Юлий Цезарь. Часть 1

Втр, 06/25/2013 - 15:57

Светоний (24, 3) сообщает, что, став наместником Галлии, Цезарь «не упускал ни одного случая для войны, даже для несправедливой или опасной, и первым нападал как на союзные племена, так и на враждебные и дикие, так что сенат однажды даже постановил направить комиссию для расследования положения в Галлии, а некоторые прямо предлагали выдать его неприятелю». Светонию вторит Дион Кассий (Х1Л, 20): «... Все войны, которые он вел, за исключением немногих, он прекращал по собственному усмотрению». «В Галлии, — продолжает Светоний (54, 2), — он опустошал капища и храмы богов, полные приношений, и разорял города чаще ради добычи, чем в наказание. Оттого у него и оказалось столько золота, что он распродавал его по Италии и провинциям на вес, по три тысячи сестерциев за фунт».

Гражданская война

Победы Цезаря на Севере привели к тому, что его слава сравнялась со славой побед Помпея. После того как в 54 г. умерла дочь Цезаря Юлия, супруга Помпея, а в 53 г. в неудачном походе против парфян погиб Красс, сотрудничество между Цезарем и Помпеем кончилось. Триумвират и ранее сохранялся только постольку, поскольку отвечал временным интересам его участников; в 56 г., чтобы не допустить развала «союза трех», Цезарь созвал Помпея и Красса со сторонниками в галльский город Луку, где были по-новому распределены сферы влияния. После гибели Красса, который играл роль «третьей силы», Помпей в 52 г. стал единоличным консулом (consul sine collega), заключив союз с сенатской олигархией против Цезаря. В 51-50 гг. состоялся окончательный разрыв двух старых союзников. Итогом всех противоречий стала гражданская война 49-45 гг., в ходе которой Цезарь разбил легионы Помпея (Фарсальcкая битва 9 августа 48 г.), а в 46-45 гг. разгромил его союзников-республиканцев в Африке и Испании. Помпей, стремясь найти помощь у своих египетских союзников, был предательски убит ими. Таким образом, Цезарь вторым после диктатора Суллы (82-79 гг.) установил в Риме авторитарную форму правления.

Параллельно с гражданской, Цезарь вел еще несколько войн. Преследуя Помпея, он прибыл в Египет, где был втянут в династические распри и вел т.н. Александрийскую войну (конец 48 -начало 47 гг.), в результате которой назначил царицей Египта свою ставленницу Клеопатру. Во время этой войны Цезарь «прославился» тем, что, приказав поджечь египетский флот, он уничтожил знаменитую Александрийскую библиотеку, в которой хранилось около 700 тысяч томов. Летом 47 г. в битве при г. Зеле в Малой Азии он разбил понтийского царя Фарнака, который претендовал на римские владения. Кроме того, военачальники Цезаря вели еще несколько локальных войн в римских провинциях (в Сирии, Иллирии, Испании).

В гражданской войне 49-45 гг. боролись три тенденции: 1) открыто авторитарная — в лице Цезаря; 2) консервативно-республиканская, которую представляла сенатская олигархия; и 3) «принципат» Помпея, который в своих абсолютистских стремлениях не был так резок, как Цезарь, и делал ставку на сотрудничество с республиканскими кругами, пытаясь с их помощью приобрести верховную власть. Роковой просчет Помпея состоял в том, что, пытаясь, как и Цезарь, установить в Риме единоличную власть, Помпей избрал своими союзниками тех, кто был главным врагом такой формы правления. Именно тактический характер союза Помпея и республиканцев делал его непрочным, что и привело к Фарсальскому разгрому и вообще поражению в войне. Как правильно заметил один историк Ван Оотегем («Помпей Великий, строитель империи», 1957), Цезарь опирался на популяров, и они выдвинули его, тогда как Помпей «не принадлежал ни к какой партии: ни к партии популяров, ни аристократов, и он стал жертвой этой беспартийности». Аналогичное мнение высказал и известный российский историк античности М.И. Ростовцев.

Цезарь стал победителем в гражданской войне главным образом благодаря тому, что опирался на наемную армию как на главное орудие военного переворота и создал достаточно сильную социальную опору, умело играя на противоречиях различных социальных групп. Немаловажную роль при этом играла его идеологическая пропаганда. В самом начале войны Цезарь объявил: «Не для злодейств я выступил из Провинции, но с тем, дабы защититься от издевательств врагов, чтобы ... освободить и себя, и народ римский от гнета клики олигархов» («Гражд. война», 1,22). «Моя цель, — декларировал Цезарь, — превзойти всех своей справедливостью и гуманностью, как ранее я старался превзойти всех своими воинскими подвигами»
(там же, I, 32). Избрав своим лозунгом «милосердие» (clementia) и проводя политику прощения политических противников, Цезарь переиграл Помпея и республиканцев. Еще в 49 г. Цицерон писал в одном из своих писем: «Клянусь, если он никого не казнит и ни у кого ничего не отнимет, то те, кто его чрезвычайно боятся, будут чрезвычайно любить его» («К Аттику», VIII, 13,1). Таким образом, Цезарь победил потому, что был сильнее и дальновиднее.

Другие материалы рубрики


  • ...Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают центра-лизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, прояв-лялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Иван Грозный был женат 7 раз. Для православного монарха это беспрецедентный рекорд. Также, как указывают источники, он, кроме «официальных» жен, имел множество наложниц, устраивал пьяные оргии.
    Судьба его жен поистине трагична. Мария Темрюковна, Марфа Собакина, Анна Васильчикова умерли от «таинственных» болезней. Еще двух жен, заподозренных в измене, пытали с целью вырвать признательные показания, а затем жестоко казнили. Мария Долгорукая прилюдно была утоплена в ледяной проруби, а Василису Мелентьеву, обвязанную веревками и с плотно заткнутым ртом, но еще живую, похоронили. Официально она считалась сосланной в монастырь. «Повезло» лишь Анне Колтовской, которую царь заключил в монастырь, где она прожила более 50 лет.
    Последней женой Ивана Грозного была Мария Нагая. Она и «впрямь была царицей. Высока, стройна, бела и умом и всем взяла». Настоящая русская красавица: большие, выразительные глаза, густая коса ниже пояса. Тем не менее и она скоро стала ненавистна царю, несмотря на то, что родила ему сына, впоследствии печально известного царевича Дмитрия.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4