Земля Санникова

Сб, 04/05/2014 - 19:56

Пролив Санникова — пролив между островами Котельный и Малый Ляховский (Новосибирские острова), соединяющий моря Лаптевых и Восточно-Сибирское. Длина 238 км. Ширина до 55 км. Глубина до 24 м. Весь год в проливе встречаются льды

Участники экспедиции Толля на борту шхуны «Заря». В верхнем ряду: третий слева над Толлем-Колчак(3). Второй ряд: Н.Н. Коломийцев, Ф.А. Матисен, Э.В. Толль, доктор экспедиции Г. Вальтер(7), астроном Ф. Зееберг(6), Бяльницкий(5).

Из-за тяжелой ледовой обстановки «Заря» не смогла подойти к острову Бенетта в назначенный срок и получила серьезные повреждения, делавшие невозможным дальнейшее плавание. В сентябре 1902 года лейтенант Матисен был вынужден увести судно в бухту Тикси и выбросить на мель

Члены экспедиции Толля лейтенанты А.В.Колчак, Н.Н.Коломийцев, Ф.А.Матисен у борта шхуны «Заря»

Ледокольные пароходы «Таймыр» и «Вайгач»

В 1809 г. Яков Санников предложил свои услуги руководителю организованной правительством полярной экспедиции Матвею Геденштрому. В задачу экспедиции входило подробное исследование и описание островов Новосибирского архипелага. Задача была успешно выполнена, не в последнюю очередь — благодаря опытному промышленнику. После завершения экспедиции генерал-губернатор Сибири И.Б. Пестель (отец будущего декабриста) писал в отчете, направленном министру иностранных дел и коммерции Н.П. Румянцеву: «На всех сих землях леса стоячего не имеется; из зверей водятся белые медведи, серые и белые волки; оленей и песцов великое множество, также мышей бурых и белых; из птиц зимою находятся только белые куропатки, летом же, по описанию мещанина Санникова, очень много линяет там гусей, также уток, тупанов, куликов и прочей мелкой птицы бывает довольно. Земля сия, которую Геденштром объехал, названа им Новой Сибирью, а берег, где поставлен крест, Николаевским».

В ходе экспедиции Санников обследовал северный берег острова Котельный, самого отдаленного из крупных Новосибирских островов. Однажды, в редкую в этих краях ясную погоду, он увидел далеко на севере очертания гор. Очевидно, там находился еще один остров.

Море к северу от Котельного было сковано льдом, и Санников сделал попытку добраться до неведомой земли на нартах. Но путь ему преградила обширная полынья, которую путешественник не смог обойти и был вынужден вернуться. По убеждению Санникова, он не дошел до цели всего верст 20. Позже предпринимались и другие попытки исследовать соответствующий район Арктики. Время от времени кто-нибудь из путешественников замечал то характерную синеву на горизонте, говорящую о близости суши, то следы оленей, ушедших по льду на север. Но всегда на пути кораблей вставали сплошные ледяные поля, на пути собачьих упряжек — непреодолимые полыньи. Двигаться дальше мешали штормы и туманы. Казалось, этот участок океана заколдован. Прошло почти сто лет, и экспедицию на поиски таинственной, не дающейся в руки Земли Санникова снарядил известный ученый и путешественник барон Толль.

Эдуард Васильевич Толль, происходивший из старинного рода остзейских дворян, родился в 1858 г. в Ревеле (Таллин). Он получил образование на естественно-научном факультете знаменитого Дерптского университета. Его первая научная экспедиция была отнюдь не полярной. Толль посетил Африку и составил описание флоры, фауны и геологии Алжира и Балеарнских островов. Но потом его заинтересовала Сибирь и Арктика. В 1885 г. барон исследовал бассейн реки Яны, после чего отправился на Новосибирские острова. Здесь, изучая северное побережье Котельного, он, как и Санников, увидел в северо-западной части горизонта далекий берег — «ясные контуры четырех столовых гор с прилегающим к ним на востоке низким остроконечьем».

У Толля не было возможности тотчас двинуться на поиски таинственной земли. Завершив путешествие, он отправился в Петербург и занялся систематизацией собранных на Новосибирских островах материалов. Несколько лет Эдуард Васильевич посвятил теоретической научной работе, успел за это время жениться, затем возглавил экспедиции, изучавшии побережье Восточно-Сибирского моря и ряд сибирских рек. Но мысль о замеченном с Котельного неведомом береге не оставляла Толля. В 1899 г. он начал готовиться к новому путешествию.

В планы ученого входило изучение течений и островов Карского и Восточно-Сибирского морей, а также тщательное исследование участка океана севернее Новосибирских островов. Толль рассчитывал достичь неведомой суши, причем предполагал, что она может оказаться весьма обширной. В те не так уж и сильно отдаленные от нас времена об Арктике все еще знали очень мало, и правдоподобной казалась версия, что виденный Санниковым и Толлем берег является продолжением Американского континента. Согласно другой гипотезе, в районе северного полюса был расположен отдельный огромный остров, почти что материк — Арктида.

Толль очень серьезно подошел к подготовке экспедиции. Для плавания по ледовитым морям была специально заказана в Норвегии моторно-парусная шхуна-барк, получившая имя «Заря». Переоборудованием судна для полярного плавания заведовал известнейший кораблестроитель Колин Арчер, создатель знаменитого корабля «Фрам», на котором совершал свои плавания Фритьоф Нансен. Толль и Нансен, познакомившись на одной из научных конференций, стали близкими друзьями. Именно прославленный норвежский полярник порекомендовал Эдуарду Васильевичу обратиться к Арчеру.

В качестве специалиста по гидрографии на «Зарю» был приглашен двадцатишестилетний лейтенант Александр Колчак. Много лет спустя он расскажет историю своего назначения в экспедицию: «Когда я в 1899 году вернулся в Кронштадт, я встретился там с адмиралом Макаровым, который ходил на «Ермаке» в свою первую полярную экспедицию. Я просил взять меня с собой, но по служебным обстоятельствам он не мог этого сделать, и «Ермак» ушел без меня. Тогда я решил снова идти на Дальний Восток, полагая, что, может быть, мне удастся попасть в какую-нибудь экспедицию, — меня очень интересовала северная часть Тихого океана в гидрологическом отношении. В сентябре месяце я ушел на «Петропавловске» в Средиземное море, чтобы через Суэц пройти на Дальний Восток, и в сентябре прибыл в Пирей. Здесь я совершенно неожиданно для себя получил предложение барона Толля принять участие в организуемой Академией наук под его командованием северной полярной экспедиции, в качестве гидролога этой экспедиции. Мои работы и некоторые печатные труды обратили на себя внимание барона Толля. Я получил предложение через Академию наук участвовать в этой экспедиции». Барон не раскаялся в своем выборе: «Наш гидрограф Колчак — прекрасный специалист, преданный интересам экспедиции» — напишет он позже в своем дневнике. По инициативе Толля именем Колчака был назван остров, открытый во время плавания в Карском море. Позже из-за неудобных с политической точки зрения подробностей дальнейшей биографии гидрографа остров был переименован, но в 2005 г. ему вернули прежнее имя.

«Заря» вышла из Санкт-Петербурга 21 июня 1900 г. В тот день Эдуард Васильевич записал в своем дневнике: «Экспедиция, которую я так долго подготовлял, началась! Началась. Разве это подходящее слово? Когда же было начало? Было ли оно в 1886 году, когда я видел Землю Санникова, или в 1893 г., когда я на Новосибирском острове Котельном, мечтая о Земле Санникова, собирался отдаться своему желанию и достичь этой земли на собачьих упряжках? Было ли начало после опубликования моего плана в 1896 году, или когда я с судна «Ермак» подал рапорт великому князю Константину? Когда же было начало?». «Заря» вошла в Карское море в августе, месяце наиболее благоприятном для навигации в северных морях, так как лишь к концу лета обширные площади здесь очищаются от льда. На протяжении года Толль проводил исследования течений и островов. Первую зимовку полярники устроили на Таймыре, откуда барон послал членов экипажа в Петербург с первым академическим отчетом. В августе 1901 г. он принял решение идти к Земле Санникова. Плавание очень затрудняли постоянные туманы, но, по свидетельству товарищей Толля, они лишь укрепляли уверенность начальника экспедиции в существовании где-то поблизости суши. «Теперь совершенно ясно, что можно было десять раз пройти мимо Земли Санникова, не заметив ее», — говорил он команде. Значительное уменьшение глубины как будто бы говорило о близости суши, но 9 сентября «Заря», дойдя почти до 80 градуса северной широты, уперлась в полосу сплошных льдов и вынуждена была повернуть назад. Экипаж провел вторую зиму, исследуя Новосибирские острова.

Другие материалы рубрики


  • ...Кроме Мертвого Донца в дельте Дона существует еще четыре основных рукава: Переволока или Кривая Кутюрьма, Егурча, Каланча и Старый Дон. Существует еще множество более мелких проток, стариц и каналов, носящих названия: Городской, Терновский, Перебойный, Маслов, Егурочка, Азовский рукав, Казачий, Бирючье, Кривое, Мереновое, Донское и др. Знакомство с названиями проток сразу же вызывает вопрос: почему один из рукавов дельты назвали Донцом, а другой Доном?
    Может быть, участок реки между устьем современного Донца и Таганрогским заливом Азовского моря когда-то назвали Донцом, а Дон считался притоком Донца? Раз существует Мертвый Донец, то значит, в какой-то период существовал и живой. Такая возможность, несмотря на то, что Донец во много раз меньше Дона, не исключается.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5