Юлий Цезарь. Часть 1

Втр, 06/25/2013 - 15:57

Диктатура Цезаря

Победив своих противников, Цезарь, по словам Агашана (II,106), «внушил к себе такой страх и славу о себе, какую не имел никогда никто до него. Вот отчего и угождали ему так чрезмерно, и были оказаны ему все почести, даже сверхчеловеческие...». Правление Цезаря (49-44 гг.) стало важным этапом в римской истории и обеспечило переход от республиканской к имперской форме правления. Следуя по стопам Суллы, Цезарь создал режим, который представлял собой первую, специфическую форму римской военной монархии, переходную форму власти, которая имела черты как республики, так и империи, но не являлась в чистом виде ни тем, ни другим. Ведущую роль в функционировании этого режима играл его глава — военно-политический лидер, чрезвычайные полномочия которого подчеркивали его необычный статус, а многочисленные почести имели целью идеологическое и религиозное обоснования его права на верховную власть. «Первому в государстве человеку, — писал историк Луций Флор (IV, 2,91), — были дарованы все почести: его статуи вокруг храмов, в театре, диадема в виде лучей, кресло в курии, дом с фронтоном, месяц в календаре, звание отца отечества, пожизненного диктатора...». Это была настоящая военная диктатура, облаченная в республиканскую оболочку. Не только плебс, но и сенат зависел от Цезаря и вынужден был считаться с ним. Кассий Дион (Х1Л, 20) сообщает об этом: «И все прочее мог он иметь, не считаясь с их волей, однако им хотелось казаться еще полноправными и независимыми гражданами, и все это они предоставили ему голосованием. Он получил то, что не было позволено никому». Главной опорой нового режима была наемная армия, но Цезарь старался представить себя демократическим деятелем и придать своей диктатуре популярный характер, что проявилось в его политике социального лавирования и заигрывания с народными массами. Стремясь установить сотрудничество со всеми основными слоями римского общества, Цезарь всегда старался казаться демократическим деятелем, хотя, понятно, не исполнил многие свои обещания. Феномен Цезаря в том, что он установил авторитарный строй, но в рамках республики, стал пожизненным диктатором (dictator perpetuus) и даже богом, «Юпитером Юлием» (Дион, ХНУ, 6), но сохранил ореол народного покровителя. После убийства Цезаря в Риме началось анархическое народное движение, которое носило характер борьбы с плутократией, но проходило под лозунгом мести за Цезаря. По свидетельству Светония (гл.88), после смерти он был окончательно «сопричтен к богам не только словами указов, но и внутренним чувством толпы».

Недооценка Цезарем опасности со стороны консервативных сенатских кругов, недостаточная прочность его социальной опоры, находящейся еще в стадии формирования, определенные политические просчеты привели к убийству диктатора (15 марта 44 г.) и падению его режима. Простив многих своих противников и доверив им ответственные посты, Цезарь сам создал условия для формирования республиканской оппозиции, которая в итоге осуществила его убийство; в этом был главный просчет политики «милосердия». Выдающийся английский историософ Арнольд Джозеф Тойнби в своем знаменитом труде «Постижение истории» (1934-1961) дал этой проблеме следующий комментарий: «Убийство приемного отца Октавиана Гая Юлия Цезаря показало, что диктаторский режим, даже если он необходим и своевременен, не может обеспечить безопасность государственному деятелю, способному пойти на преступное насилие в попытках претворить свою идею в жизнь. Признание Римом необходимости диктаторской власти означало бы крушение того класса, в чьих руках последние два столетия была сконцентрирована государственная власть. Судьба диктатора показала, что невозможно было принудить римскую аристократию признать неизбежность такого пути. Приемный сын Цезаря Октавиан не обладал гением диктатора-бога, но у него была великолепная способность извлекать пользу из опыта» (цитируется по сборнику: Постижение истории. — М., 1991. — С .417-418).

Республиканцы обвиняли Цезаря в стремлении к царской власти, и античные историки подхватили эту тенденцию. Как показал обзор историографии, и некоторые современные историки высказывают аналогичные мнения. Однако исторические факты свидетельствуют, что Цезарь не имел необходимости в царском венце, так как это могло нанести значительный ущерб его власти, сводило на нет его демократическую агитацию, размывало его социальную опору, наконец, дестабилизировало политическую обстановку в Риме, что никак не увязывается с реформами Цезаря, направленными как раз на выход из кризиса, который в 40-е годы охватил Рим. 15 февраля 44 г. Цезарь официально отверг царский венец, который ему предлагали перед народом, сказав при этом: «В Риме один только царь — Юпитер» (Алл., П, 109; Дион, ХLIV, 11; Плут., 61; Свет., 79, 2). Более того, диктатор приказал сделать в капитолийских фастах специальную запись, которая гласила, что ему предлагали царскую власть, но он отверг ее (Цицерон, Филиппики. II, 87). Зафиксировав отказ от царской власти в анналах, Цезарь, следовательно, тем самым стремился предупредить подобные обвинения в будущем. Как правильно заметил английский историк Рональд Сайм («Римская революция», 1939), диктаторские полномочия вполне обеспечивали реализацию политической программы Цезаря, поэтому в царском титуле не было никакой необходимости. Таким образом, стремление Цезаря к царскому венцу — не более чем инсинуация его противников. Римская аристократия с первых лет существования республики обвиняла своих политических противников в монархических устремлениях, и подобная практика была традиционной. Так что случай с Цезарем не стал исключением.

В период своей диктатуры Цезарь осуществил много преобразований, однако в данном случае представляют интерес наиболее важные из них.
Самым долговечным нововведением Цезаря стала реформа календаря, проведенная в 46 г.: диктатор заменил римский лунный календарь, который отставал от реального хода солнца, эллинистическим солнечным календарем из 365 дней, который использовался вплоть до реформы папы Григория XIII в 1582 г. Вычисления для нового календаря произвел александрийский астроном Сосиген, который и был главным его создателем. «С этого года, так упорядоченного Юлием Цезарем, последующие на нашей памяти называются юлианскими, открываясь четвертым консульством Цезаря», — писал ученый III в. н.э. Цензорин в своем трактате «О дне рождения» (гл.20). — год вместо 10 состоял теперь из 12 месяцев, причем месяц квинтилий, в котором родился диктатор, был назван Юлием
(Свет., 40; Алл., II, 106).
(Окончание следует…)

Другие материалы рубрики


  • ...Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают центра-лизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, прояв-лялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • 7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3