Юлий Цезарь. Часть 1

Втр, 06/25/2013 - 15:57



Марк Лициний Красс
(Marcus Licinius Crassus)



Гай Юлий Цезарь принадлежит к тем редким избранникам истории, чей образ не тускнеет от времени, чья слава переживает века. Выдающийся полководец, не менее выдающийся государственный деятель, разносторонний гений — таков, как будто никем не оспариваемый, приговор ряда поколений. В обрамлении таких эпитетов, в блеске таких оценок Цезарь вошел в историю.

Советский историк С.Л. Утченко. «Юлий Цезарь», 1976г.

Действительно, римский диктатор Юлий Цезарь (12 июля 100 — 15 марта 44 г. до н.э.) стал одним из наиболее известных деятелей всемирной истории, чье имя обычно связывают с понятиями о великом человеке, полководце и политике. Военно-политическая и литературная деятельность Цезаря, его незаурядные способности, наконец, его яркая персона притягивали и притягивают историков. «[Цезарь] овладевает рукою пишущего и заставляет, как бы он ни торопился, задержать внимание на своей личности», — писал Веллей Патеркул, известный римский историк. С именем Цезаря связано много исторических мифов и анекдотов; легенда о Цезаре (правда, в сильно измененном виде) приводится, например, в «Сказании о великих князьях Владимирских Великой Руси» (начало XVI в.), в котором он представлен предтечей русских князей. Наконец, следует вспомнить, что русское слово «царь» и немецкое «кайзер», опять-таки, происходят от имени Caesar, т.е. диктатор стал олицетворением сильной власти.

Историческая роль Цезаря велика и многогранна. В данном исследовании автор хотел бы, опираясь на античные источники, представить основные этапы жизни и деятельности диктатора и по возможности дать им анализ. Для того чтобы отличить Цезаря-воина и Цезаря-диктатора от Цезаря-человека и собственно исторической личности, обе проблемы рассматриваются поочередно.

Историография

Общие оценки диктатора, данные ему исследователями, крайне противоречивы; это касается и оценок его «цивилизационной» роли. Достаточно привести несколько примеров.
Известный немецкий историк Теодор Моммзен (1817-1903) в своем труде «История Рима» создал образ гениального императора, «работника и творца», реформы которого спасли римскую и эллинскую «нации» и культуры от упадка. «Цельностью человеческой натуры Цезаря, — писал Моммзен, — объясняется и то, что он в высокой степени находился под влиянием времени и места; безотносительной человечности не существует, и живой человек не может не находиться под известным влиянием национальных отличий и определенного культурного движения. И Цезарь именно потому был цельным человеком, что он более, чем кто-либо, занял место в центре современных ему движений...». Кроме того, Моммзен считал, будто благодаря именно Цезарю началась активная романизация Запада.

Другой немецкий историк, Карл Вильгельм Нич, современник Моммзена, в свой «Истории Римской республики» оценивал деятельность Цезаря резко отрицательно, изображая его «гениально безнравственной личностью», которая погубила римский демократический строй.

Итальянский историк Гульельмо Ферреро (1871-1942) во 2 томе своего труда «Величие и падение Рима» изобразил Цезаря «создателем современной Европы»: «Он был действительно «роковым человеком» европейской истории», бессознательным орудием, которым пользовалась судьба для огромного дела». Ферреро считал Цезаря великим человеком, но неудачным политиком, который не смог создать прочный политический строй и погиб в результате своих просчетов. Главной заслугой диктатора, по мнению Ферреро, было завоевание Галлии.

В начале XX в. приобрели популярность теории о стремлении Цезаря основать в Риме эллинистическую монархию, о заимствовании им традиций греческого Востока. Одним из первых такую версию выдвинул известный немецкий антиковед Эдуард Мейер в своей популярной монографии «Монархия Цезаря и принципат Помпея» (1918). В числе других сторонником этой теории был французский историк Леон Омо, который в монографии «Август» (1933) проводил те же идеи, считая принципат Августа «латинской национальной реакцией против системы восточно-эллинистической монархии Цезаря».

Немецкий исследователь первой половины XX в. Эрнст Корнеманн в своей «Всемирной истории Средиземноморья от Филиппа II Македонского до Мухаммеда» (1948-1949) видел в Цезаре не только создателя римской монархии, но и сверхчеловека, который выполнил всемирно-историческую миссию по созданию Европы как цивилизации. Корнеманн был сторонником расистской теории, согласно которой культуртрегерскую роль играли три ветви «индогерманской расы» — иранцы, греки и римляне.

Американский историк А.Н. Шервин-Уайт в работе «Цезарь как империалист» (1957) полагал, что именно при Цезаре Рим из сюзерена приморских областей Средиземноморья превратился в великую континентальную империю; Цезарь выработал принципы управления завоеванными территориями и этим предопределил политику последующих правителей.

Другие материалы рубрики


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают центра-лизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, прояв-лялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...В марте 1937 г. Ландау переезжает в Москву, и здесь, в ИФП, он работает до конца своих дней. Первая научная работа, опубликованная Ландау после перехода в ИФП, была посвящена вопросам ядерной физики. Ландау, развивая идеи Бора, применил методы статистической физики к изучению тяжелых атомных ядер. Он получил количественные оценки для многих наблюдаемых величин, включая ширину ядерных уровней. Работа быстро стала классической в своей области...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Когда Мэри Тюдор выходила замуж за своего возлюбленного, думала ли она о том, что королевская кровь, которая течет в ее жилах, принесет несчастье едва ли не всем ее потомкам? Вряд ли. Она любила, она была любима. Ей было не до раздумий — Мэри, наконец, получила от судьбы драгоценный подарок — возможность стать супругой того, к кому столько лет стремилось ее сердце. А даже если бы и задумалась, что с того? Ведь ее супруг был близким другом короля, а сама она — любимой его сестрой. Разве это не залог счастливого будущего детей, которые у них появятся? Но судьба распорядилась иначе.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Величайший триумф небесной механики, каковым стало открытие Нептуна, неразрывно связан с именем Леверье.
    Однако историки науки часто умалчивают о том, что научная деятельность Урбена Леверье не всегда была столь безупречно успешной.
    История с открытием Нептуна, являясь самым ярким событием в жизни ученого, имеет и свое не столь триумфальное продолжение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3