Западная церковь в темные века

Чт, 02/19/2015 - 16:43


Папа Григорий Великий (540-604)

Аббатство Монте-Кассино — первый монастырь в Западной Европе. Из скромной горной обители с течением веков превратился в самый большой монастырь на Западе, в крупнейший религиозно-культурный центр с богатейшей библиотекой

Бенедикт Нурсийский (480? — 547) — родоначальник западного монашества, автор «устава св. Бенедикта»

Монах в скриптории

Средневековый скрипторий

В конце V в. н. э. Западная римская империя рухнула и началась эпоха, называемая Темными веками. Земли, входившие в состав империи, одну за другой захлестывали волны варварских нашествий. Рвались создаваемые столетиями экономические связи между провинциями, гибли люди, утрачивались технические знания. Знаменитые римские дороги, прежде содержавшиеся в безукоризненном порядке, зарастали травой. Случалось, все выжившее население некогда обширного города теперь могло укрыться от врагов за стенами одного-единственного городского сооружения — цирка или императорского дворца. Бывшая некогда сердцем великой империи Италия лежала в руинах и превратилась в периферию. «Что осталось еще в этом мире, что еще могло бы нравиться нам? Мы видим только печаль, мы слышим только воздыхания. Города разрушены, укрепления превращены в развалины, деревни опустошены, земля стала пустыней. И эти остатки населения постоянно побиваются бичами Божьими! Мы видим, что одних увлекли в неволю, другие изувечены, третьи убиты. До какого состояния доведен Рим, когда-то владыка мира! Он удручен горестями, покинут жителями, засыпан издевательствами, наполнен руинами. Где сенат? Где народ? Да что я говорю о людях? Сами здания рушатся, стены падают. Где те, кто радовался его славе? Где роскошь, где его гордость?». Эта горестная жалоба — отрывок из проповеди священнослужителя, ставшего в 590 г. папой Григорием I, получившим впоследствии эпитет Великий. Он стал одним из наиболее почитаемых деятелей католической церкви, заложив основы ее грядущего могущества, и в то же время был одним из тех, кого называли «последними римлянами».

Григорий происходил из богатой и уважаемой римской семьи Анициев. Его предки были сенаторами и заседали на Капитолийском холме, облаченные в тоги. Семья и в VI веке сохранила свое влияние. Будущий папа был хозяином обширных земельных владений в окрестностях Рима и, что особенно важно, в Сицилии, житнице Италии. Были среди его родственников и знаменитые клирики. Например, двоюродный дед также занимал в свое время папский престол.

До начала своего церковного служения Григорий сделал блестящую, насколько это было возможно в столь смутное время, светскую карьеру, и в 575 г. в возрасте 35 лет вступил в должность префекта Рима. Достигнув, таким образом, пика своих возможностей на данном поприще и при этом совершенно отчаявшись реально помочь бедствующим согражданам, он удалился от дел и создал в своем римском дворце монастырь, который посвятил святому Андрею. В этом монастыре он провел несколько лет и был рукоположен папой в диаконы. Одновременно он позаботился о создании еще шести монастырей на своих землях в Сицилии.

Некоторое время Григорий жил в монастыре святого Андрея и занимался лишь внутренними монастырскими делами. Но бегство от мира не удалось. Спустя несколько лет бывший префект направляется в Константинополь в качестве апокрисария, представителя папы при византийском дворе (на тот момент Италия номинально входила в состав Восточной римской империи). В должности апокрисария он оставался до 585 г., затем вновь возвратился в свой римский монастырь.

Следующие пять лет Григорий вел здесь жизнь доброго пастыря, занятого нуждами своей паствы. Во время постигшей в 590 г. Рим чумы он, чтобы поддержать моральный дух римлян, выступал с многочисленными проповедями и взял на себя руководство трехдневным церковным покаянием, организованным для спасения города от эпидемии. Легенда рассказывает, что на третий день покаяния, когда церковное шествие, возглавляемое Григорием, поравнялось с мавзолеем императора Адриана, над зданием появился архангел Михаил и у всех на глазах вложил в ножны свой меч. Это означало, что Бог принял покаяние римлян и чума закончилась.

После явления Михаила мавзолей Адриана, давно служивший военным укреплением, стал называться Замком Святого Ангела.

В последующие бурные годы замок нередко служил прибежищем папам, которые укрывались в нем то от разгневанной толпы, то от недовольной папами римской аристократии, то от войск германских императоров. На крыше замка поставили прекрасную скульптуру ангела, чтобы она напоминала о чуде.

Вернемся, однако, к Григорию. После описанного события в 590 г. он был единодушно избран папой, на смену умершего от чумы Пелагия II, и, в соответствии с обычаями того времени, утвержден в своей должности византийским императором.

Все это время Италия, формально считаясь территорией Византии, на самом деле была раздираема на части. Восточная римская империя переживала глубокий кризис, Константинополь уделял мало внимания окраинам, представитель императора, имевший своей резиденцией Равенну, был не в силах защитить Италию от наступавших на нее с севера лангобардов. Между Римом на западе и Равенной на востоке пролегла широкая полоса лангобардских владений.

Приняв сан римского епископа, Григорий I занялся укреплением бюрократического аппарата церкви, так называемой папской курии. В это время, а именно в 592 г., на Рим вновь двинулись лангобарды. Вечный Город был — в который уже раз — разрушен варварами, а экзарх, представитель византийского императора в Италии, не смог оказать сопротивления и предпочел отсидеться в Равенне. Лангобарды принялись разорять окрестности, в то время как официальная власть бездействовала. Некоторое время папа, как почтительный подданный императора, продолжал взывать к экзарху. Но, в конце концов, поведение последнего вызвало такое раздражение Григория, что он уже открыто писал одному восточному епископу, своему другу: «Его (экзарха) злоба хуже лангобардского оружия; с нами лучше обращаются враги, чем императорские чиновники, которые наносят нам массу беспокойства своими грабежами и обманами. Что за труд, что за горе — быть обремененным в одно и то же время заботами об епископах и прочем духовенстве, о монастырях и народе, зорко следить за врагами на случай их внезапных вторжений, и быть всегда на стороже против обманов и злобы управителей».

Труд этот, впрочем, оказался по плечу Григорию. Не дождавшись адекватных действий со стороны Константинополя и Равенны, он начал действовать сам, как независимый светский правитель Италии. В 593 г. папа провел переговоры с королем и королевой лангобардов и договорился с ними о выкупе, после внесения которого лангобарды должны были покинуть Рим и окрестности. Хотя результат переговоров должен был бы устраивать Византию, сам факт этих переговоров и та самостоятельность, которую проявил папа Григорий, не понравились в Константинополе. Но конфликт не принял острой формы, и обе стороны соблюдали должную почтительность друг к другу.

Вскоре, чтобы сгладить неприятное впечатление от событий 592–593 гг., византийцы начали войну против лангобардов. Война эта достигла противоположных результатов. Лангобарды ее выиграли, а папа выступил посредником при заключении перемирия. При этом он защищал интересы Италии так, как это делал бы на его месте суверенный правитель. Легко себе представить, как высоко поднялся в эти дни в глазах римлян моральный авторитет папы, их единственного защитника.

Григорий не остановился на достигнутом. Используя свой опыт крупного землевладельца, он принялся выводить Италию из того жесточайшего экономического кризиса, в котором она находилась. Для решения этой задачи он употреблял свои собственные средства. Доходы, которые приносили Григорию его земельные владения в Сицилии, были пущены на восстановление разоренной лангобардами Северной Италии.

Понятно, что как ни богат был папа Григорий, он не мог бы решить все проблемы Италии, затыкая дыры в ее разрушенной долгими войнами экономике средствами из собственного кармана. В конце концов, этим он мог заниматься и, возможно, занимался в должности римского префекта. Но теперь в его распоряжении находились также поместья, переданные церкви либо в дар, либо на условиях вассальной зависимости с целью получить от церкви хотя бы относительную безопасность. Положение церковных вассалов давало пусть не стопроцентную, но все же защиту от разграбления, по крайней мере, со времен папы Льва Великого, который дипломатическими средствами спас Рим от гуннов Атиллы и от полного разрушения вестготами в 410 году.

Церковные поместья располагались не только в Италии, но и в Сицилии, Галлии, Северной Африке, Иллирии и Далмации. Землевладелец и сын землевладельца, папа Григорий имел богатый опыт управления сельскохозяйственными имениями. Он постарался наладить церковное хозяйство наилучшим образом. Для управления самыми отдаленными поместьями папа посылал специально подготовленных для такой деятельности римских священников и затем требовал от них строгий отчет. Хорошо знакомый с нуждами крестьян, папа сам вникал во все детали хозяйственного управления. В числе принятых им мер было перенесение сроков уплаты крестьянами налога. Теперь налог выплачивался лишь после того, как крестьянин успевал продать плоды своих трудов, и ему не приходилось занимать деньги для его уплаты под высокие проценты.

Экономическая деятельность папы имела полный успех, в его распоряжении оказались значительные запасы зерна и других сельскохозяйственных продуктов. Это позволило создать в Италии так называемую диаконию, церковную службу милосердия. Во времена империи заботу о неимущих брало на себя государство. Оно обеспечивало хлебом тех граждан, которые не могли сами обеспечить себя. Теперь эти функции стала выполнять католическая церковь, что также, как и спасение от лангобардов, способствовало популярности папы как светского правителя. Сам папа ежедневно принимал у себя за обедом двенадцать бедняков и, упражняясь в смирении, прислуживал им за столом. Говорят, что однажды во время такой трапезы за столом оказалось тринадцать гостей, и тринадцатым был ангел.

Другие материалы рубрики


  • ...Самым крупным по численности и влиянию в настоящее время остается масонство США в составе 50 суверенных великих лож по штатам, округу Колумбия и отдельно для цветных — всего около 4 млн. членов. Их филиалы разбросаны по многим странам мира, особенно по Латинской Америке и Канаде. Активность находит заметное проявление в социальной сфере, поскольку при всех братствах имеются крупные фонды благотворительности и «бюджеты солидарности», что позволяет помогать адептам, оказавшимся в затруднительном положении, субсидировать больницы, дома престарелых для братьев и их жен, университеты, центры медицинских исследований. Ряд объединений занимаются международной деятельностью. К великим ложам примыкают многочисленные полузакрытые ордена.



  • Для исследования внутреннего развития и состояния православной церкви на данный момент важно понимание не только ее общехристианских этических и канонических основ и истоков, но также особенностей ее социально-экономического положения в определенные периоды.
    Ко времени официального принятия христианства в 988 г. и, следовательно, возникновения церковной организации, государство уже существовало на Руси в течение почти двух веков. Оно имело свою развитую систему княжеского управления и права и многовековые обычаи восточнославянской языческой культуры.
    В то время экономика Киевской Руси уже достигла сравнительно высокого уровня. Численность населения государства равнялась примерно 4-5 млн человек.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В своем «Отразительном письме о новоизобретенном пути самоубийственных смертей» инок Евфросин дал широко развернутую, написанную в ярком импрессионистском стиле картину деятельности и проповеди самосжигателей. Он отмечал часто нечестные и весьма предосудительные приемы проповедников самосжигания, не стеснявшихся ни в каких средствах для того, чтобы завлечь на костер гарей свои наивные и слабо разбиравшиеся в богословских вопросах жертвы. Евфросин заявлял, что самосожжение противно духу христианства. Он обильно цитировал Священное писание, святых отцов и доказывал, что православные христиане, идущие добровольно на гарь,— вовсе не святые мученики за веру, а просто не разбирающиеся в вопросах веры самоубийцы, а сами проповедники гарей — опасные грешники, ответственные за смерть и гибель душ своих несчастных последователей. Подводя итоги этим аргументам, Евфросин приходил к заключению, что, нарушая основные истины христианства и каноны церкви, самосжигатели автоматически лишались церковного благословения и отлучались от церкви.



  • ...Даже в XIX в. священников, порочащих свой сан, чиновники консистории могли посадить на цепь. Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случаев влекло за собой наказание с посажением на цепь – пьянство, соединенное с буйством. Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком – на год или два, или неопределенным – „до указа”, “ донеже в чуствие прийдет”. Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .



  • ...Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случав влекло за собой наказание с посажением на цепь — пьянство, соединенное с буйством.
    Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком — на год или два года, или неопределенным — «до указа», «донеже в чуствие прийдет». Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .
    Хронологически срок епитимьи был немного дольше, чем наказание гражданского суда. Особенно это касалось преступлений, совершенных «без злого умысла», к которым российское законодательство было очень гуманным...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4