Юлий Цезарь. Часть 1

Втр, 06/25/2013 - 15:57



Марк Лициний Красс
(Marcus Licinius Crassus)



Гай Юлий Цезарь принадлежит к тем редким избранникам истории, чей образ не тускнеет от времени, чья слава переживает века. Выдающийся полководец, не менее выдающийся государственный деятель, разносторонний гений — таков, как будто никем не оспариваемый, приговор ряда поколений. В обрамлении таких эпитетов, в блеске таких оценок Цезарь вошел в историю.

Советский историк С.Л. Утченко. «Юлий Цезарь», 1976г.

Действительно, римский диктатор Юлий Цезарь (12 июля 100 — 15 марта 44 г. до н.э.) стал одним из наиболее известных деятелей всемирной истории, чье имя обычно связывают с понятиями о великом человеке, полководце и политике. Военно-политическая и литературная деятельность Цезаря, его незаурядные способности, наконец, его яркая персона притягивали и притягивают историков. «[Цезарь] овладевает рукою пишущего и заставляет, как бы он ни торопился, задержать внимание на своей личности», — писал Веллей Патеркул, известный римский историк. С именем Цезаря связано много исторических мифов и анекдотов; легенда о Цезаре (правда, в сильно измененном виде) приводится, например, в «Сказании о великих князьях Владимирских Великой Руси» (начало XVI в.), в котором он представлен предтечей русских князей. Наконец, следует вспомнить, что русское слово «царь» и немецкое «кайзер», опять-таки, происходят от имени Caesar, т.е. диктатор стал олицетворением сильной власти.

Историческая роль Цезаря велика и многогранна. В данном исследовании автор хотел бы, опираясь на античные источники, представить основные этапы жизни и деятельности диктатора и по возможности дать им анализ. Для того чтобы отличить Цезаря-воина и Цезаря-диктатора от Цезаря-человека и собственно исторической личности, обе проблемы рассматриваются поочередно.

Историография

Общие оценки диктатора, данные ему исследователями, крайне противоречивы; это касается и оценок его «цивилизационной» роли. Достаточно привести несколько примеров.
Известный немецкий историк Теодор Моммзен (1817-1903) в своем труде «История Рима» создал образ гениального императора, «работника и творца», реформы которого спасли римскую и эллинскую «нации» и культуры от упадка. «Цельностью человеческой натуры Цезаря, — писал Моммзен, — объясняется и то, что он в высокой степени находился под влиянием времени и места; безотносительной человечности не существует, и живой человек не может не находиться под известным влиянием национальных отличий и определенного культурного движения. И Цезарь именно потому был цельным человеком, что он более, чем кто-либо, занял место в центре современных ему движений...». Кроме того, Моммзен считал, будто благодаря именно Цезарю началась активная романизация Запада.

Другой немецкий историк, Карл Вильгельм Нич, современник Моммзена, в свой «Истории Римской республики» оценивал деятельность Цезаря резко отрицательно, изображая его «гениально безнравственной личностью», которая погубила римский демократический строй.

Итальянский историк Гульельмо Ферреро (1871-1942) во 2 томе своего труда «Величие и падение Рима» изобразил Цезаря «создателем современной Европы»: «Он был действительно «роковым человеком» европейской истории», бессознательным орудием, которым пользовалась судьба для огромного дела». Ферреро считал Цезаря великим человеком, но неудачным политиком, который не смог создать прочный политический строй и погиб в результате своих просчетов. Главной заслугой диктатора, по мнению Ферреро, было завоевание Галлии.

В начале XX в. приобрели популярность теории о стремлении Цезаря основать в Риме эллинистическую монархию, о заимствовании им традиций греческого Востока. Одним из первых такую версию выдвинул известный немецкий антиковед Эдуард Мейер в своей популярной монографии «Монархия Цезаря и принципат Помпея» (1918). В числе других сторонником этой теории был французский историк Леон Омо, который в монографии «Август» (1933) проводил те же идеи, считая принципат Августа «латинской национальной реакцией против системы восточно-эллинистической монархии Цезаря».

Немецкий исследователь первой половины XX в. Эрнст Корнеманн в своей «Всемирной истории Средиземноморья от Филиппа II Македонского до Мухаммеда» (1948-1949) видел в Цезаре не только создателя римской монархии, но и сверхчеловека, который выполнил всемирно-историческую миссию по созданию Европы как цивилизации. Корнеманн был сторонником расистской теории, согласно которой культуртрегерскую роль играли три ветви «индогерманской расы» — иранцы, греки и римляне.

Американский историк А.Н. Шервин-Уайт в работе «Цезарь как империалист» (1957) полагал, что именно при Цезаре Рим из сюзерена приморских областей Средиземноморья превратился в великую континентальную империю; Цезарь выработал принципы управления завоеванными территориями и этим предопределил политику последующих правителей.

Другие материалы рубрики


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В Петербурге Василий Васильевич пробыл не долго. Решив свои дела, повстречался со Стасовым, тоже обратившим внимание на разительные перемены в поведении старого друга. «Он оставался у меня от 3 до 11 вечера, — сообщает Владимир Васильевич своей племяннице В.Д. Комаровой. — Был мил, умнее, любезен, все что угодно, но… прежнего Верещагина уже нет. Прежняя сила, гордость, взбалмошность, непреклонность — пропали. В сто раз мягче стал, многое стал спускать, стушевывать, прощать… Характер прежний и физиономия — сбавились!!!». А перед самым отъездом на Филиппины Верещагин молит Стасова принять на себя роль душеприказчика: «…прошу Вас позаботиться о том, чтобы в случае если умру, утону, буду застрелен и т.п., в возможно скором времени после моей смерти была устроена в Обществе поощрения художеств аукционная продажа моих картин и выручена возможно большая сумма денег моим «детишкам на молочишко». И это пишет человек незаурядной смелости, воли и твердости характера!

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают центра-лизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, прояв-лялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Когда Мэри Тюдор выходила замуж за своего возлюбленного, думала ли она о том, что королевская кровь, которая течет в ее жилах, принесет несчастье едва ли не всем ее потомкам? Вряд ли. Она любила, она была любима. Ей было не до раздумий — Мэри, наконец, получила от судьбы драгоценный подарок — возможность стать супругой того, к кому столько лет стремилось ее сердце. А даже если бы и задумалась, что с того? Ведь ее супруг был близким другом короля, а сама она — любимой его сестрой. Разве это не залог счастливого будущего детей, которые у них появятся? Но судьба распорядилась иначе.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • 7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ... Вернемся, однако, к главному герою нашей статьи. Говоря о деятельности Тотлебена в период между двумя войнами: 1854-1856 и 1877-1878 гг., необходимо, наверное, вспомнить о том, что этот период — время проведения весьма радикальной военной реформы, полностью изменившей принцип формирования российских вооруженных сил. Но, несмотря на занимаемый высокий пост, роль Эдуарда Ивановича в структурных, а не технических преобразованиях армии — весьма скромная. Он не слишком сочувствовал реформам, по мнению некоторых современников даже стремился их тормозить. Надо сказать, что многие талантливые русские военачальники были по своим убеждениям реакционерами...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4