Война Судного Дня и Пятая эскадра СССР. Часть 3

Пнд, 06/01/2015 - 18:08

Типовой задачей КУГ и ПЛА, вооруженных противокорабельными ракетами, было слежение за авианосными группировками противника на дальности пуска. Обычно силы были распределены так, чтобы на каждый авианосец было нацелено не меньше, чем по тридцать ракет. Рядом с каждым авианосцем всегда находился корабль непосредственного слежения (КНС), который засекал каждый взлет американского палубного самолета и передавал эти данные на командный пункт. По информации от КНС постоянно, каждые шестьдесят минут, на все ударные корабли и лодки эскадры выдавались целеуказания по авианосцам НАТО: их местонахождение, курс и скорость. Таким образом, на их авианосцы всегда были нацелены наши ракеты. И наши корабли, конечно, тоже были на прицеле у американцев. При этом двадцать пять процентов, то есть каждая четвертая из наших ракет, были снаряжены ядерными боеприпасами. Так, например, на ПЛАРК пр.670 есть на лодке восемь ракет «Аметист», из них две с ЯБП. На РКР «Слава» пр.1164 — шестнадцать ракет «Базальт», из них четыре с ЯБП.

Расчеты показывали, что в те годы АУГ ВМС США была способна сбить двадцать две ракеты. Уже двадцать третью ракету авианосец ловит бортом. Двадцать четвертую опять могли сбить, но потом и три подряд пропустить и так далее. То есть при превышении двадцати двух ракет в одновременном залпе мы уже с высокой степенью вероятности поражали основную цель — авианосец. Но как вспоминает контр-адмирал Селиванов: «…я, честно говоря, никогда не верил, что американцы действительно смогут сбить все первые двадцать две ракеты. Уверен, что это число не превысило бы и десяти. Я много раз наблюдал боевую подготовку их зенитчиков. Они всегда стреляли только по парашютным целям. У нас это и за стрельбы-то не считалось, мы никогда по парашютным целям и не стреляли. Это же просто смех, поддавки! Мы всегда стреляли по практическим ракетам. Те, которые четко в тебя летят, на реальных скоростях, с разных направлений... При этом наши ракеты — умные, они, если встречают менее интересную цель, то пропускают ее, ищут что-нибудь покрупнее. Если на пути к авианосцу стоит эсминец, то ракета его с правого или с левого борта обойдет и полетит в ту цель, у которой отражающая поверхность больше, то есть найдет-таки авианосец. Причем точность наших ракет просто феноменальная. Я видел десятки учебных пусков ракет и почти всегда они попадали не просто в мишень, а еще и в геометрическую середину цели. …Так что мы своим оружием гордились, наше оружие уважали. Поэтому я уверен, что американцы в случае войны никогда бы наши двадцать две ракеты не сбили! А их, как я уже говорил, на каждую АУГ было минимум по тридцать!».

Особенно грозным оружием для географических условий Средиземноморья стали новейшие ПЛАРК пр.670 «Скат» (тип «Charlie I» по классификации НАТО) с ракетным комплексом «Аметист», а позже и ПЛАРК пр.670М «Скат-М» (по другим данным «Чайка», тип «Charlie II» по классификации НАТО) с более мощным и дальнобойным комплексом «Малахит». Появление в 70-х гг. новых ракетоносцев в составе советского флота заметно «усложнило жизнь» американским авианосным соединениям. Обладая меньшей шумностью, чем их предшественники — ПЛАРК пр.675, «Скаты» были значительно менее уязвимы для противолодочных средств противника, а подводный старт ракет делал применение их «главного калибра» значительно более эффективным. Относительно низкая дальность стрельбы комплексом «Аметист» требовала сближения с целью на дальность 60-80 км. Однако это имело и свои плюсы: малое подлетное время трансзвуковых маловысотных ракет делало организацию противодействия их удару из-под воды с «кинжальной» дистанции весьма проблематичным, а сравнительно малая дальность стрельбы позволяла ПЛАРК пр.670 осуществлять поиск цели и выполнять ракетную атаку, используя собственный ГАК, без получения целеуказания от внешних источников. Присутствие «Скатов» вызывало вполне обоснованное беспокойство американского командования, не имевшего в своем распоряжении сколько-нибудь надежных средств противодействия этой угрозе.

В случае возможного конфликта по целям в акватории Средиземного моря должны была работать и авиация Черноморского флота: 5-й гвардейский МРАП (аэродром Веселое, Ту-16К, позже Ту-22М3), 124-й МРАП (аэродром Гвардейское, Ту-16К), 943-й МРАП (аэродром Октябрьское, Ту-16К, позже Ту-22М3), а также другие части, вооруженные Ту-22 различных модификаций. Так, например, для нанесения ударов по авианосным группировкам 6-го флота США могли использоваться полки, вооруженные Ту-22К (а к началу 70-х гг. Ту-22 как боевой комплекс уже был доведен до высокой степени совершенства). Предполагалось, что, пройдя над территорией соцстран — союзников, самолеты выйдут к Балканам и далее в Средиземноморье. В операции по уничтожению авианосца должно было участвовать не менее четырех разведчиков Ту-22Р, до полка ракетоносцев Ту-22К и одна-две эскадрильи истребителей. Ту-22Р шли первыми. Их задача — из всех кораблей АУГ идентифицировать авианосец и сообщить его координаты ударной группе (при условии первого удара эту функцию может выполнить корабль непосредственного слежения). При подходе к кораблям одна пара Ту-22Р оставалась на высоте для постановки помех и ретрансляции развединформации, вторая — «падала» до высоты 100 м и прорывалась к АУГ на дальность визуального контакта — 10-15 км (а это вполне возможно при помощи истребителей прикрытия, тем более что возможности ПВО АУГ скорее всего будут ослаблены ударом кораблей 5-й эскадры, к тому же и их ЗРК тоже не будут стоять без дела). Как только авианосец обнаруживался, номер его «квадрата» сообщался ракетоносцам, которые производили пуски с рубежа около 300 км.

Другие материалы рубрики


  • В два часа пополудни 6 октября 1973 года, когда израильтяне отмечали Йом-Кипур, праздник Судного дня, воздух над Суэцким каналом разорвали залпы двух тысяч орудий и минометов. На евреев обрушился смерч стали и взрывчатки — совсем в духе русских артиллерийских бурь на Курской дуге. Оборона израильтян была буквально сметена с пути Египта, смешана с песком. Началось наступление египтян на оккупированный евреями Синайский полуостров — операция «Высокие минареты».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В то время 5-ой эскадрой ВМФ СССР с октября 1972 г. командовал вице-адмирал Евгений Иванович Волобуев, начальником штаба был контр-адмирал Александр Ушаков. В ее составе было более 50 судов, надводные корабли в основном из состава Черноморского флота, а подводные в основном из Северного флота. В соответствии с Директивой Главнокомандующего ВМФ от 18 октября 1972 г. Черноморскому флоту было предписано нести боевую службу в Средиземном море в составе Средиземноморской эскадры. На 30 сентября в Средиземном море на боевой службе находились: РКР пр.58 «Грозный», 3 БПК пр.61 «Проворный», «Красный Кавказ», «Скорый», 2 ЭМ пр.56 «Пламенный», «Напористый», 4 СКР, 2 ТЩ «Рулевой» (пр.266М) и МТ-219 (пр.266), 2 СДК пр.773 с ротой морской пехоты на борту.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Сорокалетие вооруженного конфликта на советско-китайской границе, отмечавшееся в 2009 году, к сожалению, не вызвало в постсоветском обществе всплеск интереса к этой трагической, славной и незаслуженно забытой странице отечественной истории. В какой-то мере осветить это «белое пятно» призвана эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3