньше 100 израильских самолетов и вертолетов. Израиль лишился более трети своих танков, около 2 тыс. единиц бронетехники недосчиталась арабская сторона. Некоторых видов боеприпасов оставалось лишь на несколько дней.

10 октября президент Р. Никсон затронул ближневосточную проблему на церемонии вручения национальной медали за технические достижения. После признания президентом заслуг ученых перед государством, Р. Никсон сказал следующее: «Если Соединенные Штаты перестанут быть сильными и их сила не будет подтверждена в настоящее время, то мы не будем способны претендовать на роль миротворца на Ближнем Востоке или же в любой части мира». Сила Соединенных Штатов была подтверждена — 11 октября американское оперативное соединение во главе с авианосцем CVA-62 «Independence» подошло на расстояние 500 миль от побережья Израиля. Данное выступление совпало с началом новой операции по снабжению Израиля вооружением. Как только Советский Союз 10 октября начал массированные поставки оружия арабским странам, администрация США решила использовать американские гражданские самолеты для перевозки военных грузов в Израиль.

13 октября в 15:30 тридцать транспортных самолетов C-130 с грузом направились в Израиль. Всего за операцию «Nickel Grass», продолжавшуюся 32 дня (с 13 октября по 12 ноября), в Израиль было доставлено 22305 тонн грузов. С американских военных аэродромов самолеты направлялись на военную базу Лахес на Азорских островах, там они осуществляли дозаправку или перегружали груз на другие самолеты, которые в свою очередь направлялись в международный аэропорт Лод около Тель-Авива. Снаряжение и оборудование в Израиль также доставлялись и со складов американских войск в Европе.

Вследствие этого переброска АУГ с авианосцем CV 67 «John F. Kennedy» в Средиземноморье была отсрочена, он был направлен в район к западу от Гибралтара, чтобы поддержать воздушный мост. В то же самое время руководство Пентагона направило в восточную часть Средиземного моря вертолетоносец LPH 2«Iwo Jima» с батальоном морских пехотинцев — около двух тысяч человек — для противодействия советской десантной группе, а советские субмарины, развернутые к Атлантике, направились в район Гибралтарского пролива ждать американское подкрепление.

15 октября Израиль начал полномасштабное наступление на Синае, остановив перед этим египетское наступление, нацеленное на уменьшение израильского давления на Сирию. Тем временем советское вовлечение в кризис начало усиливаться, советские субмарины начали контролировать районы около израильских портов. С 16 октября все советские военные корабли в Средиземном море были переведены в состояние полной боевой готовности и находились в готовности к немедленному открытию огня и боевому использованию оружия. Поскольку израильские танки пересекли Суэцский канал 17 октября, предварительно планировалась высадка ограниченного десанта советской военно-морской пехоты на западном берегу канала, как это было в январе 1968 г., в ответ на израильскую попытку блокировать вход в Суэцкий канал. Но, в отличие от 1968 г., в районе не было подразделений советской морской пехоты. Отряд десантных кораблей (1 БДК и 6 СДК ) уже находился в Средиземном море, но на борту у него были грузы, а полк морской пехоты еще только готовился в Севастополе для переброски в Средиземное море. В сложившейся обстановке Главнокомандующий ВМФ приказал сформировать на каждом корабле 1 ранга (КР, БПК) по роте, а на каждом корабле 2 ранга (ЭМ, СКР) по взводу добровольцев. Каждый крейсер и БПК при нахождении на боевой службе имели подготовленные нештатные подразделения для действий в морском десанте на берегу. Подготовку они проходили в бригаде морской пехоты перед выходом на БС.

19 октября командующий 6-м флотом адмирал Дэниел Мурфи направил запрос адмиралу Волобуеву, заявив, что советские корабли нарушают соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море от 1972 г., нацеливая свое оружие и ракеты на американские морские суда. Штаб 5-й эскадры тоже заявлял, что американские реактивные самолеты и вертолеты выполняли аналогичные действия в нарушение соглашения. Но американцы подсуетились первыми, и советское Министерство иностранных дел получило официальную жалобу от американского Государственного департамента по этому поводу, а на 5-ю эскадру было послано распоряжение от руководителя ГШ ВМФ, чтобы командиры выполняли условия соглашения. Но это продолжалось непродолжительное время, так как ситуация вновь обострилась.

К этому времени поражение арабов было неизбежно. Когда перед израильскими танковыми колоннами открылся прямой путь на египетскую столицу, в стране началась паника. 19 октября и второй раз 21 октября Садат обратился к СССР, чтобы принять немедленные меры для установления перемирия. Совет Безопасности ООН разработал резолюцию №388, предусматривающую конец всем военным действиям. 22 октября СБ ООН принял резолюцию №338. С ней согласились Израиль и Египет. Казалось, что конфликт благополучно разрешен и можно переходить к переговорному процессу. Но находящийся на восточном берегу Суэцкого канала командующий 3-й египетской армией — полностью окруженной израильтянами — игнорируя распоряжения из Каира, сделал повторную попытку пробиться на свободу. Израиль немедленно воспользовался нарушением соглашения о прекращении огня и начал новое наступление.

В ночь с 24 на 25 октября Р. Никсону было направлено послание Л.И. Брежнева, в котором предлагалось, чтобы в Египет, для обеспечения выполнения резолюции СБ ООН о прекращении боевых действий, были направлены советские и американские воинские контингенты. В своих мемуарах А.Ф. Добрынин привел текст этого послания: «Мы вносим конкретное предложение — давайте вместе, СССР и США, срочно направим в Египет советские и американские воинские контингенты для обеспечения решений Совета Безопасности. Скажу прямо, если бы Вы не сочли возможным действовать с нами в этом вопросе, то мы были бы перед необходимостью срочно рассмотреть вопрос о принятии соответствующих шагов в одностороннем порядке. Допустить произвол со стороны Израиля мы не можем. У нас есть с Вами договоренность, которую мы высоко ценим, — действовать сообща. Давайте реализуем эту договоренность на конкретном примере в сложной ситуации. Это будет хороший пример наших согласованных действий в интересах мира».

В сообщении ясно давалось понять, что если Вашингтон отклонит предложение, Советский Союз оставляет за собой право одностороннего вмешательства. Сообщение особенно обеспокоило Вашингтон в свете увеличения советской деятельности в Средиземноморье. Для подкрепления слов делом, решено было провести в ЗакВО маневры с участием авиации, что не преминули отметить все зарубежные аналитики. Это действие рассматривалось ими исключительно как решимость СССР к отправке своих войск на Ближний Восток. Наряду с учениями были приведены в состояние повышенной боевой готовности некоторые советские части. Зарубежными исследователями они характеризуются как семь советских воздушно-десантных дивизий (около 50 тыс. человек). Однако по сведениям И. Глассмена, часть дивизий была приведена в состояние повышенной боеготовности еще 17-18 октября или же сразу с началом войны. Кроме того, отмечается тот факт, что советские самолеты, выполняющие рейсы по доставке военных грузов для Египта и Сирии, прекратили свои полеты и были возвращены на советские аэродромы. Из этого был сделан вывод, что эти самолеты предполагалось использовать для переброски советских войск на Ближний Восток. Но не отрицалась возможность, что самолеты были возвращены в связи с запланированным окончанием «воздушного моста». Советское руководство в какой-то мере достигло поставленной цели. В американских средствах массовой информации появились сообщения о готовящемся советском вторжении на Ближний Восток. Даже Госсекретарь США Г. Киссинджер, как писал А.Ф. Добрынин: «нервозно воспринял это послание» (имеется в виду послание Л.И. Брежнева к Р. Никсону).

Никоим образом на улучшение обстановки не подействовала и появившаяся 22 октября информация о том, что на советских транспортах, следующих в Египет, было зафиксировано радиоактивное излучение. Из этого был сделан вывод, что Советский Союз, возможно, направил в Египет ядерное орудие, а именно — ядерные боеголовки для ракет Р-17. Вероятность поставки ядерного оружия арабским странам была крайне мала. Советское руководство понимало, что подобный шаг, в случае его раскрытия, может серьезно осложнить взаимоотношения Советского Союза с другими странами. Кроме того, территория Израиля, по которой мог быть нанесен ядерный удар, невелика, и применение ядерных боеприпасов могло бы привести к заражению территорий соседних арабских государств. Соединенные Штаты также не обладали достоверной информацией. 21 ноября на пресс-конференции Г. Киссинджера ему был задан вопрос: «Было ли советское ядерное оружие в Египте?» Государственный секретарь ответил на это: «Мы точно не знаем. Советский Союз это отрицает. Но я повторяю, мы точно не знаем». В октябре 1973 года среди советских военных специалистов, работавших в Египте, ходили слухи, что в Египте привезены ядерные заряды из СССР. Подобные сообщения появлялись и в израильской печати. Однако ничего определенного по этому вопросу сказать нельзя. Советской стороной факт поставок ядерного оружия опровергался. Тем не менее известно, что с 6 по 9 октября сирийцы впервые выпустили по Израилю около 16 тактических ракет с обычными боеголовками, поставленных Советским Союзом и находившихся под советским контролем. И это могло быть намеком евреям воздержаться от применения ядерного оружия.
24 октября в 23 часа было собрано совещание ВГСД. На нем присутствовали: Государственный секретарь Г. Киссинджер, А. Хейг, Начальник Объединенного комитета начальников штабов адмирал Т. Мурер, Министр обороны Дж. Шлезинегр, Б. Скоукрофт и Директор ЦРУ У. Колби. Было принято решение о приведении обычных американских и ядерных сил в состояние повышенной боевой готовности по всему миру. Интересно, что это решение принималось без участия президента США Р. Никсона. Утром 25 октября, после ночной встречи кабинета, Р. Никсон сообщил, что предложение о посылке советских и американских воинских контингентов является неприемлемым в данных условиях. Для усиления своей позиции президент потребовал скорейшего перемещения АУГ во главе с авианосцем CV 67 «John F. Kennedy», все еще находящемся к западу от Гибралтара, и АУГ с авианосцем CV 42 «Franklin D. Roosevelt», чтобы присоединиться авианосцу CVA 62 «Independence» в восточном Средиземноморье. Распоряжения отдавались с целью усилить морскую поддержку и форсировать воздушные перевозки в Израиль. Тем не менее Вашингтон надавил на Израиль, и военные действия были остановлены. Планы советской десантной операции в районе Суэцкого канала были отозваны, как сообщают, в последнюю минуту. В течение полдня 25 октября СССР согласился на план перемирия, который должен был выполняться силами по поддержанию мира ООН и который исключил обе сверхдержавы.

21 декабря 1973 г. в Женеве начала работу мирная конференция по Ближнему Востоку. С 20 по 22 октября в Москве находился госсекретарь США Г. Киссинджер. В результате интенсивных переговоров был выработан проект резолюции по ближневосточному вопросу, которую 23 октября принял Совет Безопасности ООН. Она предусматривала немедленное прекращение огня и всех военных действий с остановкой войск на занимаемых ими на 22 октября позициях. Сторонам предлагалось начать переговоры с целью вывода израильских войск со всех захваченных с 1967 г. территорий. Египет и Сирия поддержали резолюцию. Однако начать войну оказалось гораздо легче, чем закончить. Только 18 января 1974 г. на 101-м километре шоссе Каир — Суэц, в присутствии американской делегации, египетские представители подписали с израильтянами соглашение о разъединении войск. В соответствии с ним израильские войска были выведены с западного берега Суэцкого канала и отведены на 32 километра в глубь Синайского полуострова, на линию перевалов Гидди и Митла. 31 мая 1974 г. состоялось подписание аналогичного соглашения, но уже при посредничестве СССР и США, между Сирией и Израилем. Израильтяне вывели свои войска с сирийской территории, захваченной в октябре 1973 г., а также из г. Эль-Кунейтра на Голанских высотах, при условии демилитаризации и размещения здесь войск ООН.

(Продолжение следует)

Другие материалы рубрики


  • Сорокалетие вооруженного конфликта на советско-китайской границе, отмечавшееся в 2009 году, к сожалению, не вызвало в постсоветском обществе всплеск интереса к этой трагической, славной и незаслуженно забытой странице отечественной истории. В какой-то мере осветить это «белое пятно» призвана эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • оздание 5-й эскадры началось с формирования командования. 27 июня 1967 г. по вызову с флотов в Москву прибыла группа офицеров и адмиралов (5 человек). Первыми офицерами управления, штаба и политотдела стали: командир эскадры контр-адмирал Борис Федорович Петров(с должности начальника кафедры тактики ВМФ Военно-морской академии), заместитель командира эскадры контр-адмирал Николай Федорович Рензаев (с должности командира дивизии атомных ПЛ СФ), заместитель командира эскадры по политчасти капитан 1 ранга Николай Никитович Журавков, начальник штаба контр-адмирал Виталий Васильевич Платонов и флагманский штурман эскадры — капитан 2 ранга Р.Зубков. 29 и 30-го июня все пятеро приняли участие в совещании по обмену опытом выполнения задач боевой службы, после чего убыли в Севастополь. Там началась разработка документов, регламентирующих деятельность соединения. В тесном контакте с офицерами штаба ЧФ (здесь следует отметить капитана 1 ранга Н.Музыченко и капитана 3 ранга Г.Синенкова) в течение двух суток был разработан план БС эскадры, а также диспозиция парада кораблей.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В то время 5-ой эскадрой ВМФ СССР с октября 1972 г. командовал вице-адмирал Евгений Иванович Волобуев, начальником штаба был контр-адмирал Александр Ушаков. В ее составе было более 50 судов, надводные корабли в основном из состава Черноморского флота, а подводные в основном из Северного флота. В соответствии с Директивой Главнокомандующего ВМФ от 18 октября 1972 г. Черноморскому флоту было предписано нести боевую службу в Средиземном море в составе Средиземноморской эскадры. На 30 сентября в Средиземном море на боевой службе находились: РКР пр.58 «Грозный», 3 БПК пр.61 «Проворный», «Красный Кавказ», «Скорый», 2 ЭМ пр.56 «Пламенный», «Напористый», 4 СКР, 2 ТЩ «Рулевой» (пр.266М) и МТ-219 (пр.266), 2 СДК пр.773 с ротой морской пехоты на борту.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6