Юлий Цезарь. Часть 1

Втр, 06/25/2013 - 15:57

Цезарь первым открыл для античного мира Британию, о которой до него ходили слухи как об острове огромных размеров. Диодор Сицилийский о покорении Британии говорит следующее: «В древности она оставалась неподверженной вражеским вторжениям: ни Дионис, ни Геракл и никто другой из героев не совершал против нее похода. В наши же времена Гай Цезарь, провозглашенный за свои деяния богом, впервые [из всех, чье имя] сохранилось в памяти [человеческой], захватил этот остров и, победив британцев в войне, заставил их платить установленную дань» («Истор. библиотека», V, 21, 2). Средневековый английский ученый и естествоиспытатель Роджер Бэкон (1214-1292) сообщает легенду об использовании Цезарем оптических приборов для осмотра Британии: «Полагают, что Цезарь с помощью больших зеркал с галльского берега мог видеть расположение лагерей и городов Британии...». Цезарь два раза (в 55 и 54 гг.) вторгался на остров, победил главнокомандующего британских племен Кассивелауна и номинально подчинил бриттов Риму.
Опыт галльских войн помог Цезарю сделать существенный вклад в развитие военного искусства. Историк Николай Дамасский в «Жизни Цезаря» (XXII, 80) сообщает, что он участвовал в 320 битвах в Европе и Азии. Военные операции Цезаря подробно характеризуются в «Стратегемах» Фронтина (I в. н.э.) и Полиэна (II в. н.э.) — лучших античных энциклопедиях военного искусства. Одной из главных военных заслуг Цезаря стало создание резерва и разработка принципов его использования. Ф. Энгельс писал по этому поводу: «Цезарь для боя строил армию обыкновенно в три линии: четыре когорты каждого легиона стояли в первой линии и по три когорты во второй и третьей линиях... Третья линия составляла общий резерв для решительных маневров против фронта или фланга противника и для отражения решающего удара» (Избр. воен. произв. — М., 1956. — С. 153). Цезарю были свойственны быстрота переходов и стремительность нападения, рискованные поступки. Несмотря на слабое здоровье, Цезарь упорно переносил военные тяготы. Известным военным приемом Цезаря был следующий: он приказывал не закалять на огне наконечники копий: попав в щит врага, они загибались и затрудняли ему защиту. Некоторые авторы (американский историк П. Кафф), однако, полагают, что как полководец Цезарь допускал тактические просчеты, поэтому на первый план следует выдвигать его способности политического лидера и организатора. Как бы там ни было, но военное искусство Цезаря вплоть до XIX в. тщательно изучалось полководцами и военными историками. Поклонниками стратегии и тактики Цезаря были Наполеон Бонапарт и его племянник Наполеон III, написавший в 1860-е трехтомную «Историю Юлия Цезаря», популярный в XIX в. исторический труд. «Записки» Цезаря и его военный опыт изучал известный советский полководец, маршал г. К. Жуков,

С завоеванием Запада связано создание знаменитых «Записок о галльской войне», которые стали классикой военно-мемуарного жанра. «Записки» были написаны Цезарем с целью подчеркнуть свои заслуги и оправдать все свои действия, поэтому некоторые авторы воспринимают их как фальсификацию. Однако чрезмерное недоверие «Запискам» вряд ли имеет серьезные основания, так как крайняя тенденциозность Цезаря была бы только на руку его противникам. Тем не менее, Цезарь всегда подчеркивает превосходство римской доблести (virtue) над галльской, хотя отмечает и храбрость галлов, их стремление к свободе и изобретательность.

Военные заслуги Цезаря в 50-е годы до н.э. позитивно повлияли на его репутацию в Риме. Его политический противник Цицерон в одной из официальных речей признает: «Могу ли я быть врагом тому, чьи письма, молва о нем и курьеры всякий день радуют слух мой не слыханными доселе названиями племен, народностей и местностей?» («О консульских провинциях», 22). «Некогда ... природа укрепила Италию Альпами; ведь если бы доступ в нее был открыт полчищам диких галлов, этому городу [Риму] никогда не довелось бы стать оплотом и местопребыванием верховной власти. Теперь же Альпы могут опуститься! Ведь по ту сторону высоких гор, вплоть до Океана, уже нет ничего такого, чего Италии следовало бы бояться» (там же, 34). С галльскими походами Цезаря были связаны еще некоторые мини-открытия. По словам его биографа Светония (56, 6), Цезарь, составляя отчеты сенату, первым стал придавать им вид книги со страницами, тогда как ранее консулы и военачальники писали их на листах сверху донизу. Римский архитектор Витрувий в своем известном трактате «Об архитектуре» (П, 9,14-16) сообщает, что во время боевых действий в Альпах Цезарь открыл для римлян лиственницу, из которой галлы строили свои крепости. Во время второго похода в Германию (54 г.) Цезарем были открыты такие диковинные для римлян виды животных, как большерогий олень («бык с видом оленя»), лоси и зубры.

Римское завоевание стоило Галлии огромных потерь — Цезарь был завоевателем не только великим, но и кровавым. По Плутарху (гл.15), за десять лет галльской кампании более 1 млн. человек было убито и еще около 1 млн. захвачено в плен и, следовательно, продано в рабство. Известно, что своим солдатам Цезарь дарил по рабу. С самого начала галльской войны Цезарь стремился подчеркнуть свою природную мягкость и доступность для просьб, но вместе с тем применял и жестокость. Например, в 51 г., когда Галлия была почти завоевана, Цезарь сурово расправился с племенем кадурков после взятия их столицы Укселлодуна: хотя защитники города сдались в плен, победитель приказал отрубить им руки и отпустить их, стремясь этой мерой навести страх на всех галлов. При этом в «Записках о галльской войне» (VIII, 44) сказано: «Цезарь знал, что мягкость его всем известна», и поэтому не боялся испортить свою «человеколюбивую» репутацию.

Другие материалы рубрики


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В Петербурге Василий Васильевич пробыл не долго. Решив свои дела, повстречался со Стасовым, тоже обратившим внимание на разительные перемены в поведении старого друга. «Он оставался у меня от 3 до 11 вечера, — сообщает Владимир Васильевич своей племяннице В.Д. Комаровой. — Был мил, умнее, любезен, все что угодно, но… прежнего Верещагина уже нет. Прежняя сила, гордость, взбалмошность, непреклонность — пропали. В сто раз мягче стал, многое стал спускать, стушевывать, прощать… Характер прежний и физиономия — сбавились!!!». А перед самым отъездом на Филиппины Верещагин молит Стасова принять на себя роль душеприказчика: «…прошу Вас позаботиться о том, чтобы в случае если умру, утону, буду застрелен и т.п., в возможно скором времени после моей смерти была устроена в Обществе поощрения художеств аукционная продажа моих картин и выручена возможно большая сумма денег моим «детишкам на молочишко». И это пишет человек незаурядной смелости, воли и твердости характера!

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Иван Грозный был женат 7 раз. Для православного монарха это беспрецедентный рекорд. Также, как указывают источники, он, кроме «официальных» жен, имел множество наложниц, устраивал пьяные оргии.
    Судьба его жен поистине трагична. Мария Темрюковна, Марфа Собакина, Анна Васильчикова умерли от «таинственных» болезней. Еще двух жен, заподозренных в измене, пытали с целью вырвать признательные показания, а затем жестоко казнили. Мария Долгорукая прилюдно была утоплена в ледяной проруби, а Василису Мелентьеву, обвязанную веревками и с плотно заткнутым ртом, но еще живую, похоронили. Официально она считалась сосланной в монастырь. «Повезло» лишь Анне Колтовской, которую царь заключил в монастырь, где она прожила более 50 лет.
    Последней женой Ивана Грозного была Мария Нагая. Она и «впрямь была царицей. Высока, стройна, бела и умом и всем взяла». Настоящая русская красавица: большие, выразительные глаза, густая коса ниже пояса. Тем не менее и она скоро стала ненавистна царю, несмотря на то, что родила ему сына, впоследствии печально известного царевича Дмитрия.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4