Выдающиеся женщины-математики

Пнд, 06/01/2015 - 17:01


Гипатия (Ипатия) Александрийская

ГИПАТИЯ (ИПАТИЯ) АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ (370 — 415 гг. н. э.)

История нашей следующей героини такая же мрачная, как и эпоха, в которой она произошла. Скажем сразу, не очень много достоверных сведений сохранила история о Гипатии Александрийской. Это женщина, чьих конкретных математических достижений я не смогу вам назвать, — до наших времен ее труды не сохранились.
Ее судьба в некотором смысле сложилась до рождения. И дело тут, конечно, не в том, что звезды так стали или добрая фея (в случае Гипатии уместнее сказать — злая фея) наколдовала. Причинами стали место и семья, в которой появилась Гипатия, а именно — она родилась в Александрии Египетской, в семье Теона. Александр Македонский, завоевав Египет, решил здесь построить своеобразный памятник своего величия, и в качестве памятника он решил основать город. Город он скромно назвал Александрия, а так как такие памятники он регулярно «ставил» и в других завоеванных землях, то, чтобы не путаться, стали добавлять, где именно находится та или иная Александрия. Александрия Египетская была не простым городом. Во-первых, строилась она строго по плану, улицы там были ровные и шли параллельно друг другу, было там много чего (например, одно из семи чудес света — Фаросский маяк), но самым славным местом была Александрийская библиотека. В ней были собраны все книги древности. Но за долгие годы она несколько раз страдала от пожаров и несколько раз восстанавливалась. В итоге она переехала в прекрасное место, храм Серапсиса — Серапиум. Возле библиотеки находился Мусейон, гордость Египта, — самая крупная научная школа. В этой школе жил и трудился математик и механик Теон, в семье которого в 370 г.н.э. (дата на самом деле неточная) родилась Гипатия. С детства она пристрастилась к занятию наукой. Изучала геометрию, любила с отцом наблюдать за звездами, сама мастерила приборы для наблюдений. Она была еще молодой, а у нее уже появились свои ученики.

Но времена были, к сожалению, неспокойными. За более чем полвека до этого император Феодосий объявил христианство официальной религией Римской империи. Теперь во всех землях происходил процесс жесточайшей и кровавейшей христианизации населения, которое неохотно бросало старую веру. Наряду с местной властью все сильнее проявляла себя власть религиозная. Религиозные фанатики кричали со всех углов о необходимости разрушить старые храмы и памятники, многие из которых являлись настоящими произведениями искусства. Но самыми страшными были покушения на науку. Так получилось, что новая эра сменяла старую не просто своим развитием и повсеместным распространением, но посредством тотального уничтожения своей предшественницы, из которой она, собственно, и произрастала.

Александрийский епископ Феофил вел последовательную и методичную политику по ликвидации языческих храмов. Серапиум тоже не давал покоя епископу, он настойчиво добивался у властей его уничтожения. И вот черный день настал. Толпа религиозных фанатиков ворвалась в Серапиум, круша все на своем пути. Мигом была разграблена сокровищница храма. Ученые взяли в руки оружие и стали оборонять вход в книгохранилище, но силы были неравными. Многие пали. Гипатия наблюдала все это из окна своей комнаты. Отец приказал двум рабам не выпускать ее, благодаря чему ей посчастливилось выжить. Александрийская библиотека вновь (как минимум в третий раз) была сожжена. Многие ученые тогда покинули Александрию и подались кто куда. Но Теон решил остаться. Жизнь продолжалась. Теон и Гипатия поселились в другом доме, продолжали преподавать математику, механику, философию, астрономию. Слава о Гипатии разошлась по всему свету. Многие добивались того, чтобы стать ее учениками. Считалось, что она лучше всех излагает философию. Многие видные деятели того времени в свое время были ее учениками. Осталось несколько ссылок на ее математические труды, современники очень похвально отзывались о них. Очевидно, за свою жизнь Гипатия написала немало книг, но до нашего времени ничего не сохранилось. Почему так произошло, мы укажем далее.
А тем временем Феофил старел. Епископство в те времена было должностью выборной (притом всенародно), однако еще при жизни Феофил объявил, что сделает все, чтобы его пост не попал в руки чужаку. Так и получилось — после его смерти путем вооруженного мятежа место епископа занял его племянник Кирилл.

Кирилл был достойным преемником своего дяди. Он активно продолжил начинания Феофила в борьбе с язычниками и также всячески старался упрочить религиозную власть. К этому времени уже вышли указы императоров Феодосия Второго и Гонория, в соответствии с которыми математики должны были явиться к епископу, отречься от своих мыслей и публично спалить список своих заблуждений. Гипатию и ее школу эти указы каким-то чудом не коснулись.

Кирилл постепенно забирал власть у префекта Александрии, которого звали Орест. Умело используя радикально настроенных фанатиков, он разнообразными интригами окончательно запугал Ореста. Все это происходило в течение многих лет, на протяжении которых Гипатия выполняла клятву, которую она дала отцу: «не вмешиваться в дела церковные и государственные». Возможно, ее отец был прав, полагая, что в темные времена основная задача ученого — передать науку следующим поколениям. Но однажды Гипатия не выдержала и подвергла критике слова Кирилла, в которых он по-своему трактовал философов. По нашим меркам это чепуха, но в условиях все более усиливавшейся тирании этого терпеть не станут. Не стал терпеть и Кирилл. Гипатия со своей школой уже давно стала чуждым элементом в государстве, которое строили христианские лидеры того времени, но ее не трогали по трем причинам. Во-первых, это авторитет Гипатии — многие государственные мужи были ее учениками. Во-вторых, она никогда не вмешивалась в дела государства. В-третьих, у нее, возможно, была лучшая школа того времени — лучше, чем в Риме, — а это тешило самолюбие даже Кирилла, тоже, кстати, в прошлом ученика Гипатии. Но Гипатия неосторожно ступила на зыбкую почву политических дрязг и религиозных разборок.

Вот как А.Штекли описывает ее убийство: «Гипатия возвращалась домой в носилках. На одной из улиц, поблизости от церкви Кесарион, стоявшей у моря, дорогу ей вдруг преградили монахи. В мгновение ока по чьему-то сигналу на улицу высыпала толпа нитрийских пустынников и парабалан. Ими распоряжался чтец Петр. Гипатию подстерегли. Засада. Бесполезно кричать и звать на помощь. Она окружена стеной неумолимых врагов. В руках у них камни, палки, куски черепицы, острые раковины, подобранные на берегу. Ее стащили с носилок, швырнули на землю, поволокли к церкви. Там — в священнейшем для каждого христианина месте! — монахи, сорвав с нее одежды, принялись ее бить. Гипатию били нещадно, били с исступлением, били остервенелые фанатики, били, когда она давно уже была мертвой. Останки ее выволокли из церкви и потащили на площадь, где заранее был разожжен огромный костер».

Так в 415 г. не стало великого ученого, математика и философа, великой женщины. После этого было уничтожено все, что могло бы напоминать о Гипатии. Поэтому мы не имеем ее, возможно замечательных, трудов.

Другие материалы рубрики


  • Сегодня Украина представляет собой больную республику с непредсказуемым политическим курсом. Отсутствие национального единства, постоянная нестабильность и общий кризис человеческих отношений говорят о необходимости четкого определения духовных ориентиров украинского общества. Это возможно сделать только через конкретную декларацию — путем изменения государственной политической системы либо смены верхушки политической элиты.
    В последнее время у нас активно предлагается изменение государственного строя на парламентско-президентскую или даже монархическую форму правления. Однако имели ли место подобные прецеденты ранее на украинской почве?
    Не останавливаясь на государственном образовании в форме гетманата, традиционного для Украины ХVII-ХVIII вв., рассмотрим попытки создания монархического государства в нашей стране в XX веке.
    Не останавливаясь на государственном образовании в форме гетманата, традиционного для Украины ХVII-ХVIII вв., рассмотрим попытки создания монархического государства в нашей стране в XX веке.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Дело в том, что данная тема довольно близка мне, по крайней мере, ввиду двух причин. Во-первых, я сам уже давно интересуюсь феноменом креативности и возможностью ее применения в науке и технике. Во-вторых, мне довелось некоторое время сотрудничать в качестве тренера по креативности с одной крупной бизнес-структурой своего города, где я научился не только применять различные методы на практике, но и обучать этому других людей.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В годы Великой Отечественной войны в связи с мобилизацией всех сил и средств на нужды фронта количество выходящих в СССР периодических изданий повсеместно резко сократилось. Однако продолжали выходить все центральные, областные, районные газеты и малоформатные многотиражки на некоторых предприятиях, так что печатного слова в стране, в общем-то, меньше не стало. Не стало оно также ни более умным, ни более правдивым, зато его откровенно лживый характер стал виден буквально за версту…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • От чего зависит наше душевное спокойствие? В юности мы беззаботны и радостны, полны сил и энергии. Прожитые годы, перенесенные личные неудачи меняют наш характер: кто-то становится беспокойнее, кто-то уходит в себя, а кто-то бросается в «публичную жизнь». Но одновременно всех нас накрывает волна — перелом в общественной жизни, в случае с Россией — это смена общественной формации. Что же происходит с нашей психикой во время катаклизмов? Психическим здоровьем занимается психиатрия — отрасль медицины, которая тесно связана с философией, психологией, этикой, социологией, лингвистикой, биологией, генетикой и другими отраслями знаний.



  • Любой из нас с детства часто слышит, что высшее образование важно. Из-за чего складывается такое мнение? Все дело в том, что получение качественного образования дает высокий статус социальный, нормальную зарплату при трудоустройстве и интерес будущих работодателей. Помимо этого, обучение гарантирует развитие не просто профессиональных, но и личностных качеств.

    Каждый выпускник школы желает поступить в престижный ВУЗ, надеясь на будущие всевозможные привилегии. Это оправданно, так как образованные граждане мыслят гораздо глубже, чем те, кто решил ограничиться начальным или средним образованием.



  • ...Нежелание людей добровольно надевать ремни безопасности может быть вызвано осознанием предельно маленькой вероятности попадания в аварию с летальным исходом во время единственной поездки. Поскольку такие аварии случаются только один раз на несколько миллионов личных поездок, а приводящее к нетрудоспособности повреждение только один раз на сотню личных поездок, отказ надеть ремень безопасности может казаться вполне обоснованным. Однако такое решение выглядит менее здравым, если принять во внимание перспективу множественных поездок и рассмотреть существенную вероятность аварии в какой-либо из поездок. Так, в экспериментальном исследовании респондентам сообщалось, что за 50 лет вождения (около 40000 поездок) вероятность смерти увеличивается до 0,01, а вероятность получить, по крайне мере, одно приводящее к нетрудоспособности повреждение до 0,33. Участники эксперимента, рассмотрев эту перспективу длиною в жизнь, относились к ремням безопасности (и воздушным подушкам) более благосклонно, чем это делали люди, которых просили рассмотреть перспективу единичных поездок...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • «В антропологическом облике восточных славян отразилась вся сложность и многогранность этнической истории славян и их этногенеза».
    Этими словами Татьяна Алексеева заканчивает свое талантливое исследование «Этногенез восточных славян», вышедшее в свет более четверти века назад.
    Что, кратко говоря, имела в виду Алексеева в своем заключении? Очень просто: восточные славяне прошли сложный путь этнической истории, и его можно «прочитать» по их физическому облику. Перефразируя известные слова Льва Толстого, можно сказать, что в этнической истории восточных славян мы наблюдаем сходство несходного с историей ряда других этнических образований и несходство сходного.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...А дороги! Знаменитые римские дороги во многих частях Европы использовались по прямому назначению вплоть до начала XX века. Какую современную дорогу можно использовать... нет, даже не две тысячи лет, а хотя бы пару сотен? Хотя бы 20 лет без ремонта? Чтобы по достоинству оценить цифры, которые я приведу чуть ниже, нужно хорошо представлять себе, что за инженерное сооружение такое - римская дорога. Сначала - роется траншея глубиной примерно метр. Если почва некрепкая, заболоченная, в дно траншеи забиваются дубовые сваи. Края траншеи укрепляются каменными плитами. Затем, как в пироге, выкладываются разные слои - крупного камня, камня помельче, песка, снова камня, извести, черепичного порошка... "Слоеный пирог" заполняет всю вырытую траншею. Сегодня это называется дорожной подушкой. Сверху на подушку кладется собственно дорожное покрытие - каменные плиты, расположенные небольшой горкой, чтобы дождевая вода стекала с центра дороги в боковые дренажные канавы. На римские дороги расходовалось больше каменного материала, чем на дороги современные. На секунду напомню, что экскаваторов тогда не было. И камни обтесывали вручную.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...В начале XIX века А. С. Грибоедов показал горе от ума в нашем мире. В его сочинении непонятым и страдающим стал умный человек. За два столетия многое изменилось. Нынче эпитет "умный" - наиболее желанный и почетный для людей; а сам разум - признанный авторитет при решении любых проблем. Однако теперь он окончательно "с сердцем не в ладу". Утратив эту связь, человек многое потерял и в самом себе, но счастья не обрел. При всех внешних достижениях в опустошенном рационализмом внутреннем мире "умных" тревожно, тускло, убого. В итоге формула Грибоедова приобрела прямой смысл: всем людям горе от ума. Они увидели в нем земного Бога, а он оказался кесарем мира сего.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Для «большой» экономики важен наметившийся во второй половине 1990-х годов рост производства продуктов питания (хлеб, вода, мед, травы, сыр, вино, чай) под «церковной» маркой. Практически в каждой области на прилавках продовольственных магазинов можно найти «церковную» или «монастырскую» воду и мед, в крупных городах — церковные пекарни. Как правило, производители позиционируют не только их моральные («церковные»), но и материальные («экологичность») признаки. Фактически на наших глазах создается сектор «чистой» пищевой продукции, реальная роль церкви в котором ясна не вполне. Учитывая успех подобного рода продуктов в европейских странах, вполне возможно, что в России кампания борьбы за «чистоту» пищи будет иметь очевидный «православный» привкус.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6