Война Судного Дня и Пятая эскадра СССР. Часть 2

Ср, 05/27/2015 - 15:48

Организация слежения корабельных ударных групп 5-й эскадры ВМФ за АУГ и ДЕСО 6-го флота США в готовности нанесения по ним ударов по приказанию 6-16.10.1973г.

Дизель-электрическая, ракетная подводная лодка пр.651 швартуется к плавучей мастерской ПМ-138. Средиземное море, октябрь, 1973г.

Морской тральщик пр.266М

Средний десантный корабль СДК-137 пр.773 «Кировоград»

Иллюстрация варианта размещения КУГ

Советские подводные силы, вооруженные крылатыми ракетами, в период 6 — 16 октября предположительно были развернуты следующим образом. Одна ПЛАРК пр.675 маневрировала к юго-западу от о. Крит и держала под прицелом АУГ-3, вторая ПЛАРК пр.675 находилась к югу от о. Крит и была нацелена на АУГ-2, одна ПЛАРК пр.670 была южнее о. Крит у африканского побережья в заливе Мерса-матрух с целью возможного удара по АУГ-1. Кроме того, у побережья Сирии патрулировала дизельная ракетная ПЛ пр.651 Б-318 СФ. Так как старт 4 крылатых ракет П-6 с лодок проекта 651 производился из надводного положения, для нее предусматривался корабль прикрытия. Целеуказание подводные лодки получали от кораблей непосредственного слежения, входивших в КУГ и сопровождавших американские соединения, при этом удар с ПЛАРК планировался совместно с ударом ракетных кораблей сопровождения. И как показали проведенные в мае 1972 г. в Средиземном море совместные стрельбы РКР «Грозный» и ПЛАРК К-313 крылатыми ракетами, ударная группа в составе РКР пр.58 и ПЛАРК пр.670 способна была пуском 16 ракет в обычном снаряжении вывести из строя или даже уничтожить авианосец. Слабым звеном тогда оказалась выдача целеуказания подводной лодке при маневрировании авианосца на скоростях более 20 узлов. Но в ситуации октября 1973 г. американские авианосцы вынуждены были находиться в определенном районе и двигаться с небольшой скоростью.

Командиры наших корабельных групп мертвой хваткой вцепились в назначенные группировки противника. Попытки американских АУГ оторваться от кораблей слежения ни к чему не привели. Наши командиры, имея большой опыт слежения, держали под постоянным ударом главные цели — ударные авианосцы и десантные вертолетоносцы. Командиры КУГ строили боевые порядки своих кораблей с таким расчетом, чтобы с началом боевых действий максимально использовать имеющееся оружие по противнику и в то же время обеспечить собственную безопасность, организуя надежную противовоздушную, противолодочную, противокатерную и противоракетную оборону.

Расчеты боевых возможностей наших КУГ показывали, что ударные группы, имеющие в своем составе ракетные крейсера с крылатыми ракетами П-35 (КУГ-2 и КУГ-3), способны уничтожить авианосец. Ударные группы с артиллерийскими крейсерами (КУГ-1 и КУГ-4) способны вывести авианосец из строя, повредив его взлетную палубу и вызвав пожары на корабле. А морская ракетоносная авиация имела отличную возможность нанести завершающий удар по уже ослабленному противнику. При этом непосредственное слежение КУГ за авианосными ударными группами лишало американцев их основного преимущества внезапности по подъему авиации и усиливало наши боевые возможности при нанесении ударов по авианосцам.

Тем временем немного позже американцы устроили новое серьезное испытание нашей эскадре. Их ударные группы начали маневрирование на больших ходах 26-28 узлов для того, чтобы наши следящие КУГ израсходовали свои запасы топлива, а затем и запасы заправщиков — ведь на больших ходах расход топлива увеличивается вдвое, а то и втрое. Штабной пост материального снабжения под управлением заместителя командира эскадры по электромеханической части капитана 1 ранга Е.Фетюнина заранее переместил наши танкеры в восточную часть моря. Следя за маневрированием АУГ и прогнозируя их местонахождение, посылали танкер в предполагаемую точку для заправки кораблей КУГ. К работе этого штабного поста подключился заместитель начальника штаба эскадры капитан 1 ранга Е.Семенов. На посту продумали «челночный» метод пополнения горючего: танкер, у которого топлива оставалось меньше других, сливал остатки другому танкеру, а сам полным ходом направлялся в Союз, бункеровался и — немедленно назад. «Гонка» кораблей продолжалась почти полмесяца — и днем, и ночью, — но перебоев в снабжении не было. Хотя в отличие от НАТОвских танкеров, бункеровавшихся в портах Греции и Кипра, нашим приходилось преодолевать большие расстояния до портов Кавказа. В этой обстановке, дополняя военные заправщики, очень помогли три танкера-десятитысячника типа «Казбек», арендованные в Министерстве морского флота. Капитаны этих танкеров четко выполняли команды КП эскадры, их экипажи работали сноровисто и слаженно.

Через четыре дня после начала военных действий советские самолеты Ан-12 и Ан-22 начали совершать регулярные рейсы в Каир. За короткое время было сделано около 900 вылетов. На борту самолетов находились необходимые боеприпасы и военная техника. За пределами радиуса действия истребителей с аэродромов стран ОВД их прикрытие осуществляли корабли эскадры своими ЗРК. Согласно И.Глассмену: «К 12 октября воздушный мост достиг грандиозных размеров, от 60 до 90 советских самолетов в сутки прибывали на египетские и сирийские аэродромы» Б.Портер также отмечал возросшую активность полетов советских транспортных самолетов: «Вначале воздушный мост был весьма скромных размеров, но к 12 октября число самолетов резко возросло — факт, зарегистрированный авиадиспетчерами Белграда и Кипра. К полуночи 12 октября 18 самолетов в час пролетало мимо Кипра. Большую часть перевозок обеспечивали транспорты Ан-12 и Ан-22, но также были задействованы и Ил-62, Ил-18, Ту-154. Большие транспортные самолеты, по сообщениям, совершили 934 рейса, перевезя 12.5 тыс. тонн для арабов с 10 по 23 октября». Следует добавить, что в обратном направлении в Москву удалось вывезти захваченные на Синае новый американский танк М-60; английский «Centurion» модификации Mk.VII, модернизированный в Израиле и получивший название «Шот» («Кнут»), неофициально его называли «Бен-Гурион»; беспилотный самолет-разведчик производства США; оружие и боеприпасы, используемые израильтянами.

Другие материалы рубрики


  • оздание 5-й эскадры началось с формирования командования. 27 июня 1967 г. по вызову с флотов в Москву прибыла группа офицеров и адмиралов (5 человек). Первыми офицерами управления, штаба и политотдела стали: командир эскадры контр-адмирал Борис Федорович Петров(с должности начальника кафедры тактики ВМФ Военно-морской академии), заместитель командира эскадры контр-адмирал Николай Федорович Рензаев (с должности командира дивизии атомных ПЛ СФ), заместитель командира эскадры по политчасти капитан 1 ранга Николай Никитович Журавков, начальник штаба контр-адмирал Виталий Васильевич Платонов и флагманский штурман эскадры — капитан 2 ранга Р.Зубков. 29 и 30-го июня все пятеро приняли участие в совещании по обмену опытом выполнения задач боевой службы, после чего убыли в Севастополь. Там началась разработка документов, регламентирующих деятельность соединения. В тесном контакте с офицерами штаба ЧФ (здесь следует отметить капитана 1 ранга Н.Музыченко и капитана 3 ранга Г.Синенкова) в течение двух суток был разработан план БС эскадры, а также диспозиция парада кораблей.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В два часа пополудни 6 октября 1973 года, когда израильтяне отмечали Йом-Кипур, праздник Судного дня, воздух над Суэцким каналом разорвали залпы двух тысяч орудий и минометов. На евреев обрушился смерч стали и взрывчатки — совсем в духе русских артиллерийских бурь на Курской дуге. Оборона израильтян была буквально сметена с пути Египта, смешана с песком. Началось наступление египтян на оккупированный евреями Синайский полуостров — операция «Высокие минареты».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Сорокалетие вооруженного конфликта на советско-китайской границе, отмечавшееся в 2009 году, к сожалению, не вызвало в постсоветском обществе всплеск интереса к этой трагической, славной и незаслуженно забытой странице отечественной истории. В какой-то мере осветить это «белое пятно» призвана эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3